"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№8 (1/2007)

ПРАВОСЛАВНЫЙ
СОБЕСЕДНИК

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

В декабре 2008 года исполняется 100 лет со дня смерти Святого преподобного о. Иоанна Кронштадтского.

СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ ОТЕЦ
ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ И ПЮХТИЦЫ

В XVI веке, в утешение эстонскому народу, явилась Божия Матерь. Произошло это на северо-востоке Эстонии, между Финским заливом и Чудским озером, там, где посреди обширной равнины возвышается тремя уступами величественный живописный холм, носивший в древности название Куремяе (в переводе с эстонского — Журавлиная гора).

С тех пор местные жители прозвали гору Пюхтицкой, то есть Святой, а у древнего дуба построили деревянную часовню, где и поставили обретенную икону. Вскоре рядом с часовней была возведена новая, более обширная, перестроенная в Успенскую церковь. Отовсюду шли сюда люди поклониться образу, дарованному Самой Царицей Небесной, омыться в животворящих водах источника, прославившегося многими чудотворениями и исцелениями. Ежегодно на праздник Успения Божией Матери в Пюхтицы собиралось такое множество паломников, что во время всенощной вся гора была усеяна огоньками свечей, которые держали в руках молящиеся.

В 1882 году для помощи бедным и сиротам, для духовного просвещения населения было основано Прибалтийское православное братство Христа Спасителя и Покрова Божией Матери. Отец Иоанн Кронштадтский был почетным членом Братства и неустанно заботился о Пюхтицкой Святыне, расположенной на одной из окраин страны среди иноверного населения, высоко оценивая ее значение как светоча Православия в этом пустынном краю.

В июле 1887 года в местечке Иевве (ныне Йыхви) было создано отделение Братства, при котором были открыты домовая церковь, школа, аптека, небольшая благотворительная лечебница.

В 1888 году в Пюхтицы, тогда еще на пустую гору, где у древнего дуба одиноко стояла небольшая деревянная церковь, из Костромы была направлена монахиня Варвара (Блохина). Состоялась ее встреча с о. Иоанном Кронштадтским. Ей предстояло, по благословению о. Иоанна, заложить основы монашеской общины на Богородицкой горе и перевести туда все благотворительные учреждения, существовавшие при Иеввеском братстве.

В 1891 году великий Праведник основал в Пюхтицах поистине Обитель Милосердия с больницей, бесплатно обслуживающей все окрестное население, сиротским приютом и школой для бедных. Первые 70 сестер обители были крестницами о. Иоанна Кронштадтского и его духовными чадами.

Еще до создания общины о. Иоанн Кронштадтский благословил и освятил место под монастырь, специально приехав с этой целью на Богородицкую гору. Дорогой Батюшка освящал первый монастырский дом, построенный на присланные им средства. В те знаменательные для обители дни Батюшка пробыл в Пюхтицах четыре дня — с 13 по 16 августа. В 1892 году Указом Святейшего Синода было определено именовать монашескую общину Пюхтицким Успенским женским монастырем с возведением ее начальницы мон. Варвары в сан игумении.

“Немало по лицу земли Русской славных храмов и монастырей. Многие из них будут до основания сметены нечестивцами, этой же обители суждено долголетие и благоукрашение. И будет стоять она до скончания века”,— сказал о. Иоанн Кронштадтский на освящении Пюхтицкой обители.

Отец Иоанн очень любил Пюхтицы и говорил: “Целуйте эту землю, она освящена пришествием Божией Матери”. Своих духовных чад Дорогой Батюшка благословлял в обитель со словами: “Идите в Пюхтицы, там три ступени до Царствия Небесного”.

Быстро продвигалось строительство на Богородицкой горе. За один год в Пюхтицах появились временная трапезная, жилые дома-келлии, здание приюта для детей, хозяйственные постройки. Заложены были Святые Врата с колокольней над ними.

На все текущие нужды о. Иоанн Кронштадтский присылал денежные средства. Вот только несколько строк из его писем: “…Посылаю муки, припасов, пятьсот рублей”. “…Присылаю на нужды обители триста рублей. Молю Господа о вашем здравии, обилии и довольствии благ земных и духовных”. “…Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и все земное приложится вам. Я посылаю вам триста рублей. Господи, помоги пюхтицким!”

Успешно налаживалась молитвенная жизнь обители. Уже в первый год был введен полный монастырский богослужебный круг, созданы два монашеских хора — на церковно-славянском и эстонском языках. С первых же дней существования обители был установлен строгий монастырский порядок, какой можно было встретить только в старинных монастырях. “Молю Бога, чтобы в Пюхтицах, под Покровом Царицы Небесной процветали правда, святость и благочестие сестер”,— писал о. Иоанн Кронштадтский пюхтицкой игумении Алексии.

