ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ИГОРЯ СЕВЕРЯНИНА

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени
Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


> Версия для печати <

> Конференция <

"Это было не у моря"

 

В творческой работе есть создатели и хранители. Они, каждый по своему, творцы. Однако, как это часто бывает, рано или поздно, вокруг них начинают кружить групки людей или отдельные субъекты сами неспособные ни создавать, ни развивать, ни хранить. Подобные неопределенных занятий темные личности – из породы падальщиков, подбирающих объедки с чужих столов и жадно проглатывающих отбросы, чтобы, затем, отрыгивая тяжелым смердящей духом, подпрыгивать на бугорок повыше и высматривать себе очередную добычу в надежде поживиться чем-нибудь посвежеее. Уж очень хочется выглядеть не падальщиком, а орлом...

Недавно пробежал мельком публикацию некоего М.Петрова в "МЭ" под названием "Памяти современника", посвященную замечтельному литератору Юрию Дмитриевичу Шумакову, кстати, моему крестному отцу в прямом православном смысле. Между прочим, сам Петров ничего не создал, ничего доброго ни для людей, ни для культуры, тем более для литературы не сделал. Однако, видимо, принялся "делать имя" на чужих архивах, охотясь за ними по смерти их обладателей. Как и следовало ожидать, это тоже славы не принесло. Увы, чтобы писать литературное произведение, нужно обладать еще кое-чем, нежели лишь голыми фактами и кучей бумаг, выуженными правдами и неправдами у родственников покойных. Но с определенных пор Петров, сдается, решил, что коли таланта не хватает, то можно поптытаться обратить на себя внимание разными скандальными статьями и грубыми нападками, откровенным враньем и передергиванием, доносами и подлогами, выдавая все это за "критику". Но вот незадача, слава все равно не приходит. Нынче, надо полагать, наш "герой" решил сам себя объявить признанным литератором и сделать это в привычной манере. Я намерено опускаю очередную ругань и грязные инсинуации в мой адрес. Ибо сие явилось лишь прелюдией для "критики" в адрес совсем другого человека...

Долгие годы творчество поэта Игоря Северянина исследовал житель Таллина Лазарь Городницкий, живущий теперь в Германии. Недавно он издал там небольшую книгу под названием "О бессмертье своем не забочусь... Рассказы, очерки, эссе об Игоре Северянине". Автор себя сам называет просто "любителем поэзии" и сообщает в предисловии о своей попытке найти некоторых героев северянинской лирики. В целом книжка обернулась сборником небольших и достаточно любопытных статей на тему о, так сказать, "донжуанском списке" в биографии Северянина. Наверное, деликатно, тонко и с хорошо прописанным литературоведческим подтекстом эссе на такие темы могут представить интерес. Сам же Лазарь Городницкий явно не претендовал на создание литературного произведения. Есть в его изложении определенные неточности и некоторые ошибочные обобщения, которые я посчитал не нужным тиражировать путем допотопного "правдоискательства" и псевдолитературной критики. По моему, Л.Городницкий просто отдал дань своей любви к поэзии и к русскому поэту. И слава Богу, и спасибо ему за эту любовь к русской культуре.

Тем не менее именно этот сборник не устроил "знатока" пикантных пристрастий Северянина и "критика" Петрова, метнувшего молнии под гром негодования на автора книжки. Сделано это было с вызывающей усмешку претензией на литературную значимость. Посудите сами, что пишет михаилпетровская рука: "Как правило такие любители-графоманы падки на сенсацию и обожают хвастаться своими "приоритетами". ...Изрядно ободрав, естественно, без указания первоисточников, Шумакова, а вслед за ним и меня, присвоив без всяких на то оснований многие наши приоритеты, Лазарь Городницкий из своего германского далека довольно критически оценил наши скромные заслуги перед литературоведением". Парадокс, но сам любитель-графоман, Петров, вдруг обвиняет автора в плагиате (подозревать всех и вся в плагитате нереализованных идей – давнишняя навязчивая идея Петрова!), хотя тому было просто ...не с чего и не с кого "обдирать"! Боже милостивый, о каких "приоритетах на первоисточники" может вообще идти речь? Эдак, М.Петров объявит "о приоритете" на Луну и, пожалуйте, поэты, в своих стихах оное небесное светило трогать не сметь! Ибо сей спутник Земли есмь приоритет Михаила Петрова. А о каких это "наших" (в смысле с Шумаковым) "заслугах перед литературоведением" пишет "критик"? Нужно обладать изрядной толикой безудержной фантазии, самомнения и наглости, чтобы не только произнести вслух, но и даже предположить такое. Словом, в самоценке Петрова ясно проглядывает, скажем деликатно, некоторая болезненность... Но не в этом дело. Лучше спросим себя, о чем умолчал "критик" Петров, когда излил желчь по поводу книжки Городницкого? А умолчал он об одном весьма красноречивом посвящении михаилпетровскому "творчеству". Объективности ради приведем его полностью в оригинальной орфографии.

