"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№1 (1/2004)

НАШЕ НАСЛЕДИЕ

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

Русь и Европа: общие истоки

Волей случая привелось ознакомиться с рукописью автора из северо-восточной Эстонии Агура Руотси под общим названием «Цикл экскурсий по истории Руси — логистика внешнего наблюдателя». В работе книга первая носит название «История русского народа», книга вторая — «Русь и славяне — величайшая фальсификация последнего тысячелетия или достоверная гипотеза?», книга третья — «Мы от рода русского».

Объемный труд Агура Руотси содержит во многом необычную и изложенную в занимательном, популярном виде интерпретацию происхождения русских с использованием данных археологии, истории, топонимии, этимологии, филологии, включая латинистику и германистику, этнопсихологии, мифологии и сопоставления с ранними историческими хрониками, впервые упоминающими неких росов, русов и т.п. В древности людей соединяли не только и не столько «кровная» и языковая общность, сколько общий род занятий и набор определенных выдающихся личных качеств. Из таких объединений стали формироваться этносы, считает исследователь.

Здесь нет возможности подробно описать содержание рукописи, отсюда позволим себе лишь короткие выдержки из исследования.

* * *

«... еще задолго до того, как появился на исторической сцене один из самых ярких мировых этносов под именем — русский, произошел неведомо откуда «толчок», вызвавший появление на Земле человека с отчетливо выраженными показателями — настойчивости, выносливости, целеустремленности, изобретательности.

На выполнение задачи было отведено, ни много ни мало, целых 10 столетий. Когда закончился срок в 1000 лет, все увидели, что лучше всего с этой задачей справилась одна-единственная социально-этническая группа людей — выходцев из среды северогерманских ариев, — которая уже на начальной стадии эксперимента этноприроды была поименована как — гребная Свора Род, а члены этой Своры со временем стали именовать себя — «мы от рода русского».

Как известно, указанный факт позволил и средневековым писцам объявить о появлении на сцене европейских народов нового типа человека, с особыми качественными характеристиками, знакомыми нам как русский характер.

Член русского сословия, наделенный соответствующими чертами русского характера, со временем и стал именоваться под привычным нам словом — русский. Автор очень подробно обосновал версию появления наименования «русский».

Русские, довольно рано ставшие на Восточной равнине господствующим сословием, превратив аборигенные славяно-финские народы, обитавшие испокон веков на этой равнине, в своих подданных, тем не менее оставили открытой дверь для вхождения в русское сословие, именуемое — русский род, всем желающим, при одном условии — непременного наличия у претендента качеств русского характера.

Лицам, личные качества которых не соответствовали требованиям русского характера, была предоставлена возможность проживать на Восточной равнине в качестве подданных русского рода, под различными «сословными» наименованиями — Работник, Раб, Смерд, Холоп и т.п..

По тому времени это были всего лишь определенные ступени в обозначении сословности подданных Руси, и не имели уничижающего смысла. К примеру, холоп по тому времени это примерно то же, что в современном — хлопец.

Во имя справедливости необходимо отметить, что ряды русского сословия мог покинуть и любой русский, утерявший, по самым различным причинам, качества русского характера. Утерявший эти качества получал предназначенное для таких случаев сословное наименование — изгой (гоитьстар. русск. — жить, здравствовать).

* * *

Существовала довольно высокая планка для кандидатов в русское сословие. Так, к примеру, уже в поздний период — в годы Петра Первого, чтобы получить право на вхождение в русское (дворянское) сословие, скажем, на путях военной службы, нужно было иметь массу заслуг и наград, дослужиться до воинского звания майора. А Екатерина Вторая подняла эту планку аж до полковника.

В те времена, когда Русь являлась на Русской земле господствующим сословием, еще не было такого правила, установленного по позднему времени большевиками: захотел быть русским — запишем русским. Было неважно, являешься ты по своему характеру русским или не являешься. Отсюда сегодня мы и пожинаем плоды уравниловки — размытый двойственный портрет среднестатистического современного русского, каковой в большей степени понимается как «росcиянин».

