"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№3 (2/2005)

ПРОЗА

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG
Урис Александр Владимирович (1959) — прозаик, заместитель председателя Объединения русских литераторов Эстонии. Живет в Нарве, Эстония.

Александр Урис

День на день не приходится

— Вот видишь, теплицу стеклю, — после приветствия обращается ко мне дядя Гриша. — А ты что, только приехал?
— Да, прямо с междугороднего автобуса. На два денька только — и назад, на работу.
— Не заскочишь на минутку, покажу, как я печь свою выкрасил? Рюмочкой угощу. Ведь, считай, с прошлого года не виделись...
— Не зайду, Филиппыч, тороплюсь, столько дел, сам знаешь.
— Ну ладно, тогда я, может, появлюсь, не прогонишь?

Эх, думаю, навязывается старик. Я ж один хозяйство веду на даче, нет у меня времени сейчас с ним, по весне, лясы точить даже вечером. Стемнеет — топить печь и спать ложиться, чтобы поутру, с рассветом, вновь за работу. Такая уж у дачника доля, раз решил себя с землей связать.

— Может, в другой раз, а?

Но дядя Гриша другого раза ждать не стал и под вечер все же нарисовался на моем участке. Из кармана у него выглядывало горлышко бутылки.

— Трудишься. Вижу, вижу. Молодец. А чего парник не кроешь?
— Не крою, дядя Гриша, потому, что сажать мне пока туда нечего. Огурцы, помидоры полива требуют, а я, сам видишь, бываю здесь не часто. Все равно пропадут. Поэтому и не крою. Да ты ведь уже в прошлом году об этом же спрашивал.
— А зря! Вот я себе почти весь уже застеклил. Завтра довершу и начну высаживать рассаду. И тебе бы дал. Зря не кроешь, я бы тебе помог. Пленка у тебя есть?
— Пленка-то есть, но крыть я в этом году, не уговаривай, не стану. С обыкновенным-то не справляюсь, а тут еще теплицу повесить на шею...
— Да ...а я бы тебе помог покрыть, — продолжает гнуть своё старик.
— Вот непонятливый человек! — сержусь я. — Ну, чего привязался со своим парником? За этим, что ли, пришел?
— Так ты ж не приглашаешь, вот и пришел сам. Хватит мордовать себя. Солнце вот-вот зайдет. Отдохнуть надо. Вот тут я кое-что принес...
— Кое-что... — бурчу я. — Говорил же тебе, как приехал — времени у меня в обрез, не до веселья... Ладно уж, раз пришел — заходи. Я руки сейчас вымою и тоже подойду.

Так и засиделись с ним до полуночи. Сначала разговоры разговаривали. А потом и музыку включили. У меня тоже бутылочка ведь нашлась. Дядя Гриша раздухарился, в пляс пустился под группу «Ноль». — Иду, курю, — кричит. — Эх! «Пройдусь по Абрикосовой!» Наливай!

Палку свою в сторону, хромую ногу вперед выставил, а на здоровой — приседает. Во, дает дед! Потом я его до дома в темноте проводил и спать.

А наутро... Ну, гад — провокатор. Считай, единственный выходной и тот уполовинил. Полдня сам не свой на огороде проковырялся. К вечеру, правда, отошел. А что толку? Утром уже уезжать. Производство своего требует.

Назад в город возвращаюсь мимо его участка, не гляжу.

— Чего ж не зашел вчера, как условились, у меня ж еще чуток было для лечения? — кричит со своего участка.

Я только отмахнулся.

— Нет, зря, повторяю, не стал парник свой крыть. Вот я уже свой закончил. Тебе бы пришел, помог.

А я думаю: ему-то что, он инвалид, на пенсии. Хоть целыми месяцами здесь живи. Подумал и пошел на остановку.

— Когда приедешь? — слышу вдогонку.
— Через неделю.

Прошла неделя, и я вновь иду со своего автобуса по дорожке дачного кооператива. Заметно прибавилось зелени. Ярко светит солнце. Весна.

— Привет, Гриша, — увидел я соседа. — Ты чего это на своем парнике вновь сидишь? Ты ж его неделю назад доделал.
— Эх! — сплюнул он. — А ты разве не знаешь?
— Не знаю. А что?
— Тут же три дня назад такой град прошел. Не поверишь, с куриное яйцо! Всё стекло вдребезги. Да и не у меня одного. Полосой прошло по нашему кооперативу. Других почти не зацепило. Вот, осколки снимаю. А где другое стекло теперь доставать? Покупать — не купишь: дорого.

Я постоял-постоял около его участка и пошел к себе. Не приглашает дядя Гриша сегодня. А я думал — пригласит — зайду обязательно, а то в прошлый раз, может, обидел этим старика. Не пригласил и вечером сам не зашел. Настроение не то, видно. А я — молодец, тогда на его уговоры не поддался, а то бы сейчас тоже, как и он, при своих интересах остался. А град действительно крупный прошел. Вся моя вспашка весенняя как в решето превратилась, в лунках с куриное яйцо. В траве валялась убитая градом птица.


> В начало страницы <