"Это было не у моря"

В одной из таллинских русскоязычных газет ко дню рождения Игоря Северянина была опубликована статья Михаила Петрова "Это было у моря".

Автор статьи на основе нескольких почтовых открыток из семейного архива Н.Г.Аршас (племянницы поэта со стороны жены) построил сценарий почтового романа Северянина с молодой женщиной, скрывавшейся под псевдонимом "Северянка" (она же имела инициалы А.В.). Открытки датированы 1918-1930 гг., но фантазия автора увела его далеко в прошлое, к 1909 году. В результате ряд стихотворений Северянина и особенно его знаменитое "Это было у моря" приобрели конкретного адресата в лице "Северянки". Разыскания автора в ЦГАЛИ, как он пишет, окончательно убедили его в своей правоте. Статья заканчивалась патетическим вопросом: "Кто же эта загадочная "А.В.-"Северянка"?

Но задолго до постановки этого вопроса в 1924 году в Тойла Северянин написал стихотворение "Невесомая", где в форме рассказа своей жене, укрывавшейся под именем "Прилепа", изложил историю, имеющую прямое отношение к нашей теме.

– Среди моих "северянисток",
Я помню было две сестры...,

так начинает свой рассказ Севернянин. Коротко изложив историю с первой сестрой, поэт продолжает:

Ее сестра была смелее,
И вот в один несчастный день
Вдруг появилась на аллее
"Ивановки", как дребедень:
Лет сорока пяти, очкаста,
С бульдожьим ртом, бледна, как мел...

Обращаясь к жене, поэт дальше рассказывает:

Ты знаешь? Эта графоманка
Себе избрала псевдоним
Шокирующий: "Северянка" – И стала действовать под ним!

Затем Северянин рассказал как недостойно повела себя фанатичная поклонница и о том фарсе, который был с ней разыгран и в результате которого новоявленная "Северянка" возомнила себя поэтессой и королевой. Поэт заканчивает:

И указал какой шутихой
Она является у нас...
В о р о б у ш к и н а стала тихой ...
(Разряд мой)

Вот и получен ответ на вопрос поставленный в статье Михаила Петрова. Только имя госпожи Воробушкиной осталось безответным.

Итак, это было не у моря, не звучала музыка Шопена и не было королевы и пажа.

Бурная жизнь Игоря Северянина еще при его жизни порождала небылицы и легенды. Оказывается они рождаются и после его смерти".

(Лазарь Городницкий.
"О бессмертье своем не забочусь...",
1999, стр.64-66).


Мне нечего добавить к сказанному Городницким в части "приоритетов" и "литературных заслуг" Петрова. Интеллигентно, в ненавязчивом, едва ощущаемом ироничном и снисходительном тоне, Городницкий демонстрирует нам плоды буйного воображения Петрова и этим самым цену его "трудам". Увы, именно из-за приведенного небольшого посвящения михаилпетровским "исследованиям" автор оных и обрушился со жгучей ненавистью на Л.Городницкого. Последний же, думается, хоть и допустил ряд промахов, но достаточно самокритичен, чтобы спокойно выслушать доброжелательные опровержения по поводу ошибок и учесть их в будущем. Конкретно же в части комментариев Городницкого по поводу "изысканий" М.Петрова претензий предъявлять нет оснований.

Честно говоря, с книжкой Л.Городницкого я ознакомился еще нынешним летом и я мог бы сразу ознакомить читателей со статьей-репликой "Это было не у моря" (о Петрове). Но, право же, не хотелось тратить газетную площадь на изложение факта разоблачения мелкого окололитературного "хлестакова", шакалящего по архивным закромам в домах старушек-хранительниц, чтобы потом на искажении каком-нибудь факта строить версии очередной "литературной сенсации", гордо объявлять собственным "приоритетом" выклянченные архивные бумажки и, сидючи на обглоданной сухой ветке, могильно клекотать о своих "заслугах". Поскольку же Петрова так разобрал зуд мести, что он все же решился публично заявить о своих "литературных" притязаниях и новых личных претензиях, то я пришел к выводу о необходимости помочь читателям и рассказать о том, о чем нашему "правдолюбцу" очень не хотелось говорить.

Владимир Илляшевич,
член Объединения русских литераторов Эстонии
и Союза писателей России.