"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№8 (1/2007)

ПРАВОСЛАВНЫЙ
СОБЕСЕДНИК

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

СИЛА ПОКАЯНИЯ

27 января 2007 года лауреатом национальной премии “Золотой орёл” в пяти номинациях стал фильм Павла Лунгина “Остров”.

Фотография

Безусловно, это кинопроизведение – сильнейший удар по бездуховности, царящей вокруг. Наконец-то создан фильм, заставляющий каждого из нас задуматься о своём нравственном облике, о том, какими мы предстанем перед Богом.

Картина раскрывает ряд идей, являющихся судьбоносными в христианстве, а значит, и в деле спасения человека.

Например, трижды задаваемый в фильме вопрос: “За что Каин убил Авеля?” Ответ на который, как и последующие за этим убийством библейские события, я бы посоветовал никогда не забывать тем из нас, кто, не имея желания расстаться с низменными страстями, горит завистью, а порой и лютой злобой к истинным последователям Христа.

Или взять выдающийся кадр из фильма, когда настоятель монастыря торопится к отцу Анатолию (подлинному аскету, который даже спал на куче угля), чтобы стать таким же, как он, святым, - но при этом захватив с собой мягкое одеяло и тёплые сапоги. В жизни часто приходится встречать людей, искренне желающих попасть в рай и при этом сладко прожить земную жизнь. Священное Писание изобилует цитатами (Мф.6, 19-21; Мф. 6, 24; Мф. 6,31-33; Лк. 10, 38-42; 1 Тим. 6, 8-10; и т.д.), подтверждающими, что осуществить и то и другое невозможно.

Но всё же основная идея, предельно заострённая в картине и которая на сегодняшний день будоражит умы и сердца многих православных людей, заключается в соотношении внешней и внутренней религиозности человека, его поступков – с одной стороны, и причин, по которым он их совершает – с другой. И здесь я бы выделил два гениальных эпизода фильма.

Прежде всего, это история исцеления мальчика. Сцена молитвы за ребёнка, стоявшего в келии отца Анатолия на костылях и со слезами на глазах (вместе с плачущей мамой) просящего “доброго Боженьку” избавить его от недуга, потрясает (некоторые зрители в этот момент плакали). Но что происходит по сюжету далее? Обрадованная выздоровлением сына мать игнорирует дальнейшее наставление старца о том, что теперь её ребёнку и ей самой необходимы Исповедь и Причастие. Исполнив то, зачем пришла в монастырь, она пытается быстро увезти мальчика с острова. Не понимая, что молитва отца Анатолия об исцелении её сына – не магическое заклинание, при котором эффект выздоровления зависит только от точности исполнения обряда. Христианская молитва с какой-либо просьбой подразумевает прежде всего обещание Богу изменить себя (это касается и родителей, у которых болен ребёнок!), то есть начать жить по Евангельским заповедям; пойти, насколько позволят силы, путём Христа. И исповедь священнику, осознание своих грехов, надежда на помощь Бога в их искоренении, подаваемая в таинстве Святой Евхаристии, - начало этого нелёгкого пути. Люди же в основном хотят получать от Бога определённые блага (чаще всего – мирские, “желудочные”), при этом не желая налагать на себя перед Ним никаких обязательств. Не подозревая, что в таком случае, согласно словам Христа (Ин. 5, 14), с человеком может случиться несчастье хуже того, от которого он только что избавился. Именно по этой причине старец кинулся в воду за лодкой и вырвал из рук матери ребёнка.

Другой эпизод картины – уединённый молитвенный плач отца Анатолия, в молодости застрелившего человека. Покаянный псалом и Иисусова молитва, произносимые главным героем, православным верующим хорошо известны. Но далее следует то, о чём многие из христиан даже не подозревают и что в деле покаяния является одним из важнейших элементов (из всех православных авторов на это особо обращал внимание своих читателей митрополит Сурожский Антоний). Убийца обращается непосредственно к своей жертве!

- Тихон… - сквозь слёзы произносит старец. – Я знаю, ты слышишь меня…

Здесь человека никак не заподозришь в том, что он кается только из страха перед “геенной”, вымаливая у Бога “пощаду” (что свидетельствовало бы о довольно низком духовном уровне христианина). Из этого эпизода видно, что грешник со всей остротой осознаёт ВСЕЛЕНСКУЮ МЕРЗОСТЬ содеянного; понимает, что прервал жизнь того, кто по своей духовной природе является его БРАТОМ ВО ХРИСТЕ, таким же, как он, “образом и подобием Божиим”, бесценным СОКРОВИЩЕМ мироздания.

