"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№3 (2/2005)

ПРАВОСЛАВНЫЙ
СОБЕСЕДНИК

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

Пюхтицкая Игумения

К 75-летию матушки Варвары, настоятельницы Пюхтицкого Свято-Успенского женского монастыря в Эстонии.

Портрет

Есть особые места на земле. Они отмечены присутствием Божией Матери, Ее уделы, являющие собой преддверие Небесного Рая. И одно из них — Пюхтица, освященная явлением Пресвятой Богородицы в XVI веке. Божия Матерь оставила людям в благословение икону Своего Преславного Успения. Эта икона — словно семя, упавшее на благодатную землю. Через века прозябшее семя дало замечательный плод — монастырь на Святой горе. Пюхтицкая обитель основана в 1891 году по благословению св. прав. отца Иоанна Кронштадтского. Первые пюхтицкие насельницы — крестницы и духовные чада дорогого Батюшки. Посылая их в монастырь, Батюшка говорил: «Идите в Пюхтицу, там три ступени до Царствия Небесного. Целуйте эту землю, она освящена пришествием Божией Матери». Кротко, с любовью о. Иоанн заповедовал сестрам встречать каждого приходящего на Богородицкую гору, говоря: «Помните, вы встречаете гостей Самой царицы Небесной».

Матушка Варвара родилась 17 августа 1930 года в небольшом городе Чудово, под Новгородом, в благочестивой православной семье, и была наречена в святом крещении Валентиной. Родители — Алексей Матвеевич и Мария Никитична заложили в детях твердую веру и любовь к Богу. Валя была седьмым ребенком в семье. С детских лет она не была избалована, отличалась трудолюбием, добрым, отзывчивым характером.

Во время войны их семья находилась в эвакуации в Кировской области. Жили они в селе Хороши, а в двенадцати километрах, в Ильинском, был ближайший храм. Отроковица Валентина и в осеннюю распутицу, и в зимние бураны не шла, а бежала в церковь. Любила она читать Жития угодников Божиих. Особенно умилял ее душу своей щедрой и бескорыстной помощью дивный святитель Николай.

После войны их семья не смогла вернуться в родной город — Чудово было в руинах. Родители Вали поселились в городе Луге. Там, в Казанской церкви, Валентина читала, пела на клиросе.

Из воспоминаний матушки Варвары:

