"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№1 (1/2004)

ПРОБА ПЕРА

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG
Макеев Анатолий — студент, 21 год, живет в городах Таллине, Пярну. Эстония.

Анатолий Макеев

Жемчужина океана

Яхта плавно покачивалась на волнах. Джон перевернулся на спину, не открывая глаз, нащупал на тумбочке пачку «Мальборо», вслепую всунул мятую сигарету в правый уголок рта и, щелкнув зажигалкой, закурил. Пару раз глубоко затянувшись, он нащупал пустующую подушку Алисы и только потом услышал чей-то смех на палубе, будто бисером рассыпавшийся по яхте и по ступенькам скатывавшийся вниз, в каюту. Сигарета потихоньку тлела, наполняя помещение едким дымом. На лестнице послышалось шлепание босых ног.

— Джон, старина, у тебя все нормально?

«Родди» — обреченно подумал Джон и попытался с головой накрыться одеялом. Он уже сожалел, что взял этого рыжего чудака с собой в плавание. Мало того, что Родди, пусть и неуклюже, пытался заигрывать с Алисой, так он еще взял себе за привычку будить его, Джона, всякий раз, когда стрелка часов приближалась к девяти. Причем отвязаться от этого настырного парня, чтобы поспать еще полчаса, было совсем не просто. Джон схватил подушку и, метнув ее в пустоту, почувствовал облегчение, когда понял, что она попала во что-то мягкое.

— Джон, что это значит? — секунду спустя услышал он приятный голос Алисы. — Я тебе принесла кофе и чуть-чуть не разлила его из-за твоей подушки.

Справа послышалось довольное хрюканье Родди, и тут же вторая подушка полетела вслед за первой, на этот раз достигнув своей цели, так как ядовитое хихиканье, захлебнувшись, смолкло. Лишь после этого Джон открыл глаза и сел на кровати. Начинался новый день. Слева стояла самая прекрасная женщина на свете, от которой он был без ума, справа пылала огнем ярко-оранжевая шевелюра Родди. «Прекрасное утро» — подумал Джон, а ведь еще полгода назад он был простым портовым рабочим, жил в однокомнатной захламленной квартирке и каждый день ругался с соседями. Счастье и богатство пришли внезапно. Сначала Джон повстречал Алису, причем при весьма необычных обстоятельствах. Он возвращался с работы, когда услышал женский крик о помощи, доносившийся из одной вонючей узкой подворотни. В другое бы время Джон прошел мимо, не в его привычках было заниматься спасением девушек от нападения портовых трущобных шаек, но сейчас что-то дернулось в его сердце. Он метнулся в темноту, задев, опрокинул пару полных мусорных ящиков, откуда с дикими воплями вылетали коты и кошки всех мастей. Впереди, в свете блеклого одиноко стоящего фонаря он заметил красивую девушку и окруживших ее кольцом бандитов. Что случилось дальше, Джон помнил с трудом, хотя сама Алиса не раз рассказывала ему потом о происшедшем. Подбежав, он стал щедро раздавать удары направо и налево, и, наверное, немало чужих зубов осталось лежать тогда на асфальте под желтым пятном от фонаря. Главарь шайки предпочел ретироваться, остальные тоже не заставили себя ждать и побежали, спасаясь от увесистого кулака Джона. Только после окончания драки он смог внимательнее разглядеть ту, ради спасения которой ему пришлось биться. Джон полюбил Алису, и она ответила взаимностью. А несколькими днями позже он узнал, что получил наследство от внезапно скончавшегося дяди, и не просто наследство, а целое состояние, которое позволяло ему жить безбедно до самой старости. Джон купил яхту и, взяв Алису и Родди, единственного из друзей Джона, кто умел управлять яхтой, решил совершить кругосветное путешествие. Вот уже вторую неделю его белоснежная «Ланни» стояла на якоре близ панамского острова Койбо, немного в стороне от основного места ловли жемчуга, что, впрочем, не мешало им втроем нырять на дно за раковинами, в надежде найти самую большую жемчужину на свете. Сегодняшний солнечный день не стал исключением. Температура воздуха вот уже больше недели не опускалась ниже 30 градусов по Цельсию, и эта удушающая жара совместно с большой влажностью вынуждала троицу подолгу находиться в воде, чтобы окончательно не испечься на солнце. Кофе пили холодным, так как о том, чтобы хоть немного его подогреть, не могло быть и речи. Никто бы не согласился заживо свариться, стоя у плиты, поэтому обедали и ужинали поздно ночью, когда жара чуть-чуть спадала, и высоко в небo всплывала бледная, будто иссушенная луна. После завтрака, нацепив ласты и баллоны со сжатым кислородом, они окунались в прозрачную голубоватую воду. Времени у них было всего двадцать минут, вполне, впрочем, достаточно для подводной прогулки и для того, чтобы насладиться красотами океана. Сначала им пришлось отплыть подальше от яхты, так как вблизи ее все было уже осмотрено, поэтому лишь спустя пять минут они могли приступить к наполнению своих набедренных сеток жемчужинами. Джон уже успел отыскать пять подходящих больших раковин, когда заметил, что Алиса подает ему и Родди сигнал срочно подплыть к ней. «Что могло случиться?» — подумал Джон и заработал ластами. Когда он уже почти достиг того места, где стояла девушка, то понял причину переполоха. Прямо у ног Алисы между двумя плоскими большими камнями овальной формы лежало что-то розовое, имевшее размеры и форму шара для боулинга. Тут подоспел и Родди. Он тоже уставился на гигантских размеров жемчужину, после чего поднял большой палец кверху, предлагая всплыть и обговорить случившееся. Почти одновременно гладь воды потревожили три столбика пузырьков, и над поверхностью залива показались три головы в масках.