Увы, как часто, с упоением перечисляя свои грехи священнику, мы даже не думаем ПЕРЕД ЭТИМ попросить прощения у тех, перед кем виновны; не считаем нужным загладить последствия своих негативных поступков, исправить положение, возместить ущерб. Это говорит о том, что судьба обиженных нами людей нам зачастую безразлична; что нас более всего волнует наша ЛИЧНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ, прощение со стороны Бога. Но какой смысл в нашем “покаянии” (и состоится ли оно вообще), если мы не сострадаем окружающим, то есть не исполняем важнейшую заповедь Христа (Мф. 22, 39)? Ведь Царствие Божие – это сообщество тех, кто любит ближнего “как самого себя”; и путь туда человеку с “каменным” сердцем несомненно ЗАКРЫТ – даже если он за свою жизнь поставил сотни свечек и отдал столько же поклонов, а также регулярно исполнял церковные обряды и таинства (которые являются не целью, а средством).

Однако бывают ситуации, когда человека, перед которым мы виновны, уже нет в живых. И тогда необходимо ОБРАЩЕНИЕ к его бессмертной душе, которая, по слову Святых Отцов, нас безусловно услышит. Обращение с плачем, подобно плачу отца Анатолия. И обязательно нужно готовиться к встрече с ней, которая за гробом НЕИЗБЕЖНА. Ибо без того, чтобы увидеть друг друга ВООЧИЮ; реально, а не метафизически, приблизиться друг к другу и, “сгорая” со стыда, осознать всю трагедию происшедшего, во всей её глубине и серьёзности; без того, чтобы понять друг друга и простить, - ни полного покаяния, ни примирения со своей совестью, со всем мирозданием и Богом НЕ ПРОИЗОЙДЁТ! Таково мнение многих христианских авторов; и, на мой взгляд, фильм “Остров” также говорит об этом совершенно однозначно…

«МИЛОСТЬ ПРЕВОЗНОСИТСЯ НАД СУДОМ…»
(Иак. 2, 13)

В своё время этот рассказ моего отца поверг меня в шок.

Он у своих родителей был восьмым ребёнком. В тридцатые годы для многих семей в советских деревнях, в большинстве которых свирепствовал голод, многодетность была настоящим бедствием. И потому от некоторых детишек пытались избавиться – в первую очередь, от более хилых по сравнению со своими братишками и сестрёнками (семье нужны были физически сильные работники). Как избавиться? По-разному. Например, моего отца, тогда ещё младенца, клали к распахнутому окну – в осенний холод и зимнюю стужу, чтобы он простудился и умер. Но умер не он, а его близнец, коего считали более крепким и здоровым и всячески оберегали. Отец же вырос на редкость выносливым и почти никогда не болел. Обо всём этом ему рассказала его мама за несколько дней до своей смерти. Рассказала со слезами на глазах, попросив у сына прощения.

- Не мне судить родителей, – сказал отец, – ещё неизвестно, как бы на их месте поступил я…

Историю эту я вспомнил в связи с заметкой, напечатанной в одной из центральных газет. В ней сообщалось, что некий гражданин США подал в суд на своих отца и мать за то, что, когда он был ребёнком, они не согласились определить его в музыкальную школу. Из-за чего, по его мнению, в нём не состоялись, по меньшей мере, Бетховен или Моцарт. И в качестве компенсации за потерянные “гонорары” и “славу” этот человек потребовал со своих родителей довольно крупную сумму.

Не правда ли, эти две истории разительно отличаются друг от друга. Первая говорит о “вопиющей несправедливости”, даже “дикости”, а вторая – об уважении к “правам личности”.

Попробую прокомментировать данную проблему с позиции христианина.

