МЕЖДУНАРОДНАЯ
ЛИТЕРАТУРНАЯ
ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ФЕДОРА
МИХАЙЛОВИЧА 
ДОСТОЕВСКОГО

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу




Ф.М.Достоевский. Загадка "Ревельского снятка"

Казалось бы о великих деятелях литературы и искусства известно все. Об их творчестве и жизни написаны тома. В этом ряду не составляет исключения гениальный русской писатель мировой славы Федор Михайлович Достоевский. Однако, порой, все же обнаруживаются обстоятельства, неведомые даже специалистам. Так случилось и на международном симпозиуме, состоявшемся в декабре прошлого года в Москве и собравшем достоеведов из 17 стран. Форум был посвящен 180-летию со дня рождения писателя (30 октября 1821 - ст.стиль). Мне привелось участвовать в его работе и вести секцию "Достоевский в реальном историческом контексте". Небольшой доклад о ревельских страницах жизни и творчества Достоевского вызывал неподдельный интерес присутствующих. Позднее выяснилось, что эта тема оказалась мало знакомой и для любителей литературы в Эстонии. Тем временем, великий писатель не просто посещал Ревель и по несколько месяцев гостил у своего брата Михаила, но и немало трудился здесь. Некоторые произведения были написаны полностью в главном городе Эстляндской губернии. Например, "Господин Прохарчин". Многие здешние знакомые стали прообразами будущих героев выдающихся произведений Достоевского более позднего периода. Так, ревельский пастор фон Хуун послужил первым толчком к созданию собирательного образа Великого Инквизитора в "Братьях Карамазовых".

Есть в воспоминаниях современников писателя упоминание о литографической газете "Ревельский сняток", издававшейся при Военно-инженерном училище в Санкт-Петербурге аккурат в годы обучения Федора Михайловича. Более того, будущий писатель упоминается в качестве редактора этой, надо полагать, своего рода студенческой газеты. Увлеченность литературой была присуща целой группе учащихся. Надобно отметить, что к этим занятиям досуга своих подопечных училищное начальство относилось весьма благосклонно. Дежурный офицер Александр Иванович Савельев, к воспоминаниям которого мы обратимся, часто скрашивал службу беседами с кондукторами Григоровичем и Достоевским, которых находил "весьма образованными юношами, с большим запасом литературных сведений из отечественной и иностранной литературы". Достоевского интересовали лекции истории и словесности Турунова и Плаксина более, нежели интегральные исчисления, пишет в своих воспоминаниях Савельев. Кстати говоря, этого офицера, отдавшего училищу около 30 лет службы, тоже увлекала работа над словом. Будущий генерал-лейтенант (1884) трудился за время своей военной карьеры также в "Военно-энциклопедическом словаре", он стал автором множества трудов в области истории и лексикологии военно-инженерного дела. Гуманитарные увлечения воспитанников военно-инженерного заведения не были поверхностными. Не случайно же "сам Достоевский был редактором литографированной при училище газеты "Ревельский сняток" (А.И.Савельев. Воспоминания о Ф.М.Достоевском).

Неправда ли, любопытно название частного издания в Санкт-Петербурге с указанием наименования эстляндского города Ревеля? Почему именно к Ревелю отсылает название газеты? Тем временем, как известно, в Ревеле находилась Инженерная команда, в которой служил брат Достоевского после того, как не смог поступить в училище, так сказать, на очное отделение и ему была предоставлена возможность учебы в той форме, которую в наше время принято называть "заочной". Ревельская инженерная команда занимала определенное место в цепи инженерных учреждений военной системы на северо-западе российской империи. Предположительно, здешняя инженерная команда была связана и с Военно-инженерным училищем в Санкт-Петербурге. Отчасти ее можно считать одним из базовых действующих учреждений для практических занятий будущих военных инженеров того времени.

Однако же не менее озадачивает в названии литографической газеты слово "сняток". Вряд ли кто-либо из исследователей уделил этому вопросу серьезное внимание. Поверхностное отношение же ведет к казусам.

Многие иностранные исследователи перевели слово "сняток", на мой взгляд, неверно как снеток или сняток (Peipsi tint - эст.) - по названию рыбки, которые отлавливали рыбаки в Чудском озере. Например, именно так толкует это слово американский исследователь Йозеф Франк в своем труде "Dostoevsky. The Seeds of Revolt.1821-1849" (Princenton Univercity, New Jersey. 1979), при этом обоснованно считая название "Ревельского снятка" в таком контексте странным. С мнением американского ученого по поводу странности можно было бы вполнпе согласиться. Ведь в известном "Толковом словаре великорусского живого языка" В.И.Даля тоже упоминается снеток, сняток - "рыбка- вандыш, …ловимая в Белозере и других".

Однако в Словаре Даля имеется и другая ссылка. В части глагола "снимать, снять" обнаруживается понятие "снятки", то есть густые сливки, верх, верхи, "кои не сливаются, а сымаются, устою ложкою". Как известно, сливками называются также и высшие слои общества. Исходя из приведенного было бы вполне корректным допустить, что в училищной газете слово "сняток" носит смысловое значение "сливок или верхов общества". Это куда более приемлимо для названия газеты - в порядке несколько ироничной рефлекции из жизни Ревельского высшего общества. Кстати, именно "студенческой" газете вполне пристало быть веселой, юмористичной. Тем более, что впоследствии Достоевский в своих записных книжках сделал такую заметку о намерениях написать роман на ревельскую тему "Рассказ о неловком человеке" или "Фон Картузов": "Ревель, город немецкий и имеющий претензии быть рыцарским, что почему-то очень смешно (хотя он действительно был рыцарским) …". Редактор самодеятельной газеты и будущий офицер-инженер Достоевский тесно общался с русским офицерством Ревеля, которое вполне можно было отнести, так сказать, к "высшему свету" провинциального города, несмотря на то, что отношения между офицерами и местным бюргерством, немецкой знатью вряд ли отличались близким дружеским общением. Как бы то ни было, но при таком толковании обстоятельств исчезает и ощущение "странности" в названии литграфической газеты "Ревельский сняток": и ссылка на город Ревель была оправдана и рыбка-снеток здесь оказывается не при чем.

Владимир Илляшевич

> В начало страницы <