ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№1 (214)
январь 2016

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 


«Наши кресты – только тень Его Креста»


На Ильинском кладбище в центре Хельсинки покоятся многие русские эмигранты, чьи могилы с православными крестами свидетельствуют о русской культуре на финской земле. На могиле Анны Александровны Танеевой-Вырубовой, любимой фрейлины и преданнейшей подруги последней Российской Императрицы-Мученицы, всегда горит свеча и лежат цветы. Здесь закончился Крестный путь женщины, о которой много расхожего говорили её современники и продолжают говорить потомки. «И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это - томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь», – вспомнились слова из книги Екклесиаста…

Кто же она – Анна Александровна Танеева-Вырубова?

Жизненный путь Анны Вырубовой – это история страдающей души: неудачное замужество, увечье, полученное в железнодорожной катастрофе, интриги, козни и потоки клеветы против неё и Государыни, аресты и ужасы тюремных заключений, скитание по чужим домам, бегство из советской России в Финляндию и, как итог смиренно перенесённых скорбей – когда «сердце полюбило страдания», принятие монашества с именем Мария.

Анна Александровна Вырубова, в девичестве Танеева, родилась во влиятельной семье чиновников-аристократов: мать являлась праправнучкой фельдмаршала Кутузова, относилась к числу Кавалерственных дам ордена Святой Екатерины Малого креста, прадед и дед Анны возглавляли 1 отделение Собственной Канцелярии Его Императорского Величества, а отец был управляющим всей Канцелярии.
О семье в своих воспоминаниях Вырубова написала так: «Несмотря на путешествия и полученное образование, больше всего нас, детей, всё-таки воспитали наши родители. Самым большим счастьем для нас было быть в их кругу, и они со своей стороны посвящали нам каждую свободную минуту. Под влиянием наших родителей из нас выросли люди, любящие искусство и всё красивое. Вера в Бога, посещение богослужений, безупречная жизнь, молитва были для нас опорой на жизненном пути».

Прочное положение семьи Танеевых при Императорском дворе позволили Анне оказаться среди «штатных» фрейлин, а личные душевные качества быстро сделали её любимицей Царской Семьи.

Когда Танеевой исполнилось 22 года, Императрица помогла подобрать Анне, как казалось многим, достойную партию – флотского лейтенанта Александра Васильевича Вырубова. Броненосец «Петропавловск», на котором нёс военную службу Вырубов, во время прорыва в блокированной гавани Порт-Артура подорвался на мине и затонул в считанные минуты. Среди немногих спасшихся оказался и будущий муж Анны Танеевой. Может быть, пережитый ужас и гибель товарищей послужили развитию тяжёлого психического заболевания у Вырубова: после свадьбы проявились его необузданная жестокость и агрессия, что впоследствии стало причиной развода.

После развода с мужем Анна Александровна, приняв предложение Государыни, вернулась на службу, где честно, бескорыстно и преданно прослужила Царской Семье 12 лет.

В начале Первой мировой войны Вырубова вместе с Государыней и её дочерьми жертвенно трудилась в больницах и военных госпиталях сестрой милосердия, участвовала во многих мероприятиях, направленных на оказание помощи солдатам-инвалидам, на деле исполняя заповедь Христа о любви к ближнему.

Бешеные вихри Февральской и Октябрьской революций, разрушая патриархальное русское сознание и сметая на своём пути устои старого мира, не могли не задеть жизни фрейлины Её Императорского Величества: сначала Временное правительство, а затем и большевики подвергли Вырубову арестам и допросам.

Участие в «царских оргиях», преступная связь с Распутиным, который, «манипулируя Вырубовой, управлял самой государыней, а следовательно – самим государем», заговор, шпионаж… – вот лишь малая часть мнимых «преступлений» Анны Александровны, разбираемых следственной комиссией.