Воспитывая в пюхтицких насельницах самоотверженную любовь к каждому человеку, приходящему в обитель, Батюшка строго назидал: “Сестры, вы встречаете гостей Самой Царицы Небесной!”

Через несколько лет своего существования Пюхтицкий монастырь снискал такое доверие окрестных жителей, что они стали отдавать на воспитание и обучение в обитель своих детей. В примонастырском приюте воспитывалось 25-30 детей и православного, и лютеранского вероисповедания (одна девочка была католичкой), причем половину детей составляли мальчики. Первой начальницей приюта была монахиня Арсения Блохина, родная сестра игумении Варвары.

Кроме того, при обители было создано двухклассное училище на 50 учеников, в котором также не было разделения на православных и лютеран. Преподавали в училище пюхтицкие диакон о. Александр Мянник и псаломщик Константин Петрович Пуу.

В монастырской лечебнице принимал окрестное население доктор Иоанн Федорович Кириллов. Ему помогали рясофорная послушница Ирина Авдеева и воспитанница приюта Агафия Мятус. Медицинская помощь оказывалась бесплатно, лекарства раздавались тоже бесплатно. При монастырской лечебнице в 1896 году была учреждена Община сестер милосердия, состоявшая под покровительством Российского Общества Красного Креста, в которой обучались пюхтицкие послушницы и приютские дети. Заведующей Общиной Красного Креста стала рясофорная послушница Лидия Мыльникова. Матушка Игумения Варвара первыми одела в форму сестер милосердия четырех воспитанниц монастырского приюта: Агафию Мятус, Марию Алас, Наталию Конкс и Екатерину Лаврову.

Так, буквально за три-четыре года, на Богородицкой горе вырос монастырь, в котором подвиг христианской иноческой жизни соединялся с воспитанием сирот и врачебной помощью недугующим, и тем самым день ото дня креп и утверждался в иноверном краю Дом Божий, в котором любовь к Богу, выражавшаяся в непрестанной молитве, соединялась воедино с деятельной любовью к ближним.

Трудами рук своих сестры полностью обеспечивали себя и паломников обители. “Держитесь за травку, ограда спасет”,— говорил Батюшка Иоанн.

…Еще в 19 веке о. Иоанну Кронштадтскому открылся в видении дивный монастырский собор. Однажды, возвращаясь со святого источника с первой пюхтицкой игуменией Варварой, Батюшка, взглянув в ту сторону, где сейчас находится Успенский собор, сказал: “Матушка игумения! Посмотрите, какой у вас на горе великолепный собор стоит! Антихрист к нему не подойдет”.

Прошло несколько лет. И вот, в последний год своей земной жизни, Дорогой Батюшка благословил начать строительство монастырского собора.

Средства на постройку собора были пожертвованы известным благотворителем московским генерал-майором Иваном Филипповичем Терещенко.* В его завещании есть такие строки: “Выдать в распоряжение Ревельского Епархиального начальства Эстляндской губернии капитал в семьде-сят тысяч рублей, каковой исключительно должен быть употреблен на сооружение нового храма в Пюхтицком женском монастыре во имя Успения Пресвятой Богородицы”.

Постройка собора быстро продвигалась. Кирпич сестры изготовляли сами. О. Иоанн Кронштадтский указал место, где брать глину для кирпичей. Глина была чистая, без примеси единого камешка. Устроили небольшие печи для обжига. Кирпич получался прочный, упругий. Каждому новому кирпичику радовались сестры! Словно румяные пироги, приготовленные их заботливыми руками, кирпичи ждали укладки.

Не оставляя обычных своих послушаний: на полях, огородах, на скотном дворе, на кухне, в гостинице, в детском приюте,— сестры своими руками выстроили величественный пятиглавый собор. До первых морозов были возведены стены строящегося собора. После праведной кончины Дорогого Батюшки вознесли на купола кресты.

Искусно отделанный иконостас был изготовлен в Петербурге потомственным резчиком по дереву Петром Амбросимовым из тщательно просушенной сосны. Расписывал иконостас мастер церковной живописи, тоже петербуржец, Федор Егорович Егоров. Средства на церковную утварь пожертвовал житель Петербурга Димитрий Лукин.

В алтаре собора находится икона Божией Матери “Одигитрия”, которой о. Иоанн Кронштадтский благословил строительство Успенского собора. На оборотной стороне иконы надпись, свидетельствующая об этом и датированная 12 февраля 1908 года.