Возможно, для многих из нас это будет услышать неприятно, но Бог поставил перед человечеством задачу, не имеющую ничего общего с построением на Земле уютной и комфортной жизни (“Не собирайте себе сокровищ на Земле” (Мф. 6, 19)). Согласно Священному Писанию, смысл существования человека состоит в его духовно-нравственном совершенствовании (Мф. 5, 48). Главные элементы которого - научиться прощать людей (Мф. 6, 14-15), сопереживать им (Мф. 22, 39), ощущать их “нужды и печали” как свои собственные. А для этого каждому из нас необходимо испытать определённую долю скорбей и страданий, как говорится, на собственной шкуре. Что неизбежно влечёт за собой ограничение человека как в материальных благах, так и в его “правах и свободах”.

Однако в своём большинстве люди выбрали совершенно иную цель: “стяжание” не “Духа Святого”, а исключительно земных, “желудочных” благ. Причём на сегодняшний день их количество и качество превысило пределы необходимого уровня для нормального существования человека в десятки, а у иных и в сотни раз! То есть многие из нас уже трудятся не ради “хлеба насущного”, как и заповедовал Господь (1 Тим. 6, 8-10), а с целью получения всевозможных удовольствий и развлечений, то бишь “КАЙФА” (затягивающего людей в пучину греха, словно трясина).

Так возник “эгоизм” – нравственное состояние человека, поставившего в центр своего внимания и забот САМОГО СЕБЯ! И напрочь утратившего понимание того, как в этот самый центр можно поместить кого-то иного.

А затем началась цепная реакция: эгоизм подавил сострадание ближнему, соответственно исчезло внимание к нему – особенно к его душевному состоянию; отгороженность людей друг от друга породила неискренность в отношениях между ними, всяческую ложь; которая, в свою очередь, вызвала недоверие к окружающим, подозрительность и, что неизбежно, стремление поставить возможным “притязаниям” ближнего заслон. А отсюда – создание соответствующей нормативной базы. Скажем, отношения супругов между собой во многих случаях стали регламентироваться так называемым “брачным контрактом”. И конечно, нормами “Семейного Кодекса”. Который также предписывает проявлять заботу и о своих престарелых родителях. А если на Вашем пути встретится человек, например, вывихнувший ногу, то оказать ему помощь (хотя бы вызвав “скорую”) Вас может подтолкнуть соответствующая статья аж “Уголовного Кодекса”, предусматривающая лишение свободы.

И т.д. и т.п.

Иными словами, люди дошли до того, что просто ОБЯЗАЛИ самих себя – под страхом ответственности! - выполнять определённые внешние действия по отношению друг к другу, ранее вызываемые естественными чувствами любви и сострадания – очевидно, на сегодняшний день у многих из нас утраченными.

Так вот именно эгоизм (выпячивание своего “я”) стал питательной почвой для расцвета так называемого либерализма, признавшего непререкаемым авторитетом “права человека”. Причём за последние десятилетия поклонение этому идолу стало принимать поистине карикатурные формы. Чего только стоят “табачные” процессы – при которых курильщики за своё подорванное здоровье в результате пагубного пристрастия предъявляют судебные иски предприятиям, производящим папиросы и сигареты. Или случаи, когда ученики подают в суд на своих педагогов якобы за проявление к ним “излишней требовательности” или “необъективности в оценке их способностей”. Дальше, я думаю, будет ещё интересней: наступили мне в троллейбусе на ногу – подаю на своего обидчика в суд. Пересолила жена яичницу – к ответу её за доставленный мне этим “дискомфорт”. Да что там: родили меня отец с матерью, скажем, евреем в Германии в период нацизма или в Хиросиме сразу после её ядерной бомбардировки (что отрицательно сказалось на моём здоровье и моей судьбе) – пусть впоследствии компенсируют мне это материально. В конце концов, я своего согласия на появление на свет именно в таких условиях и в такую эпоху НЕ ДАВАЛ! И моё неотъемлемое “право” здесь явно нарушено.

Маразм, скажете вы. Однако я уверен, со временем дойдёт и до подобного: поле деятельности для либералов в этом смысле широкое.

