"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№9 (2/2007)

ПУБЛИЦИСТИКА

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

Ростислав Титов (Таллин, Эстония)

ЧЕЛОВЕК И МАШИНА
(Вольные рассуждения)

Вместо эпиграфа

Не очень давно, недели две назад, поймал по ТВ часть какой-то передачи. Там сообщили сведения солидной организации, вроде даже – ООН.

Собственно, это были статистические данные. Такие: 10 процентов населения Земли владеют 90 процентами её богатства (имущество, земля, деньги и проч.). Имеет ли такой мир шансы сохраниться? Весьма сомнительно. Какое-то время смогут подкармливать совсем уж нищие страны – прощать им долги и т.п. Однако рано или поздно подобное положение приведёт (уже приводит!) к революциям. Так бывало всегда: миром владели богатые. И когда накапливалось недовольство остальной, многочисленной человеческой массы, начиналась революция. Увы, результаты всех революций одинаковые: власть в конечном счёте переходила в руки тех, кто очень хотел стать богатым...

Но откуда все-таки берётся богатство? Его источник всегда и везде единственный: труд людей, то, что они создают своими руками или мозгами. Всё остальное – сложнейшая, запутанная, отлаженная система распределения созданного людьми богатства – в первую очередь путём передачи его тем, кто всё это распределяет.

Только что высказанное не имеет, казалось бы, никакого отношения к тематике рассуждений, которые сегодня начинаю. Тема такова: ЧЕЛОВЕК И МАШИНА. При чём тут справедливость распределения созданных благ?

Ладно, разберемся дальше. А начинаем разговор о влиянии МАШИНЫ на ЧЕЛОВЕКА и способах спасения от этой грозной опасности.

НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ

Почти полгода назад я написал книгу «Мир и число». И когда ту книгу закончил, решил, что это – всё, последнее мое сочинение.

Слава Богу, потянуло опять кое-что высказать. Значит, еще не иссяк... По этому поводу вспомнился грубоватый старинный анекдот. Милиционер засёк дяденьку, справлявшего малую нужду в неположенном месте. Далее приводился текст милицейского донесения: «Гражданин Н., несмотря не мои предупреждения, продолжал справлять нужду на клумбу и прекратил это не потому что осознал, а потому что иссяк».

Так вот, я выяснил, что еще не иссяк. Просятся мысли, примеры, выводы или предположения...

Значит, ещё живу. А то как-то получается уже год-два, что ничего не хочется делать, даже вставать утром с кровати. Но мысли всё же живут, башка работает...

Такое состояние приводит порой к убеждённости: это не сам я придумываю, а мне диктует Некто.

Это заявление не надо рассматривать как хохму или признак сумасшествия. Многие творцы признавались, что книги, мелодии, рисунки приходили к ним как бы сами собой, порой во сне, чаще – в процессе вдохновенной работы, но именно - как бы сами собой... Видимо, такое состояние и назвали вдохновением.

Конечно, сразу возникает вопрос: а кто диктует нам, что надо писать, рисовать, ваять и т.п.? Кто-то для этого существует. Он еще неандертальцев и краманьольцев учил рисовать на стенах пещер разные картинки, а позже придумывать простейшие музыкальные инструменты...

Да ладно, это всё далекая история. Я-то знаю, кто мне надиктовывает, нашёптывает то, что начинаю. В предыдущем сочинении он был главным – Мой Капитан, Эмка. И он тогда ушёл. Оказывается, не совсем ушёл, не бросает меня дружище. И всё, что будет дальше сказано, придумано... точнее – продумано Им. А я лишь посредник, технический работник, оформляющий его идеи, мысли, выводы на данном мне языке.

Так о чем же будет речь? В предыдущей книжке «Мир и число» вроде бы главным мы с Эмкой признали спасение Природы, а следовательно – нас самих. А для этого необходима логика, то есть всё можно и надо сосчитать. Но это – дело прошлое, хотя к принципу подсчёта ещё придётся обращаться. А толчком к тому, чтобы снова сесть за компьютер, послужило событие, на которое наверняка не обратили внимания 90% населения планеты. Человек решился сыграть в шахматы с новым мощным компьютером. Ну, подумаешь – что за событие такое... А ведь тут начало важнейшего противостояния (пока ещё – просто соревнования) человека и машины. Для ясного понимания дальнейших рассуждений сразу примем непреложную, казалось бы, истину: любая машина придумана, сконструирована, построена людьми, и здесь достигнуты изумительные результаты. Например, космическая ракета «Сатурн», достигшая Луны, состояла из миллионов совсем не простых, но согласованных между собой деталей. Не стану приводить других примеров высочайших достижений человека в технике.

Сразу вспомню одно мимолётное как будто замечание моего героя предыдущей книжки: «Любой механизм, любая, даже простейшая, машина обладает зачатками разума, потому что способна выполнять какой-то, пусть весьма ограниченный, объём работы». За минувшие годы созданы сотни умнейших, разумных в каких-то пределах машин и механизмов. Они выполняют операции и действия в миллионы раз быстрее и точнее человека. Хорошо это или плохо? Вот, собственно, главная проблема и основной вопрос разговора, который начинаю. Прекрасно понимаю, не я первым этим озадачился – сотни прекрасных писателей-фантастов сочиняли о том же романы и рассказы.