— Черт возьми! Вы видели это? — заорал Родди и, вскинув от восторга руки, чуть было снова не ушел под воду. — Грандиозно! Это жемчужина из жемчужин, жемчужина-королева! Интересно сколько она может весить.
— Брось, Родди, — спокойно сказал Джон, сплевывая попавшую в рот воду. — Во-первых, таких больших жемчужин не бывает, а во-вторых, где ты видел, чтобы они росли без раковин, сами по себе? Где ее хозяин?
— Джон прав, — согласилась Алиса. — Жемчужина не могла появиться просто так. Это или муляж, или новое животное наподобие кораллов, которое строит свой дом не из известняка, а из перламутра.
— Я вам докажу, что там, внизу, жемчужина. Я ее достану, и вы сами убедитесь, — крикнул Родди и, нацепив маску, скрылся под водой. Его не было ровно минуту. Потом рыжая голова снова вынырнула на поверхность.
— Ну и где она? — поинтересовалась Алиса у глубоко дышавшего Родди.
— Eе не оторвать, — сказал тот обескураженно. — Или она застряла между камнями, или приросла к ним. Нужно снова нырнуть и попробовать вдвоем.
— Хорошо, — согласился Джон. На этот раз Алиса ждала почти две минуты. Из-за пузырьков воздуха, как в джакузи поднимавшихся со дна, она не могла разглядеть, что же происходит на самом деле, пока наконец снова не увидела головы Джона и Родди.
— Ну, и где она? — с усмешкой спросила Алиса, заметив, что и сейчас у них в руках ничего нет.
— Все оказалось намного сложнее, чем я предполагал вначале, — ответил Джон. — Нам не удалось ни раздвинуть ни перевернуть камни: они как будто приросли ко дну, а вместе с ними и жемчужина.
— И что же нам теперь делать? Не оставлять же ее здесь? — задала новый вопрос Алиса.
— Нет, ни в коем случае! Ведь она бесценна! — вскрикнул Родди и стал попеременно смотреть то в глаза Джона, то в глаза девушки, опасаясь, что они собираются оставить сокровище. — Надо что-то придумать. Надо ее достать.
— Сделаем так, — сообщил Джон после почти минутного молчания. — Мы с Алисой остаемся здесь, чтобы не потерять место, а ты, — он обратился к Родди, — плыви обратно, потом возвращайся сюда на яхте, и мы сразу поставим буек, а доставать жемчужину будем завтра.
— Почему завтра? — удивился Родди, направляясь к «Ланни».
— Потому что баллоны уже почти пусты, к тому же необходимо прежде найти кое-какие инструменты. Без них у нас, похоже, ничего не получится, — крикнул Джон Родди, который уже усиленно греб по направлению к яхте и поэтому вряд ли мог его слышать.