«Шел 1947 год. Наша семья только вернулась из эвакуации, из Кировской области, и мы с родителями жили в Луге. Много было у нас в Луге разговоров о великом старце, сильном молитвеннике отце Серафиме Вырицком. И мне так хотелось съездить к нему! При первой же возможности я отправилась в путь. Стояли первые июньские дни, только распустились листочки на деревьях. Мне еще не было семнадцати лет. Доехала я до Петербурга, оттуда — до станции Вырица. Куда идти — не знаю. Спросила у людей: «Где у вас батюшка Серафим живет?» «Идите, увидите церковь Казанскую, там недалеко и домик», — говорят. И я пошла. Смотрю — церковь деревянная стоит, могилочки недалеко. Подхожу к домику. Веранда большая. Стучусь. Захожу, а там много-много народу. «Здесь живет батюшка Серафим?» — спрашиваю. «Тут, да он не принимает — читайте». На двери объявление: «Батюшка болеет, просьба не беспокоить, и не стучать». Это было за два года до батюшкиной кончины. Стою и думаю: «Неужели придется уехать? Так и не увижу батюшку». Стою: и не ухожу, и беспокоить не решаюсь. «Доченька, мы — то тут с утра сидим. Иногда нам записочками отвечают, но мы-то здешние», — говорят бабушки. А я все стою в нерешительности: «Матерь Божия, помоги, устрой. Никто, как Матерь Божия.» Думаю, часик — другой побуду здесь, а потом домой поеду. День такой хороший! Вдруг открывается дверь. Выходит монахиня и говорит: «А кто здесь из Луги?» Думаю: «Кто здесь из Луги?» Растерялась. А все на меня смотрят. «Я из Луги», — говорю. «Батюшка сказал: «Пропустите девушку из Луги». «Деточка, проходите», — ласково позвала монахиня и повела, — Пойдемте, батюшка просит Вас». Впоследствии эта монахиня стала схимницей Пюхтицкого монастыря Серафимой (Морозова), которую я хоронила в 1974 году, будучи настоятельницей монастыря. Часто мы с ней с любовью вспоминали батюшку и эту нашу встречу..». ...А тогда на встрече ...я тихо промолвила: «Батюшка, дорогой, мне ничего не надо. Мне только нужно Ваше благословение и Ваши святые молитвы». И все смотрю, смотрю на него. Он, улыбаясь, смотрит и говорит: «Мать Анна, принесите мне две просфоры: одну большую, другую поменьше». Матушка приносит большую, такую как игуменская, просфору. «Это — Вам, — дает мне отец Серафим, — а эту передайте вашей маме. Пусть мама разделит на 60 частичек и 60 дней принимает со святой водой». Мама все исполнила в точности, как сказал батюшка. И все хотела потом съездить в Вырицу. Все говорила: «Доченька, так хочется к батюшке Серафиму съездить!» Но, как у всех у нас, все не хватало времени. Так и осталось загадкой, почему батюшка благословил разделить просфору на 60 частичек... «А когда будете уходить от меня, — продолжал батюшка, — напишите записочки о здравии всех своих родных и за упокой. И я по силе всегда буду молиться» Смотрит на меня и все улыбается, улыбается... А я ничего о своих родных не говорила. И ни о чем не спрашивала... Всегда, когда мне потом приносили игуменскую просфору, я почему — то невольно вспоминала батюшку и этот день. Было эта за 20 лет до моего настоятельства.»

На Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, состоявшемся в Москве в Храме Христа Спасителя 13–16 августа 2000 года, преподобный иеросхимонах Серафим Вырицкий (Муравьев; 1866 — 1949) причислен к лику святых Русской Православной Церкви.

Каждый человек ищет свою стезю, свое призвание. Валентина обрела свой путь в монашестве. 1 августа 1952 года, в день преп. Серафима Саровского, она стала послушницей Пюхтицкого монастыря и с первых же дней своей жизни в обители почувствовала, что Пюхтица — ее родной дом. Поселили Валю со старицей Ираидой, одной из первых сестер обители. Этой старице, когда она была 14-летней девочкой, явилась Божия Матерь. В 1883 году впервые пришла она на Богородицкую гору на праздник Успения. Народу было столько, что всенощную служили, по возможности, под открытым небом, а после службы спали прямо на земле, у стен церкви. Кто спал, кто молился, читал акафисты, всюду горели зажженные свечи... «Я задремала, — рассказывала Вале матушка Ираида, — вдруг открываю глаза, смотрю — передо мной стоит великолепная Женщина, высокая, такая красивая и вся в черном. Я встрепенулась и слушаю, что Она скажет, даже испугалась. А Она мне ласково говорит, наклонившись:»Дочь Ирина, хочешь у меня служить?» А я Ей отвечаю: «Я так хочу сюда...» — «Ах, ты хочешь, ну, приходи и будешь у Меня служанкой». Я почувствовала: это была Матерь Божия — и даже не смела никому об этом сказать». С этой старицей Валя жила более полугода. Это была труженица Божия, честная, справедливая.

За всю историю своего существования Пюхтицкий монастырь не закрывался ни на один день. Сохранилась духовная преемственность от первых сестер. В молитве, в тяжелом труде среди Первых насельниц обители — духовных чад о. Иоанна Кронштадтского взрастала будущая пюхтицкая Игумения.

