ПРЕМИЯ ИМЕНИ
ИГОРЯ СЕВЕРЯНИНА

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени
Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


> Версия для печати <

> Конференция <

Годовщина со дня присуждения премии имени Игоря Северянина (четвертая по счету) совпадает и с траурной годовщиной ухода из жизни многими горячо любимого и всеми уважаемого писателя, заслуженного журналиста, общественного деятеля Ивана Петровича Папуловского.

Печальная дата

 

В этот день хочется снова переосмыслить случившееся. Ничто не предвещало трагедии: тяжелая болезнь – инфаркт легкого – отступила, и прогноз врачей, что через полгода он будет в норме, строго оправдывался. Характер и интерес к жизни не позволяли быть на обочине, поэтому, почувствовав себя лучше, он не мог (и не хотел) уклоняться от взятых на себя обязательств.

Таким было и участие его в определении лауреатов премии имени Игоря Северянина. Премия имени Игоря Северянина ежегодно присуждается одному или нескольким деятелям культуры, внесшим значительный вклад в развитие русской культурной жизни, литературы и искусства в Эстонской Республике, в популяризацию русской культуры в Эстонии и эстонской культуры среди русскоговорящего населения страны.

Но подготовка к этому событию сразу приняла очень странный характер. Еще за несколько дней до назначенного совещания Ивану Петровичу, члену жюри по присуждению этой премии, позвонил домой один из учредителей, профессор Сергей Исаков, и начал настойчиво предлагать утвердить на премию кандидатуру писателя Бориса Юлиановича Крячко за опубликованный в 1994 году роман "Битые собаки", о жизни и быте людей в Средней Азии. Иван Петрович отрицательно откликнулся на этот звонок, терпеливо и доказательно мотивируя, что, несмотря на талант писателя, по условиям присуждения премии он никак не подходит, т.к., живя в Эстонии, он совершенно не проникся судьбами и жизнью людей, ни строчки не написав об Эстонии. Казалось, разговор разрешился обоюдным согласием, но... затем начались звонки членов жюри. Первым был профессор Нафтолий Бассель, который признался, что ему тоже звонил Исаков. После обсуждений с Иваном Петровичем он перестал категорично настаивать на кандидатуре Б.Ю.Крячко. О других кандидатурах на получение премии речь не шла. Следующим позвонил председатель жюри Сергей Иванов. Вскользь он заметил, что со своей стороны он не настаивает, просто у Крячко тяжелое материальное положение.

За три дня до совещания повторился звонок Исакова, после которого Ивану Петровичу пришлось принимать нитроглицерин. Несмотря на мои уговоры, Иван Петрович принял решение присутствовать на этом совещании. Поэтому, когда накануне прозвучал звонок из Рийгикогу, уточняющий, будет ли он присутствовать на совещании, проводимом на Тоомпеа, и нужна ли ему будет машина, ответ был утвердительным. Последовала оговорка: "Хорошо, машина будет, а вот обратно возможности нет совершенно". Наверно, все знают о скромности Ивана Петровича. Он ответил: "Мне только в горку тяжело, а уж под горку я как-нибудь сам".

Действительно, 23.01.98 г. на заказанной машине за ним заехал профессор Бассель. Совещание было бурным: хотя Исаков сам и был в отъезде, домашние заготовки сделали свое дело – он успел оставить свое мнение, заранее проработанное с некоторыми другими членами жюри по телефону. Как ни странно, все уважаемые члены жюри согласились с доводами Ивана Петровича, и на это потребовалось... 6 часов.

Финал выглядел совсем бесчеловечно: вконец измотанному нервным напряжением, просидевшему без отдыха и лекарств (диабет!) 6 часов, Ивану Петровичу организаторы совещания места в машине, предусмотренной на этот случай, не предложили. Видимо, помнили, как он обещал под горку спуститься "как-нибудь сам". Но до дома он так и не доехал: примерно через час после дебатов на Тоомпеа врачи "скорой помощи" констатировали смерть в результате сердечной недостаточности...

Сейчас на повестке дня встал вопрос о присуждении премии за 1998 год. Хочется, чтобы комиссия не утратила чувства справедливости. Иван Петрович Папуловский стоял за то, чтобы премия присуждалась за заслуги перед Эстонией, была вкладом в ее культурное развитие, формирование молодого поколения, а не пособием по бедности.

Как стало нам известно, ряд общественных организаций и русских писателей выдвинули кандидатуру И.П.Папуловского на присуждение премии И.Северянина 1998 года, но семья Ивана Петровича будет очень благодарна членам жюри, если при определении лауреата они будут руководствоваться теми же принципами, которые отстаивал Иван Петрович, объективно подойдут к каждому кандидату, тем более, что на заседании совета по присуждению премии 23.01.98 г. были сделаны магнитофонные записи, есть возможность прослушать выступления Ивана Петровича.

Если вы, уважаемые члены Совета по присуждению премии имени Игоря Северянина, найдете возможным прослушать и принять к сведению последние высказывания Ивана Петровича, это будет данью памяти печальной годовщины.

Вдова И.П.Папуловского Н.И.Папуловская

20.01.1999 г.

0т редакции "Русского Телеграфа": 20 января "РТ" получил копию этого письма, так и не отосланного в Совет премии (автор оказалась в больнице), и долго сомневался в необходимости этой публикации. Но Сейчас мы считаем своим долгом предать его гласности во имя справедливости.