Вечером прошел праздничный ужин. Несмотря на возражения и откровенный протест со стороны Джона, Алиса и Родди устроили пир, приготовив какое-то потрясающее рыбное блюдо и присовокупив к нему бутылку шампанского. Они строили радужные планы относительно найденной жемчужины и прикидывали на сколько миллионов она потянет, если выставить ее на аукцион. Джон пытался охладить их пыл, говоря, что прежде чем мечтать, надо сделать дело и достать эту перламутровую красавицу, но его аргументы не подействовали.

На следующее утро все встали раньше обычного. Родди сгорал от нетерпения и даже подпрыгивал на месте, ожидая Джона и ежеминутно подгоняя его.

— Ну чего ты возишься? Бери скорее все, что надо, и ныряем, — говорил он, глядя как его друг тщательно проверяет баллоны и нехитрое снаряжение, состоявшее из куска трубы длиной около метра и двух ломиков, с помощью которых Джон надеялся оторвать жемчужину от камней.

Наконец они нырнули в голубоватую воду и, двигая ластами, поплыли к буйку, который плавно покачивался на невысоких волнах чуть в стороне от яхты. Обнаружить жемчужину в этой прозрачной, как кристалл, воде не составило большого труда. Она будто светилась изнутри, окрашивая камни и песок, находящиеся вблизи нее, в таинственный светло-розовый цвет. Но Джон сразу понял, что с жемчужиной что-то произошло. Сначала это показалось ему игрой воображения, но, подплывя к ней почти вплотную, он понял, что не ошибся. За ночь жемчужина выросла, увеличившись в два раза. В это очень тяжело было поверить с первого взгляда. Сначала Джон даже подумал, что перед ним совсем другая жемчужина: слишком уж невероятным представлялось такое двойное увеличение объема меньше чем за день, но веревка от буйка, спускавшаяся прямо к плоским камням, за которые она и цеплялась привязанным на конце небольшим якорем, указывала, что все правильно. Тут Джон заметил, что Родди показывает в сторону яхты. Необходимо было вернуться, чтобы обсудить происшедшее. Едва они поднялись на борт, как тут же сняли маски и заговорили, делясь впечатлениями об увиденном и перебивая друг друга дополнительными описаниями жемчужины. Алиса, которая все это время ждала их, сгорая от любопытства, совершенно ничего не могла понять в сбивчивом диалоге друзей, и ей пришлось ждать того момента, когда они успокоятся и смогут неспеша, по порядку все рассказать.

— Так, значит, она выросла!? — ошарашенно спросила Алиса, выслушав Джона, который уже пришел в себя и теперь сидел, удобно развалившись в шезлонге. — Но как такое могло случиться? Она не может расти без раковины, да еще так быстро — это противоречит законам природы.
— Так и есть, — воскликнул Родди, который, в отличие от Джона, продолжал пребывать в страшном волнении и, будучи не в состоянии стоять на месте, мерил яхту в ширину, вышагивая по ней с заложенными за спину руки. — Мало того, что жемчужина выросла, так еще и камни, между которыми она была зажата, раздвинулись в стороны, продолжая, впрочем, крепко ее удерживать. Эти камни будто оправа для драгоценности, но если их разрушить, то можно будет достать и саму жемчужину.
— Это всегда успеется, — неспеша проговорил Джон и, помолчав, продолжил. — Давайте предположим, что жемчужина действительно может расти без моллюска, значит... — он снова замолчал, — значит она живая, а эти два плоских камня ни что иное как своеобразные биссусные нити, которые каким-то непостижимым образом крепятся к песку, служащему жемчужине субстратом. И если рост происходит такими темпами, то нам стоит немного подождать, пока она достигнет своих максимальных размеров и уже потом сорвать этот бесценный плод.

Джон торжествующе поглядел на своих друзей.

