"БАЛТИКА"
МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№6 (2/2006)

ИЗОБРАЗИТЕЛЬ-
НОЕ ИСКУССТВО

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG
Красноглазов, Андрей Борисович (1964) — окончил филологический факультет МГУ им.М.Ломоносова, доктор философских наук (теория и история культуры), автор более тридцати работ, двух книг о Сервантесе, в том числе в серии «ЖЗЛ» (Москва, 2003), член Объединения русских литераторов Эстонии, живет в Таллине.

Валентина Сийг (Таллин, Эстония)

От иконы до авангарда

Жители Таллина и гости столицы Эстонии могут увидеть раритетные иконы XV-XVI веков, шедевры Айвазовского, Бакста, Григорьева, Репина, Петрова-Водкина, Фалька, Шишкина и других выдающихся живописцев периода с 1890 по 1930 годы.

На уникальной выставке, которую 5 мая открыл в Доме учителя на Ратушной площади Таллина Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации в Эстонской Республике Константин Провалов с участем делегации из Пскова, представлено 62 произведения из коллекции Псковского государственного исторического музея, никогда ранее не экспонировавшиеся в Эстонии.

Этой художественной экспозицией автор и руководитель проекта Борис Пилар фон Пильхау — сын известного в Эстонии художника-акварелиста и представителя старинного остзейского рода Александра Пилара, эстонская компания «Globaltrade» совместно с Таллиннским домом учителя начинают серию выставок изобразительного искусства под общим названием «Сокровища мирового искусства в Таллине».

Ежегодный проект видится организаторам выставки как неотъемлемая часть подготовки Таллина к титулу «Культурная столица Европы 2011 года».

Выставка русского искусства открыта ежедневно с 09.00 до 18.00 и будет работать до 30 сентября.

Таков тематический диапазон выставки, которая в течение нескольких месяцев развернута в самом сердце эстонской столице.

Здесь все поражало своей уникальностью. 31 икона XV­XVII веков. Работы таких знаменитых классиков русской живописи, как И.Репин, И.Шишкин, Айвазовский. Возможность впервые полюбоваться поисками представителей таких, некогда скандальных группировок под названием «Мир искусства», «Голубая роза», «Бубновый валет», как Фальк, Бакст, Лентулов, Осьмёркин, Л.Пастернак, Крымов, Григорьев, Петров­Водкин и др., чьё творчество овеяно пленительным налетом романтизма, импрессионизма, кубизма, фовизма, примитивизма, конструктивизма и пр. авангардными течениями того времени, когда они были молоды, дерзновенны, любили и творили.

Эта экспозиция раритетов, прибывшая к нам из Псковской картинной галереи, в сущности, вместила в себя целые эпохи истории государства Российского. С его принципами духовности, нравственной чистоты, трагизмом борьбы с иноземными захватчиками, внутренними раздорами и триумфом побед.

Буквально каждое представленное произведение вызывало невольный душевный отклик. Заставляло вдуматься и осознать суть того, что волновало, тревожило, восхищало наших духовных предшественников. Проникнуться к ним уважением. Вспомнить, «кто мы есть», «откуда пришли», «какого рода, племени».

И поверить в себя. Поверить в то, что мы еще очнемся от духовной летаргии.

Ведь мы много успели забыть за последние годы. Почти забыли, например, что поразивший мир расцвет русской художественной культуры XIX­XX веков стал венцом тысячелетнего развития древнерусского искусства, впитавшего в себя соки славянского язычества с его уважением ко всему живому, и, начиная с конца Х века, воспитанного на евангельских заповедях.

С момента принятия византийского христианства, ставшего государственной религией Российской державы, главным объектом поклонения народа стали не стихийные силы природы с их богами и божками, а обожествленный человек.

Вместе с христианством, проникшим в сознание народа, пришло на Русь и связанное с ним византийское искусство — зодчество, крестово­купольный тип прямоугольного храма, монументальная и станковая живопись.

Русь засветилась куполами церквей. И светом икон. Икона, как искусство каноническое, призванное свидетельствовать библейские и евангельские истины, стала столь почитаемой в народе, что уже первый русский иконописец — монах Алипий — был канонизован церковью.

Как передать словами ту философию мира, что вместили в себя иконы, привезенные в Таллин из Псковской картинной галереи?

Икону рассказать невозможно. Каждая из них — шедевр, бесценный памятник культуры, пришедший к нам из глубины веков.

«Рождество» — XVI в., «Апостол Иоанн» — первая половина XV в., «Архангел Гавриил» — XV в., «Апостол Павел» — XV век, «Богоматерь» Знамение — XVII в., «Троица» — XVIII в., вечная библейская тема «Страшного суда», «Деисус» — XVII в., «Вход в Иерусалим» — XVII в., «Благовещение», «Рождество Христово», «Воскрешение Лазаря» и другие канонические сюжеты.