* * *

Агур Руотси категорически отвергает предложения «в обмен на деньги славословить неких викингов, каковые и стали известными персонажами именно через плагиат русского характера и славословие». Тем временем, по мнению автора, в части викингов произошел беспрецедентный факт именно исторического плагиата. Через деятельность прарусской общности, сложившейся еще до нашей эры на берегах Балтийского моря и поименованной автором как гребная Свора Род, шведами и датчанами — на основе некой сохранившейся рунической записи — vkingr, означавшей — идти в грабительский поход, была выстроена версия целой эры скандинавской истории. Автор особо подчеркивает, что «без зазрения совести из образа прарусского гребца сформировали образ шведского викинга». И любому, кто традицию такого взгляда будет поддерживать, они, «заказчики истории», готовы оказать финансовую поддержку. «Но, — спрашивает автор, — почему русские должны дарить эту славную страницу прарусской истории кому-либо?»

Тем более весь континент эпохи Средневековья чаще всего знал гребные прарусские своры (те, кого шведы назвали викингами) под такими именами: во Франции и Германии — как нордманны или под различными вариантами этого слова (норсманны, нортманны«люди с севера»); в Византии — росы и барбаросы (варвары); в финно-угорских землях — роотси и руотси; в германо-балтских землях — ротс, прус, корсь, кривс; на землях будущей Руси — гости, со временем — росы, русы.; в арабских землях и в Испании — русы.

Начиная с 8-го века практически вся раннесредневековая Европа несколько столетий жила в атмосфере непрерывного страха перед нашествием этих северных морских сорвиголов, но никаких викингов в анналах, описывающих страшные набеги, даже мимолетом не упоминается, нет и континентальных топонимов, в которых отразилось бы имя «викинг».

* * *

В основе версии автора о возникновении людского сообщества, получившего со временем этностное имя русские, лежит предположение, что русский этнос является естественным продуктом жизнедеятельности, сложившейся в среде раннего организованного человечества, каковая представляла из себя (еще до нашей эры) следующие основные социальные типы людских сообществ: Римский мир (западная часть континента); Финские племена (восточная часть континента); Ираноязычные племена юга — скифы, сарматы, аланы, анты и т.п. множество; Прарусский мир севера, включающий в себя нынешние территории Скандинавии, Эстонии, Литвы, Латвии, Польши, Германии, Белоруссии, северо-запада России вплоть до Калуги и Москвы.

Эти сообщества различали друг друга, согласно версии автора, следующей формулой — «мы такие вот, а все прочие не такие» или, проще говоря, действовал естественный принцип различия: свой — чужой (по мнению академика О.Трубачева, слово СВОЙ – одно из самых старых в русском языке). В процессе времени — через контакт этих сообществ, по большей степени военный, — возникало множество новых социальных типов, в т.ч. оформлялась уже знакомая нам современная государственность континента.

Возьмем прарусов — далеких русских предков — индоевропейских ариев, еще за 2 тысячи лет до нашей эры пришедших на берега Балтийского моря — прарусские арии также понимали себя по формуле — «мы такие вот».

Что было у прарусских предков такого, чего не было у прочих — «не таких, как мы»? Итак, прарусы, осевшие на берегах Балтийского моря, владели на то время лучшими («своими») навыками обращения и приручения лошадей и были всадниками, были знакомы с («своей») колесной повозкой и упряжью, пользовались («своим») довольно современным оружием — луками, боевыми топорами (ладьевидные топоры), копьями.

От («своего») известного копья ведет начало и имя одного из прарусских арийских племен — германцы (где: her — копье, man — человек). Это название мы находим и в скандинавских сагах — хирдманы.

Итак, автор увлекательной рукописи в 500 страниц об истории происхождения русского народа видит портрет нашего далекого предка в определенной парадигме: «мы такие вот, а все прочие не такие». Имели с германцами общие корни, разделились пращуры на отдельные этносы согласно роду занятий, месту расселения и особенностям групповой психологии, и с тех пор у каждого — своя история, свой язык, своя культура и религия, археология, топонимика, этимология, национальная психология. Цельность позиций А.Руотси, кстати, далеко не бесспорных, привлекает, заинтересовывает необычным экскурсом к общим истокам европейских народов, в том числе и русского, ко временам, когда еще не существовало собственно ни немцев, ни скандинавов, ни русских.

Все три книги весьма объемные, насыщены прелюбопытной информацией, размышлениями и необычным взглядом на истоки русского народа.

Редакция


> В начало страницы <