— Гениально! — воскликнул Родди, похоже, совершенно утративший способность говорить размеренно и спокойно. — Как я сам не догадался, что жемчужина живая, ведь видел же сегодня, как внутри нее что-то пульсировало ярко-красным светом, будто сердце билось, и не догадался. Что же, подождем несколько дней. Надеюсь, за это время она вырастет еще больше.

Следующего утра все ждали на яхте с большим нетерпением. Родди никак не мог уснуть и лишь под утро, устав от ночного хождения по каюте, прикорнул, сгорбившись на стуле и опустив голову на грудь. Джон и Алиса попеременно просыпались. Их будил какой-то странный шум снаружи, который сливался с глуховатым хлюпаньем волн, разбивавшихся о правый борт «Ланни». Наконец Джон, решив посмотреть что же это такое и тихо прошлепав по небольшому коридору до лестницы, поднялся на палубу и посмотрел туда, где болтался на волнах оранжевый буек. Его внимание сразу привлек неестественный розоватый цвет воды в том самом месте, где находилась жемчужина. Оттуда же, по-видимому, доносился и надоедливый шум, какое-то еле слышное повизгивание и раздражающее шуршание, будто к уху приставили песочные часы, где песчинки тонкой струйкой сыпятся сверху вниз, отмеряя время. Но вскоре свечение, постепенно бледнея, исчезло, а вместе с ним пропал и сопровождавший его звук, уступив место чарующей и завораживающей тишине. Сначала Джон хотел разбудить Алису и Родди, но потом передумал, решив, что не стоит этого делать. До утра оставалось не так уж много времени, а за ночь все должны были набраться сил, чтобы потом употребить их на извлечение жемчужины — дело, которое, как казалось Джону, будет отнюдь не простым. Ожидание погружения было у всех так сильно, что с наступлением утра троица уже была во всеоружии, пренебрегнув завтраком, так как каждый уверял, что не сможет съесть ни кусочка, пока не увидит жемчужину. Вода с тихим всплеском приняла их в свое лоно, решив не скрывать от людей секреты. Уже с расстояния десяти метров Джон заметил, что жемчужина выросла еще больше, но теперь она была неоднородна; внутри нее скрывалось что-то еще, и при ближайшем рассмотрении это что-то очень сильно напоминало человеческий плод. Стенки жемчужины стали почти прозрачными, и сквозь них хорошо просматривался будущий ребенок, который кроме темно-розового цвета кожи и отсутствия пуповины мало чем отличался от двадцатипятинедельного плода. Приложив руку к жемчужине, Джон даже почувствовал биение его сердца. Мысленно чертыхнувшись, он не замедлил всплыть на поверхность. Остальные последовали его примеру. Какое-то время они просто, не говоря ни слова, покачивались на волнах, собираясь с мыслями.

— Это же ребенок, человеческий ребенок! — первым нарушил тишину Родди.
— Нет, не человеческий. — возразила Алиса. — Дети не рождаются из жемчужин. Этого вообще не может быть. Похоже, мы столкнулись с тем, чему пока на свете нет логического объяснения. Сначала это была просто большая жемчужина, теперь она играет роль утробы матери, где вынашивается плод. Вы видели, у него уже есть руки, ноги, волосы и даже красноватые брови. Может, это дитя русалки?
Джон и Родди с удивлением посмотрели на Алису
— Ну, а почему бы и нет? — парировала она их взгляды. — Иначе чем это еще можно объяснить?
— Наверное, нам стоит обратиться к ученым, к специалистам. Пусть они сами разберутся с этой чертовщиной, — сказал Джон и тут же услышал упреки со стороны Родди.
— Ни в коем случае! Ученые не только приберут жемчужину к своим рукам, так еще и объявят, что это они ее и обнаружили. Давайте сами достанем этот перл и уже потом продадим его. К чему упускать миллионы, когда они сами плывут к нам в руки?
— Да пойми же ты, — перебил его Джон, — там, внизу, живое существо. Пусть оно стоит хоть миллиард долларов, но оторвав жемчужину ото дна, мы наверняка погубим плод.
— Успокойся, — прошептала Алиса, коснувшись своими руками шеи Джона и, поцеловав его во влажные от морской воды и потому соленые губы, добавила: — К чему ссориться.

