"БАЛТИКА"
МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№6 (2/2006)

ПРАВОСЛАВНЫЙ
СОБЕСЕДНИК

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

На Валааме

Из писем Валаамских монахов

На днях ко мне пришел новый ряд писем Валаамских иноков, отправленных из Каннонкоски 20 февраля. На мою просьбу прислать сюда обзор военных событий на их монастырском острове о.Иером. Памво пишет, «что он лично не ведет таких записей, а лишь старается приготовиться к переходу в вечность».

– Но, — продолжает он, — один инок дал мне извлечение из своих записей, которое вместе с копией слова Настоятеля Вам теперь и пересылаю».

«Тревога. Мы в убежище, затаив дыхание, ждем нападений. Над головами уже слышится рев вражеских моторов, которые везут смерть и разрушение на наш мирный Валаам. Вдали послышались взрывы от сброшенных бомб. Мы разбрелись по келиям, но не надолго — опять тревога. Так продолжалось почти ежедневно с небольшими периодами затишья. Все эти бомбометания касались окрестностей нашего монастыря. Но вот 6 января бомбы начали падать и в пределах монастырских зданий, которые уже немало и пострадали. В особенности жестокая бомбардировка зданий началась 19 января.

– Воскресенье, 21­го. Накануне всенощную служил Настоятель соборне. Во время пения хором «Блажен муж» над головами снова заревели моторы, затрещали пулеметы. Как будто вся адская сила собралась в воздухе. Взрывы бомб колеблют и разрушают здания. Выходим на «литию». Взрывы усилились, вот минута и собор разрушится, и мы будем погребены в кирпичных обломках вблизи раки Преподобных. Но то сознание, что только погребение застанет нас в молитвенном настроении в храме Божием, давало сердцу мирное настроение и преданность на волю Божию. И одновременно как бы некое сожаление о летающих.

<...>

– Всенощная кончилась. Налеты затихли, некоторые здания пострадали. Но человеческих жертв не было, так как все были в соборе. Утром порану Литургия, по окончании которой снова то же самое. Вечер. Луна затянута мглою и обнадеживала для нас ночной покой от налетов. Но в 12 часов ночи опять «тревога». Мы снова в соборе и опять адские птицы реют в окружности его, ища жертв. Ими оказалось конюшенное, кожевенное, гончарное и паркетное здания. Человеческих жертв снова не было, лишь одна лошадь разорвана на куски. В то же время запылал склад досок, зажженный бомбой. Пламя равнялось с высотою собора...

– Но самые страшные разрушения случились 21­го и 4­го февраля. Как будто весь ад вооружился на обитель и засыпал ее бомбами. Горит монастырская больница, а далее ризница и библиотека. Самая громадная бомба упала около нашего Преображенского собора, повредив окружающие его корпуса. Зажигательные бомбы попали в собор, но огонь был потушен. Как храм нижнего этажа, так и укрывающиеся в нем иноки остались невредимы. Финские власти спасли нас от неизбежной смерти и укрыли в более безопасное место».

Изображение

Во время братской трапезы 29 января игумен Харитон обратился к инокам со следующим словом: «Отцы святые и братья! Часы и минуты ожидания налета и связанной с ним опасности даны нам свыше. Нам должно уразуметь их значение. Ночной неожиданный налет, желающий разрушить наше земное существование, — есть образ и подготовка неожиданного для нас всех прихода Господа нашего Спасителя, грядущего судить живых и мертвых, бодрствующих и спящих.

И если наша душа действительно обручилась Господу обручением крепкой веры, любви к Нему, надеждою на Него, то она не испугается приближения земного конца и покорно выйдет навстречу Спасителю. Всякая опасность для нашей земной жизни — есть стук самого Господа в нашу сердечную дверь...

– Я не знаю, с какими чувствами каждый из нас, побуждаемый «тревогою», входит в храм, как в более безопасное убежище от налетов. Было бы утешительно, если бы вы ходили туда не с боязностью, а с молитвенной покорностью в воле Всевышнего. Не воспринимайте противосамолетной «тревоги» слишком материально. Голос «тревоги» этой желает спасти не только наше тело, но и нашу душу. Наше убежище это — храм, он является и прибежищем к Богу... (В это время загудела снова «тревога» и трапезная опустела. Мы снова в храме и Настоятель продолжал слово). — «Христианин не убегает. Христианин прибегает к Богу, прячась в обителях Божьего духа... В минуты горестного уныния, страха, слабости духа в эти страшные месяцы всякий может прибегнуть к этому храму, нашему последнему земному прибежищу. Здесь наше единение, здесь наше укрепление, здесь наше очищение и утешение».

В пакет с этими Валаамскими письмами была вложена печатная на финском и русском языках записочка, следующего содержания: «Пишите на финском, шведском, датском, норвежском, английском, итальянском, немецком или французском языке. Русский язык дозволяется только в полевой почте».

Д.Ишевский.
(«Газета для всех», № 11,
10 марта 1940 г., Рига).

Материалы предоставлены В.И.Петровым


> В начало страницы <