Но главное: согласно высказываниям некоторых христианских подвижников, недалеко то время, когда прощение человека станет считаться в обществе одним из НЕПРИЛИЧНЫХ, а затем и УГОЛОВНО НАКАЗУЕМЫХ поступков (скажем, с формулировкой “за потакание преступному деянию…”). И для такого утверждения есть все основания: известно, что общественные явления, достигнув определённого количественного показателя, неизбежно переходят сначала в моральную, а затем и юридическую норму. Иными словами, скоро вся наша жизнь будет пропитана сплошной подозрительностью в отношении окружающих людей и предъявлением судебных исков по малейшему поводу – из себялюбия и гордыни или с целью лёгкой наживы (возможности получения компенсации “материального и морального вреда”). И тогда человеческое общество уподобится паукам, находящимся в одной банке и грызущим друг друга. Что, по слову апостола Павла (2 Тим. 3, 1-5), и явится преддверием апокалипсиса…

«ПЕЛЕНА С ГЛАЗ»

Любопытная вещь: очень многих моих собеседников, с коими мне довелось вести разговор о недавнем урагане на юге США, поражают не столько масштабы разрушений или неспособность власти оказать своевременную и эффективную помощь населению затопленных районов, сколько совершенно неожиданное, порой просто шокирующее, по их словам, “озверение” до этого “законопослушных” и “респектабельных” американцев.

“Идти в душ одной было невозможно. Тот, кто решался направиться туда в одиночку, рисковал быть изнасилованным или убитым…” Это слова 37-летней Африки Брумфилд, пострадавшей во время стихии (газета “Труд” за 8 сентября 2005 года).

А вот свидетельство 45-летнего Ника, рыбака из Нового Орлеана: “Это было хуже, чем в тюрьме… Вооружённые люди уходили ночью, а утром продавали нам еду, одежду и лекарства…” (там же). Думаю, понятно, где они их брали…

А это уже пишет корреспондент одной из европейских газет, сумевший проникнуть в зону бедствия: “Десятки исчезнувших людей были объявлены пропавшими без вести; а затем их тела находили в канавах, под мостами, в контейнерах для мусора… Они были застрелены из винтовок или пистолетов…” (там же).

Что и говорить, картина жуткая; четыре дня Новый Орлеан (и не только он) жил по закону джунглей: сильный пожирает слабого. А весь остальной мир недоумевал: откуда в “самой развитой” стране, в “сердце цивилизации” в одночасье появились сотни убийц, насильников и грабителей?

Между тем ответ очень прост: они никуда и НЕ ИСЧЕЗАЛИ! Только сытая, комфортная и спокойная жизнь, а также исправно работающая правоохранительная система не предоставляли им шанса себя проявить.

Вообще, насколько я успел заметить, ураган “Катрина” “промыл” мозги многим из тех, кто полагал, что только американская (или, в целом, западная) модель общественного развития может осчастливить человечество; что материальное изобилие, высокий уровень образованности и интеллекта, а также эффективно функционирующие демократические, правовые и государственные институты гарантируют становление гармонично развитой личности, достойной звания человека.

Разберём каждый пункт в отдельности.

Помню, один из моих знакомых, преклоняясь перед западным образом жизни, говорил мне: “Пока человек не будет сыт, одет и обут, он не перестанет воровать. Удовлетворите его насущные потребности, и мир изменится к лучшему”. Казалось бы, логика железная. Однако мне не раз приходилось видеть, как наши бедно одетые старушки вынимали из своих тощих кошельков монеты и отдавали их нищим или калекам. Не подозревая, что таким поступком разбивали подобную идеологию в пух и прах. Впрочем, как и чиновники (в том числе в странах Западной Европы и США), имеющие огромные личные состояния (способные удовлетворить не только “насущные”, но и “утончённые” потребности), и тем не менее уличённые во взятках, – в прессе подобных сообщений немало. Выходит, “как волка ни корми…”

То же самое можно сказать и об уповании на интеллект. Старец Серафим Саровский не имел высшего образования. Однако люди, беседовавшие с ним, выходили из его землянки со слезами на глазах; многие из них после встречи с преподобным в корне меняли свою жизнь (например, небезызвестный помещик Мотовилов, продавший своё имение и употребивший полученные средства на помощь бедным и устройство Дивеевского монастыря). В то время как единственные в мире атомные бомбардировки были санкционированы образованным “отцом американской нации”.