На этом небольшой инцидент между друзьями был исчерпан. Они вместе вернулись на яхту. Родди спустился в каюту, но вскоре вернулся обратно, неся в своих руках три бокала и початую бутылку красного вина.

— За крепкую дружбу! — громко провозгласил он, разлив вино и раздав наполовину наполненные бокалы. Все выпили, а спустя пять минут Джон почувствовал себя плохо. У него вдруг резко закружилась голова, в ней появился посторонний шум. Веки налились свинцовой тяжестью и сами собой закрывались. Шатаясь, он нетвердой походкой сделал пару шагов в сторону Алисы, и упал. Родди в последний момент успел подхватить Джона на руки.
— Помоги мне отнести его в каюту, — сказал он девушке, которая ошарашенно смотрела на неподвижное тело возлюбленного.
— Ты отравил его! — воскликнула Алиса, на ее глаза навернулись слезы, и она бросилась к возлюбленному.
— С ума сошла?! — закричал Родди, как громом пораженный ее словами. — Я просто всыпал ему в бокал двойную порцию снотворного. Он, как младенец, спокойно проспит до завтрашнего утра, и худшее, что с ним может произойти, так это появление головной боли, когда он проснется. Тем временем мы уже успеем достать жемчужину со дна... Разве ты сама не хотела этого?

Алиса задумалась, потом смахнула указательным пальцем слезинку со щеки и, ухватив Джона за руки, помогла Родди унести его в каюту и уложить на кровать. Там она просидела еще с час уже после того, как Родди ушел на палубу заполнять баллоны. Ее руки гладили короткие выгоревшие на солнце волосы Джона, иногда спускаясь на его загорелые, бронзового цвета плечи. Алиса понимала, что ему не понравится то, что она помогает Родди, но ей вдруг так захотелось сделать что-либо вопреки всем неписанным правилам, ей захотелось свободы, но главное, что ей дествительно захотелось завладеть этой необыкновенной жемчужиной.

Вечером, когда баллоны с кислородом снова были полны, она и Родди, взяв с собой мощные подводные фонарики, не торопясь погрузились в темно-голубую воду, подкрашенную сверху в бронзовый цвет заходящего солнца, и поплыли к жемчужине, которая светилась в воде. Это было поистине чарующее зрелище, и Алиса даже пожалела, что согласилась на эту аферу. Родди попытался ломиком поддеть жемчужину, но у него ничего не получилось, и тогда он принялся с озлоблением дробить плоские камни,которые хоть и крошились, но так медленно, что ему потребовался бы ни один час усердной работы, чтобы разрушить их. Внезапно плод внутри зашевелился и, открыв глаза, посмотрел на людей, копошащихся рядом. Алиса вскрикнула и чуть не захлебнулась, когда соленая вода океана попала ей в рот. Родди тоже прекратил работу и уставился на сверкающее чудо. Тем временем по жемчужине побежала сетка трещин, сквозь которые заструился ослепительный свет, пронзивший толщу воды и озаривший на много километров вокруг песчаное дно. Малыш улыбался. Он знал, что пройдет всего лишь несколько секунд, и жемчужина, служившая ему до этого колыбелью, треснет, как трескается скорлупа, когда птенец готов выйти наружу. Он всматривался своими большими, совершенно черными глазами в воду, а потом поднял голову кверху в сторону лунной дорожки, скользнувшей по волнам. Мир раскрывал ладони, принимая новое существо в свою обитель. Последняя широкая трещина пробежала прямо посередине лучезарного шара, окончательно расколов его. Жемчужный ребенок в последний раз обвел взглядом дно и стал подниматья на поверхность. Он не шевелил ни рукой, ни ногой, всплывая при этом быстрее, чем Алиса и Родди, едва поспевавшие за ним. Поднявшись над водой, ребенок засмеялся, а потом вертикально взлетел в небо, пока не исчез там, сверкнув розоватой звездочкой. Алиса и Родди продолжали медленно покачиваться на волнах, вглядываясь в тьму ночи, и не знали, что внизу, на самом дне, бледнеет и превращается в обыкновенный камень расколотая на части жемчужина.


> В начало страницы <