Находясь в сырой камере, Вырубова, охваченная лихорадкой, голодная, почти каждое утро терявшая сознание, заболела воспалением лёгких, а солдаты, охранявшие арестантку, с особой жестокостью избивали и всячески издевались над ней. «...Чёрная, беспросветная скорбь и отчаяние. Боже, сколько издевательств и жестокостей! Но я прощала всем, стараясь быть терпеливой, т.к. не они меня повели на этот крест и не они создали клевету; но трудно прощать тем, кто из зависти сознательно лгал и мучил меня». В одиночной камере Трубецкого бастиона Петропавловской крепости она читала только Библию. Святое Писание помогало нести крест терпения.

«За отсутствием состава преступления» Вырубова была освобождена, а «буревестник революции» Максим Горький посоветовал истерзанной пытками женщине написать «правду об Их Величествах», написать воспоминания о Царской семье – для «примирения Царя с народом». Встреча Вырубовой с Горьким вызвала общественный резонанс – многие эмигранты впоследствии утверждали, что «Вырубова «продалась большевикам». 

Во время арестов при большевистском режиме Анне Александровне удалось у своих надёжных друзей спрятать альбомы, насчитывающие около 3000 фотографий, на которых осталась запечатлена жизнь Царской Семьи. Хранить альбомы было очень рискованно — советская власть, с целью уничтожения памяти о Помазанниках Божиих, охотилась за фотографиями, изымая их из библиотек и архивов. Тем не менее альбомы сохранились…

В революционном Петрограде Анна Александровна, чудом избежав расстрела, не раз молилась в храме на Карповке у могилы Иоанна Кронштадтского: «Батюшка Отец Иоанн, спаси меня». «...Как загнанный зверь, я пряталась то в одном тёмном углу, то в другом. В чёрном платке, с мешком в руках, я ходила от знакомых к знакомым. Постучав, спрашивала, как и каждый раз: «Я ушла из тюрьмы, примете ли меня?»

Господь хранил её! Хранил за молитвенную любовь и преданность Царственным Мученикам – часто, когда помощи ждать было неоткуда, совершенно незнакомые люди приходили на помощь Анне Александровне.

Однажды в одном из подворий (точного места не указано Вырубовой), после службы, к Анне Александровне подошёл монах и пригласил в трапезную. В трапезной, к своему большому удивлению, она «увидела около двухсот простых фабричных женщин», одна из которых поднесла Вырубовой икону Божией Матери «Нечаянная Радость», сказав, что все очень просят принять икону в знак укрепления в страданиях «за Их Величества», добавив, что, если Анну Александровну будут продолжать преследовать, – все их дома открыты для неё…Вырубова заплакала…То были слёзы благодарности.

Царица-Мученица Александра Фёдоровна, находясь с Семьёй в заточении, тоже находила возможности поддержать Вырубову – посылала из Тобольска посылочки и слова утешения, каждый раз наставляя любимую подругу: «… уничтожай письма; это в окружающем сумасшедшем мире – «улики», это – «приговор». Но, ежеминутно находясь под угрозой ареста и расстрела, Анна Александровна, бесконечно любя Царскую Семью, всё же сохранила письма, ставшие впоследствии смертельным приговором всем лживым наветам, которыми пытались многие десятилетия замарать образы Царственных Мучеников. Только так и осталось тайной, где Вырубова хранила эти послания и как переправила их за границу, ибо бежала она от смерти из Петрограда в Финляндию по льду Финского залива в рваном пальтишке, не имея багажа.

Царскую Семью большевики зверски убили в Екатеринбурге в июле 1918 года, а Вырубовой, более года скрывавшейся от советской власти в обезумевшем от страха и голода Петрограде, удалось-таки уцелеть и спастись на финской земле.

Для финских властей Вырубова представляла собой очень важную персону, занимавшую значительное положение при Русском Дворе, но очерняло её доброе имя клевета, долетевшая сюда из России, – бывшая фрейлина представлялась политической интриганкой, которая, пользуясь дружбой с Государыней, влияла на политику.