Украшением монастырского собора является Пюхтицкая икона, история которой чудесным образом связана с именем святого праведного о. Иоанна Кронштадтского. В 1894 году сестры монастыря подарили горячо любимому пастырю в день Ангела икону, на которой запечатлено явление Пресвятой Богородицы в Пюхтицах у источника. Внизу на иконе подпись: “Протоиерею отцу Иоанну Ильичу Сергиеву, труд живописиц Успенскаго женскаго монастыря на Святой горе Эстляндской губернии. 1894 г. 19 октября”. Эта икона пребывала с о. Иоанном Кронштадтским до самой его кончины.

Много лет молился Батюшка перед ней и завещал ее благочестивой петербургской чете, которая передала впоследствии образ м.Вирсавии, насельнице закрытого к тому времени Санкт-Петербургского Иоанновского монастыря. Та не расставалась с иконой, но Пресвятая Богородица явилась монахине во сне и открыла Свою волю о возвращении Ее образа в Пюхтицкую обитель, сказав: “Я Сама к тебе приду”. Случилось это на Пасху 1946 года. Вскоре м.Вирсавия умерла, а Пюхтицкая икона 1 июля вернулась в монастырь. Ее торжественно встретили у древнего дуба. Приняла Святыню в свои руки тогдашняя настоятельница игумения Алексия II (в схиме Сергия).

Смотришь на эту икону, перед которой молился великий Праведник, и оживают в памяти слова Дорогого Батюшки: “На 15-е, в канун Успения Богоматери, 1898 года я имел счастье в первый раз увидеть во сне явственно лицом к лицу Царицу Небесную и слышать Ее сладчайший, блаженный, ободрительный голос: “Милейшие вы, чада Отца Небесного”, - тогда как я сознавал свое окаянство, взирал на пречистый лик Ее с трепетом и мыслию: не отринет ли меня от Себя с гневом Царица Небесная! О лик пресвятый и преблагий, о очи голубые и голубиные, добрые, смиренные, спокойные, величественные, небесные, божественные! Не забуду я вас, дивные очи! Минуту продолжалось это явление, потом Она ушла от меня неторопливо, перешагнула за небольшой овраг и скрылась! Я видел сзади шествие Небесной Посетительницы. Сначала я видел Ее как бы на иконе, ясно, а потом Она, отделившись от нее, сошла и подвиглась в путь. Вечером я писал проповедь на праздник Успения, а лег поздно, в два часа ночи. За всенощной я читал с великим умилением акафист и канон Успению Богоматери в Успенской церкви”.

По материалам газеты «Мир Православия», 2001
(Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата).


* Терещенко Иван Филиппович, генерал-майор.

На кладбище Донского монастыря сооружались маленькие церкви - так, за Большим собором стоит ротонда церкви святого Александра Свирского, - усыпальница графов Зубовых (1796 - 1798 гг.), рядом с ней - миниатюрная церковка святого Иоанна Лествичника, построенная по завещанию генерал-майора Ивана Филипповича Терещенко, умершего 20 февраля 1907 года. Он жил рядом с монастырем и был владельцем завода, называвшегося “Московские обозные мастерские”, перешедшего по его завещанию к Главному интендантскому управлению. Поодаль, у северных ворот - здание в византийском стиле церкви Иоанна Златоуста и Св. Екатерины над склепом фабрикантов Первушиных (1888 - 1891 г., архитектор А. Венсан), где долгое время находилась фототека и изобразительные фонды Музея архитектуры,

Уже в конце XIX в. кладбище было переполнено, и в начале следующего к нему присоединили обширный участок с южной стороны, начав строить там новую кладбищенскую церковь святых Серафима Саровского и Анны Кашинской (по проекту 3. И. Иванова) с 450 склепами, расположенными в три яруса. Церковь эту перестроили в советское время в крематорий (1927 г., Д.П. Осипов и Н.Я. Тамонькин), а теперь церковь опять действует. На новом кладбище обращает на себя внимание большое надгробие первого председателя Государственной думы юриста С.А. Муромцева. Бюст Муромцева лепил известный в то время скульптор П. П. Трубецкой. На этом же кладбище похоронена старшая дочь А.С. Пушкина Мария Александровна Гартунг, психиатр Н. Н. Баженов, основатель электровакуумной промышленности СССР К Б. Романюк, математик С.Л. Соловьев, химики М.И. Кабачник, И.В. Петрянов-Соколов, архитектор М.И. Синявский и другие известные деятели науки и искусства.


> В начало страницы <