"БАЛТИКА"
МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№6 (2/2006)

ПУБЛИЦИСТИКА

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG
Владимир Игоревич Пароль — профессор, доктор философских наук, проректор Социально­гуманитарного института. Живет в Таллине.

Владимир Пароль (Таллин, Эстония)

Фултон как исток холодной войны

5 марта исполнилось 60 лет со дня знаменитой речи У. Черчилля в небольшом городке Фултоне (штат Миссури), которая вошла в историю как рубеж от союза США, Великобритании и СССР в годы войны к конфронтации и началу холодной войны. Именно в ней прозвучали слова о железном занавесе от Штеттина на Балтике до Тристана на Адриатике, который разделил Европу на два лагеря. «СССР, — утверждал экспремьер, — стремится к неограниченной своей власти и своих идей». Любопытна предыстория рождения этого политического события. В Фултоне открывался колледж. Отцы­основатели его решили прославить президента США Гарри Трумэна, который был родом из штата Миссури. Они обратились к нему с просьбой о том, чтобы в Фултон приехали несколько сенаторов, имевших статус престижных ораторов. Президент же посоветовал обратиться к У. Черчиллю, который в этот момент отдыхал во Флориде. Направленное ему официальное приглашение встретило благожелательную реакцию. Единственное условие, которое поставил выдающийся политик и оратор, сводилось к обязательному присутствию в момент произнесения речи Трумэна.

Возникает два принципиальных вопроса: Кто виноват в начале холодной войны? Можно ли было сохранить хрупкое сотрудничество между державами — победительницами?

В перестроечное время, когда нагнеталась тотальная критика сталинизма, возобладало мнение о вине СССР за начало холодной войны. Родоначальник перестройки М.С. Горбачев как носитель партийного провинционализма и малокультурности, человек, стремившийся найти взаимопонимание с Западом за счет интересов СССР, немало сделал по фальсификации политических процессов в середине и конце 40­х годов.1

Отражением этих мнений стали суждения историков антипатриотической волны. «Руководство Советского Союза было озабочено отнюдь не объединением усилий всех пострадавших от войны стран для скорейшего восстановления экономики мира, а созданием своей собственной, независимой от запада политико­экономической сферы...».2

На самом деле подход к Фултону имел четкую логику, подтверждаемую множеством фактов. Назовем лишь некоторые из них.

Как известно, на Ялтинской конференции Ф. Рузвельт дал обещание предоставить СССР после окончания войны заем в размере 6 млрд. дол., хотя окончательного ответа о деталях реализации его сказано не было. Причем не следует забывать, что он не мог не учитывать необходимость разгрома Квантунской армии. Но еще на Тегеранской конференции Сталин в ответ на просьбы Рузвельта заявил, что СССР готов вступить в войну с Японией спустя несколько месяцев после краха Германии. Зависимость США от действий Советской армии на Дальнем Востоке легко прослеживалась. Тем не менее посол США в Москве посоветовал государственному секретарю Стеттанису еще в январе 1945: «Наше желание тесного сотрудничества с ними в решении их огромных проблем реконструкции будет зависеть от их поведения в международных делах...»3

В конечном счете эта линия последовательно проводилась и Рузвельтом, и Трумэном. Богатейшая страна мира не желала идти навстречу интересам СССР. Правящим кругам США казалось, что советский народ и его лидеры слишком многого хотят, осознавая свою решающую роль в разгроме фашизма и тех колоссальных потерь, положенных для спасения мировой цивилизации. Любые виды помощи они старались обусловить ущемляющими достоинство своих партнеров уступками. На таких началах получали во время войны помощь Великобритания, Китай; эту же политику проводили в отношении СССР. К весне 1946 года стало очевидно, что США не предоставит заем своему союзнику, спасшему англо­американские войска от разгрома в Арденнах в декабре 1944 года и за две недели сокрушившему Квантунскую армию в августе 1945 года, подготовив 2 сентября капитуляцию Японии.

О ядерном факторе в политике США достаточно хорошо известно — совершенно не случайно в ходе переговоров на Ялтинской конференции Сталин не получил информацию о рождении в ближайшем времени ядерного оружия. США готовила почву для использования этого козыря в своих отношениях с СССР. Уже в эмбриональном состоянии единственная сверхдержава жаждала командовать всем миром.


1 Зенкович Н. Самые закрытые люди. М: Олма-Пресс, 2003, с.105
2 Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. М: Мик, 2000, с.461
3 Уткин А. Мировая холодная война. М: Эксмо-Алгоритм, 2005, с.153


> В начало страницы <