Однако более всего людей ослепила надежда на создание мощных силовых структур и спецслужб, якобы способных гарантировать обществу спокойную и безопасную жизнь. Но в том-то всё и дело, что перспективой попадания за решётку или на электрический стул человека можно только запугать, заставив его быть осмотрительнее и хитрее, но никак не СДЕЛАТЬ ЕГО МИЛОСЕРДНЕЕ. Эффективная правоохранительная система способна лишь уменьшить проявление в человеке самых негативных, отвратительных качеств его души, загнать их глубоко вовнутрь; однако ИСКОРЕНИТЬ их она не в состоянии. Потенциальные убийцы и насильники в “полицейском государстве” – это мило улыбающиеся, здоровающиеся с вами за руку граждане. Но разве подобную ситуацию можно назвать “счастьем”? Неужели кого-то из нормальных людей устроит совместное существование с соседом или сослуживцем, который, когда его вынудят к тому обстоятельства и подвернётся подходящий случай, не замедлит всадить вам пулю в лоб или ограбить? Я думаю, после Нового Орлеана ответ на этот вопрос может быть только отрицательным.

И есть иной путь развития цивилизации – тот, по которому стремилась идти дореволюционная Россия, а вместе с ней и ряд европейских стран, на тот момент не утративших христианские ценности. “Я хочу не такого общества, в котором человек не мог бы совершить преступление, а такого, в котором он МОГ БЫ, НО НЕ ХОТЕЛ его совершать!”- это изречение Фёдора Михайловича Достоевского вошло в сокровищницу человеческой мудрости. Хотя до урагана в США иные из моих знакомых считали подобную цель “бредовой”. Слава Богу, кое-что в их сознании изменилось. И хотя, к великому сожалению, Россия сейчас во многом копирует западный (то бишь американский) образ жизни, возможно, под влиянием последних событий в мире люди наконец-то поймут, что достичь гармоничного состояния общества можно только на пути ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ, что ставка исключительно на улучшение условий жизни человека и создание механизмов реагирования на уже совершённое зло ошибочна в корне. Второе понять особенно важно, поскольку в последнее время западная культура воспитывает своих граждан в духе борьбы не столько с причинами возникновения зла (даже ошибочно понятыми), сколько с его ПОСЛЕДСТВИЯМИ.

Например, “герой” большинства американских кинофильмов – это борющийся с убийцами и насильниками “супермен”, который, не моргнув и глазом, ломает руки и челюсти своим противникам или расстреливает их из ультрасовременного оружия, - словом, совершенствует технику противостояния преступнику. Ему, мягко говоря, “до лампочки”, что толкнуло этих людей на противоправные действия; и уж тем более, как вернуть им человеческий облик. Ему важно лишь изолировать их от общества или физически уничтожить (а создателем такого фильма – заворожить зрителя трюками и спецэффектами и получить прибыль). И люди, особенно молодёжь, под влиянием такой “культуры”, не получая никакой духовной подпитки, становятся озабоченными исключительно своими мускулами и наличием у себя в кармане пистолета или гранаты. Жизнь такого общества становится похожей на существование пауков в одной банке.

И совершенно иного “героя” явила миру, например, русская классическая литература 19-го века. Образ слабого, беззащитного Акакия Акакиевича из гоголевской “Шинели”, у которого в зимнюю стужу украли верхнюю одежду; спивающегося и плачущего Мармеладова (“Преступление и наказание” Достоевского); умирающей беспризорной девочки Маруси (из “Детей подземелья” Короленко); или брошенной с младенцем на руках Катюши (“Воскресение” Льва Толстого), которая, разочаровавшись в искренности человеческих чувств, стала проституткой, – все они рождали в читателях СОПЕРЕЖИВАНИЕ, заставляли задуматься о нечто более высоком, чем поглощение гамбургеров и освоение техники мордобоя.

А такая культура способна явить миру настоящее чудо. Человека, воспитанного на традициях русской духовности (опирающейся на православие), уже не нужно будет пугать тюрьмой, приставлять к нему полицейского или агента спецслужб; ибо сама мысль отнять у голодного последний кусок хлеба или покалечить, удовлетворяя блудную страсть, душу подростка – станет для него настоящей МЕРЗОСТЬЮ, от которой он шарахнется, как от зловонной кучи! Напротив, мир и покой в душе такой человек обретёт лишь тогда, когда накормит голодного, утешит плачущего, навестит старика или инвалида. Он будет ощущать великую радость не от личного приобретения и накопления, а от возможности быть кому-то НУЖНЫМ; а наслаждение станет испытывать не от сытого брюха и плотских утех, а от светлых улыбок окружающих.

И только такие люди будут в состоянии построить на земле по-настоящему счастливую жизнь…

Владимир Кузин, гор.Владимир


> В начало страницы <