Некоторое время была она на послушании на Таллинском подворье. Пела на клиросе, читала, принимала участие в ремонте подворской церкви, настоятелем которой в те годы был протоиерей Валерий Поведский, духовный сын известного московского старца Алексия Мечева, служившего в храме во имя святителя Николая на Маросейке. Затем волею Божией была она направлена в Виленский Марие-Магдалинский монастырь, где прожила 12 лет под руководством опытной старицы игумении Нины (Баташевой, в схиме — Варвары), воспитавшей 7 игумений в другие обители. Схиигумения Варвара была духовной дочерью св. преп. Амвросия Оптинского. Простота, любовь к людям, сострадание, крайняя снисходительность к другим и требовательность к себе, воспринятые ею от батюшки Амвросия, были живым примером истинной духовной жизни.

5 марта 1958 года послушница Валентина была пострижена в монашество с именем св. вмч. Варвары. В 1968 году, в праздник богоявления в Александро-Невском соборе города Таллина Архиепископ Алексий (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси) возвел матушку Варвару в сан игумении, а на следующий день в Пюхтицком монастыре вручил матушке игуменский жезл и повелел преподать насельницам обители свое первое материнское благословение.

В годы настоятельства игумении Варвары все церкви были отреставрированы, монастырские здания капитально отремонтированы. В храмах и кельях насельниц появилось электричество, были проведены отопление и водопровод. Стены Успенского монастыря были расписаны, и весь собор ожил картинами земной жизни Пресвятой Богородицы. Стали расти новые здания: архиерейский дом, Иерусалимский корпус, дом для представительских целей. Возрождены монастырская гостиница, Сергиевская колокольня. Выстроены домовый Алексие-Варваринский храм в помещении для престарелых сестер, церковь для крещения детей и взрослых, Георгиевская часовня на хоздворе; завершена монастырская ограда. Сравнительно недавно начаты работы по устройству Ильинского монастырского скита в Васькнарве (Сыренец).

Самоотверженно служит игумения Варвара Царице Небесной, украшая Ее дом. Монастырь давно обрел известность. Стали обитель посещать гости: писатели и художники, люди простые и образованные, всех национальностей и профессий, школьники и студенты, власть имущие и ученые. Для игумении Варвары нет чужих. Помогает матушка детям-инвалидам из Москвы, сиротам из Ахтмеского дома милосердия, местному Дому инвалидов, а также болящим и страждущим, приезжающим к Пюхтицу к царице Небесной. Отзывчивость, стремление разделить беду, принять на свои плечи большую часть бремени страждущего — все это снискало пюхтицкой игумении славу духовной Матери, наставницы и утешительницы.

Из воспоминаний игумении Варвары:

«В монастыре я живу уже больше полувека, а поступила в 1952 году. Это было очень тяжелое послевоенное время, и сюда шли как на подвиг. Не было ни машин, ни тракторов, делать все приходилось своими руками, а питание было очень скудное. Но мы не жаловались. Я сразу же подружилась с сестрой Георгией, с которой мы 40 лет прожили в этом монастыре. Сейчас она игуменствует в Иерусалиме. Нас вместе поставили в одну череду петь, и на всех других послушаниях мы были вместе. В 1958 году меня постригли в мантию. А уже в 1968 году Святейший Патриарх Алексий I (Симанский) назначил меня настоятельницей. Я была не подготовленной к этому, никогда не было даже мысли, что такое возможно и на меня будет возложено столь ответственное и тяжелое послушание, сами понимаете, — женский монастырь, большое послевоенное хозяйство. Но у нас был, слава Богу, очень сильный покровитель, нынешний Патриарх Алексий II, а в 1961 году его назначили нашим епископом. В Пюхтицу он приезжал еще ребенком со своими родителями, наблюдал, как сестры работают: косят траву, жнут, сеют, картофель сажают, дрова, воду на себе носят... Тогда электричества, водопровода, отопления центрального еще не было. И вот, став епископом, он сказал: «Матушка, надо приниматься за ремонт». И начали ремонтировать с Божьей помощью. Рабочие заново перекрыли крыши соборов, храмов, домиков, пробурили скважину 156 м глубиной, провели отопление. Постепенно все наладилось с его помощью. Спаси его, Господи! И до сегодняшнего дня он помогает нам. Только раньше приезжал чаще, следил за работами, во все вникал, давал указания, советы. С этой стороны мое служение было легким. С внутренней монастырской жизнью было потрудней: сто с лишним женских характеров — это нелегко, но с Божией помощью все получилось...»