Во время допроса финская уголовная полиция неоднократно задавала Вырубовой вопросы об её отношении к Государю, к Распутину, к политике…Протокол допроса был отправлен даже Президенту.

В будущем предполагалось следить за Вырубовой – «не окажется ли она шпионкой».

Получив разрешение на проживание в Финляндии, Вырубова начала писать книгу воспоминаний о событиях того времени, свидетельницей которых ей пришлось быть.

«Страницы моей жизни» – первая книга воспоминаний, появившаяся в Париже под фамилией Вырубова, хотя к тому времени Анна Александровна жила уже под девичьей фамилией Танеева. Фамилия Вырубова была широко известна на тот момент не только в революционной России, но и за границей, что способствовало успешной продаже книги, доход от которой смог бы дать Анне Александровне возможность выбраться из острой материальной нужды, доходящей до крайней бедности.

В ответ на эту книгу, в которой Анна Александровна, рассказав правду о членах Царской Семьи, пыталась «примирить русский народ с Царём», посыпались злоба и новая мерзкая клевета. Текст воспоминаний подвергся в советской России редакционной цензуре, в результате которой появился лжедневник Вырубовой – грязный пасквиль на Царскую Чету: «Фрейлина Ея Величества. Интимный дневник и воспоминания А. Вырубовой».

Злобным негодованием была встречена и вторая книга воспоминаний, посвящённая истории трагического переворота 1917 года - «Фрейлина Государыни». Как в Советском Союзе, так и за его пределами злобствовали те, кто усмотрел в воспоминаниях Вырубовой своё обличение.

Жизнь в Финляндии сопровождалась скорбями и страданиями. Бедственное положение ухудшалось тем, что Вырубова, оставшись инвалидом после железнодорожной катастрофы в 1915 году (её извлекли из-под обломков вагона почти безжизненную), передвигалась с помощью палки или на костылях и по этой причине ей трудно было найти работу, а социальной помощи, которая была у граждан этой страны, у Анны Александровны не было. За весьма скромную плату Анна Александровна время от времени преподавала языки и уроки музыки.

В самые бедственные часы, когда не было возможности даже купить хлеба, она обратилась за «скромной финансовой помощью» к Густаву Маннергейму, которого хорошо знала до революции, когда тот был ещё полковником Царской армии. Густав Маннергейм написал письмо, которым Вырубова не раз потом воспользовалась в сложных жизненных обстоятельствах:

«Более тридцати лет зная госпожу Танееву, её уважаемых родителей и многих членов ее семьи, прошу всех, кому придется иметь дело с госпожой Танеевой, которая испытывает страдания из-за инвалидности в результате несчастья на железной дороге, относиться к ней с сочувствием и пониманием.
Фельдмаршал Маннергейм. Хельсинки, 11 июня 1940 года».

После уничтожения монархии в России Анну Александровну уже ничего не привлекало и не интересовало в миру. Она жила прошлым, желая лишь уединения и молитвенной тишины. Она, превозмогая невероятные трудности в передвижении, часто совершала поездки в Линтульский Свято-Троицкий женский монастырь, который окормлялся Валаамским монастырем. Иеросхимонах Ефрем (Хробостов), провидев скорбь души Вырубовой и искреннее её желание отрешиться от мира, предложил тайный монашеский постриг, который и был совершён в Смоленском скиту Валаамского монастыря с именем Мария, в честь святой равноапостольной Марии Магдалины …

В светлой памяти людей матушка Мария (Танеева) осталась красивой женщиной с добрыми васильковыми глазами. Осталась в памяти её открытость и отзывчивость на чужую беду. Она никого и никогда не винила, не оправдывалась, не жаловалась, а молча, кротко и смиренно несла все тяготы жизни, несла свой крест, часто повторяя слова, которые написала ей Государыня в 1918 году из Тобольска: «Невидимо Его рука поддерживает твой крест, на все у Него силы хватит; наши кресты – только тень Его Креста».

Ольга Майер

> В начало страницы <