Вместе с тем, весьма любопытно, что многие мастера «псковской школы» — о ней мы поговорим несколько ниже — стремились включить в свои сюжеты, вопреки канону, не только близких им персонажей, но и закрепить народный дух в иконописи.

Они любят изображать Святого Георгия — воина и охранителя земли. Небесного полководца и покорителя воинов — Архангела Михаила — поднявшего меч, чтобы призвать народ к борьбе с татаро­монгольским игом. Хозяина дождя и грома — Илью Пророка, святых охранников скота Флора и Лавра, покровителя плотников и путешественников — Святого Николая, знаменитого языческого Перуна, Варвару и Параскеву­Пятницу — покровительниц торговли.

Не менее характерно и пристрастие к иконам Бориса и Глеба, почитавшихся как «забрала русской земли». Стройные фигуры этих князей­воинов в пылающих киноварью и золотом орнамента одеждах, с тонкими и длинными мечами, производят сильнейшее эмоциональное впечатление.

Поистине потрясающей по силе воздействия является икона «Владимир, Борис и Глеб», созданная в 1545 году.

Могучее обаяние образа собирателя земли русской и канонизированного церковью Новгородского князя Владимира, величаемого в народе «Красным Солнышком», не затмевает, а лишь усиливает значимость двух хрупких фигур, стоящих рядом с ним сыновей — Бориса и Глеба, погибших в борьбе с феодальными междоусобицами.

Стоит ли объяснять, что икона, как и человек, гибнет от коррозии времени. Но в отличие от смертного человека, ее жизнь можно продлить на многие столетия.

Именно благодаря феноменальным усилиям реставраторов, сегодня мы имеем возможность не только наслаждаться их нетленной красотой и благодатью. Мы узнали, сколь далеки от исторической правды многие ходячие представления о жизни русского народа. О самобытном и своеобразном древнерусском искусстве, которое отнюдь не было лишь церковным, благодаря стараниям народных мастеров.

Нам открылись неведомые страницы истории — события, люди, факты, о которых мы не имели понятия. Так, например, стало очевидным, что на Руси существовали не только такие самобытные школы иконописи, как Византийская, Московская, Новгородская. В результате реставрационных открытий, сделанных в 1940­60 гг. в искусствоведении появилось такое понятие, как «Псковская школа».

О псковской иконописи стали говорить как об уникальном явлении. По мнению специалистов, еще не известна ни одна живописная традиция, которая с той же последовательностью как псковская, пронесла через все перекрестки истории духовный облик своего народа.

Псковские мастера, в отличие, скажем, от византийских, не только смягчали черты мрачного аскетизма, бесстрастности, безысходной покорности византийской иконы. Они не стеснялись ни грубоватой простоты в характеристике своих святых, ни особой, чисто «псковской» цветовой гаммы своих композиций, где, наряду с суровой сдержанностью вдруг воплощаются воспоминания о созревающей ржи, синих васильках, голубом небе и золотистом сиянии осени.

Встретить на выставке патриарха русского изобразительного искусства, народного художника Эстонии Н.И.Кормашова и не воспользоваться таким случаем, было, разумеется, невозможным, исходя, по меньшей мере, из двух обстоятельств. Во­первых, знаменитая коллекция икон, собранная Николаем Ивановичем, внесена в каталоги многих стран мира. Во­вторых, благодаря его таланту реставратора, в Эстонии несколько лет назад был открыт музей русской иконописи.

Вот как обобщил свои впечатления Николай Иванович Кормашов:

— Выставка сокровищ Псковской картинной галереи — это универсум, выражающий идеи богословия, вероучений и нравственности народа. Такого искусства нигде в мире нет. Вспомним для примера знаменитую «Пляску смерти» любекского мастера Бернта Нотке, хранящуюся в одной из таллинских церквей, и созданную в конце XV века, т.е. примерно в то же время, что и некоторые псковские иконы. У Нотке перед Спасителем — смерть. Замысел псковских мастеров — Предстояние. Свет Надежды и Веры. А «Рождество Христово»?! Ведь здесь целый мир — наша земля, наш космос, наше небо. Такое не сочиняется абстрактно, по наитию, а пишется через дух. Именно дух — проводник идеи. А волшебство цвета? Матисс наверное стоял бы на коленях, увидев эти розовые, голубые, пурпурные разливы цвета, эти клеммы — часть бытия. Эту символику. А «Восхождение Ильи Пророка»! Инь и янь — земля и небо, все — огненным шаром. Такие композиции невозможно придумать. Это — образы духовного прозрения...

О живописи классиков и авангардистов хотелось бы поговорить отдельно и обстоятельно. В ней удивительно много неожиданного. В ней много музыки, поэзии и той пластической одаренности, которая некогда называлась Аполлоновой благодатью. Но, право же, стоит перенести этот разговор на другой раз.

А в заключение необходимо отметить, что выставка из коллекции Псковской картинной галереи является одной из первых в программе Международного проекта обмена экспозициями «Сокровища мирового искусства» — WORLD ART TREASURES.


> В начало страницы <