«...А Псково-Печерский монастырь я очень люблю, я еще отца Симеона (Желнина), которого сейчас прославили. Помню, четыре раза была у него. В 1952 году, как поступила, он меня спросил: «Девочка, а ты сколько живешь в монастыре?» Я с радостью: «Батюшка, уже четыре месяца!» Он заулыбался: «Целых четыре месяца! У-у-у... еще до мантии доживешь». А мне тогда 22 года было, до мантии-то далеко, в мантию постригали после 40 лет. Уж такой был батюшка — простой, светлый, такое хорошее было у него лицо, доброе. Как будто сейчас его вижу... И отца Иоанна (Крестьянкина) люблю. Давно его знаю, уже более 40 лет. И никогда не иссякнет старчество на Руси. Посмотрите, сколько их у нас: прп.Серафим Вырицкий, отец Николай Гурьянов, ваш духовник — отец Иоанн Миронов. Много у нас старцев и чудных батюшек, не всех мы и знаем.»

«...Внутренняя монашеская жизнь сокрыта. Есть пословица «Видят монаха, когда он скачет, но не видят, когда монах плачет». А монах в сокровенной своей жизни столько молится! Сколько он плачет! Сколько кается в своих недостатках! Ведь приходит человек в монастырь со своими слабостями, но, прожив в монастыре 40–50 лет, монах уже насквозь видит и себя, и другого. Монастырская жизнь тяжелая. Это забота о спасении, своем и всего мира. Об этом и молятся в монастырях.»

«... Я всегда привожу новоначальной слова игумении Таисии Леушинской: «С чего начать? С любви! Не думай, что ты в монастырь пришла и сейчас же здесь обретешь Царство Небесное. Царство Небесное — внутри нас. Как будешь жить, как себя поставишь, так все и образуется. А начни с любви — всех люби одинаково». Это первое и главное, а уж потом можно достигнуть и смирения, и послушания, и кротости. И еще говорю: «Ты пришла в обитель Царицы Небесной. Сегодня игумения я, седьмая уже за 112 лет нашего бытия, завтра будет кто-то из вас. Но помни, ты пришла служить Божией Матери. К Ней обращайся за помощью: Она такая милостивая и всегда и во всем помогает. Мы все на себе это испытали».

«...Даже одно слово доброты и ласки душу отогревает. И я говорю: «Сестры, вы знаете, какой у нас монастырь: Матерь Божия явилась здесь, чтобы облегчение было всем людям, вот и устроилась трудами о.Иоанна Кронштадтского наша Обитель. Посмотрите, какие к нам приезжают люди — истерзанные судьбой, измученные, все едут с горестями, мало кто с радостями. Надо их утешить». Людям немного надо — участливое слово, и они уезжают со слезами благодарности и радости, говорят: «Дай Бог, чтобы Матерь Божия сподобила нас вновь приехать в этот рай земной».

Прошло 53 года с того дня, как юной девушкой Матушка пришла в святую обитель. 47 лет носит она в монашеском постриге имя невесты Христовой Варвары и уже 37 лет возглавляет Пюхтицкий монастырь в сане игумении, твердо ведя по пути спасения насельниц обители. Словно тихая пристань среди бушующего житейского моря стоит Пюхтицкая обитель, неся мир и покой людям.

Вл.Илляшевич


> В начало страницы <