...Конечно, я болею за Владимира Крамника. Дикая, детская его ошибка-промах-просмотр нарушает строгость эксперимента – он двинул своего ферзя за одну клетку правее. И в этой нелепой ошибке раскрывается основа нашего грядущего поражения в соревновании с машинами. Хотя комментатор после первой партии утверждал, что машина, конечно, считает быстрее, но человек - умнее. А что такое УМ?

ТАЙНЫ НАШЕГО МОЗГА

Дальше я попытаюсь доказать… нет – предположить, что в неминуемом соревновании с машиной, с механизмами, созданными человеком с его безумным стремлением создавать всё более совершенные творения, именно человек обречён на полное поражение. Впрочем, искать пути спасения надо всегда. Уже неоднократно ранее подчёркивалось: техногенная цивилизация обрекает себя на гибель. По нескольким причинам: глупое и неограниченное использование ограниченных естественных ресурсов, стремление использовать полученные достижения прежде всего в военных целях, нежелание (или невозможность) остановить объёмы производства и бессмысленное их использование для своих мелких целей (например, мода, которая заставляет выбрасывать в отходы вполне пригодные для использования товары). И многое другое. Притом люди применяют для удовлетворения своих потребностей подчас природные явления и возможности, не разобравшись в них до сути. Недавно один мой умный знакомый сам затронул эту тему и заявил: мы не соображаем, в чём сущность электричества, не способны уяснить, что такое Время, не можем понять бесконечность – математики бессильно обходят её знак, горизонтально лежащую восьмёрку.

И при всём этом, казалось бы, достигаем фантастических успехов в науке и технике. Впрочем, некоторые из них туповаты и не имеют будущего. Так, автомобильная промышленность обречена на развал: погоня за количеством машин довольно скоро приведёт к полной невозможности ездить на них – уже сейчас не хватает пространства для движения и стоянок автомобилей. Бурное развитие компьютерной техники продлится дольше, но любой самый совершенный лаптоп основан лишь на одном принципе – на увеличении быстродействия и на миниатюризации.

Образование колоссальных мегаполисов рано или поздно приведёт к их параличу: людям негде будет жить, а сверхвысокие небоскрёбы заставят человека сидеть в квартире, ибо выход на улицы, на свежий воздух десятков миллионов приведёт опять-таки к невозможности перемещения людей по земной поверхности. Перечень тупиков и полных остановок можно продолжить. Но где же выход? Он видится лишь в одном факторе. Природа - или Бог - дала нам мозг. Доказано, что он используется, задействован лишь на 7-10 процентов. Почему, зачем? Недавно в беседе по этим проблемам кто-то высказался: «Потому что остальное там пустота - 90 процентов».

Я это мысленно отверг, так как в человеческом организме ненужным является лишь один как будто орган – аппендикс.

Уверен: мозг со всеми своими тайнами – последнее оружие в смертельной схватке с рождённой нами же техникой. К роли и значению мозга ещё вернемся, а пока...

МЫСЛЬ И МЫШЛЕНИЕ

А пока я попытался разъяснить понятие – что же такое мысль? В «Кратком философском словаре» (Госполитиздат, 1954 г. - другого не имею) нашёл сначала лишь двухстраничную статью «Мышление». Термин объяснялся вкратце так: «Мышление – высший продукт особым образом организованной материи – мозга, активный процесс отражения объективной действительности в представлениях, понятиях, суждениях и т.д.» Потом следовали длинные рассуждения и доказательства из диалектического материализма, от чего мне больше всего пришлось по душе утверждение, что «...мышление как высшая и качественно новая форма психической деятельности возникло на базе общественного развития, благодаря труду». И еще несколько раз упоминался академик Павлов и, конечно, И.Сталин.

Интересным оказалось пояснение в конце статьи: «Мышление есть свойство материи, отличное от физиологических процессов. В будущем мышление, несомненно, будет сведено к молекулярным и химическим движениям в мозгу. Однако этим не будет исчерпана сущность, качественное своеобразие мышления». Тут обрадовался, потому как запахло опять тайной: сущность мышления еще не исчерпана!

Нашел позднее и статью о мозге. Там опять ссылались на Ф.Энгельса и И.П.Павлова и подчеркивали роль труда в развитии мозга. А также (благодаря И.Сталину) намертво связывали мозговую деятельность с речевой. Грустно подумал: если мыслю молча, получается, выходит нечто неполноценное...И если мысли приходят во сне – где же здесь влияние речевого фактора?

Впрочем, всё это не главное и не о том хочу говорить. Мыслят ли сложные современные машины, на что намекал в предыдущей книге моей Эмка? Если исходить из приведённого в начале этой главы определения термина «мышление», то вполне соответствует работа, например, компьютеров, требованиям «отражения объективной действительности в представлениях, понятиях и суждениях». Увы, компьютер «FRITS» отразил «объективную действительность» гораздо успешнее Володи Крамника.

Мы словно бы вернулись в древние, начальные времена, когда не могли справиться с грозными зверями. Только теперь мы сами себе приготовили поражение – не можем справиться с созданными поумневшими созданиями – машинами и механизмами.

Конечно, наука и техника облегчают нам жизнь. Потому некоторые страны и «зажрались»: США хотят властвовать над миром, в Нидерландах свобода гробит нацию. Но главное тут, что люди теряют необходимость работать. Пока еще работают, но всё меньше в этом возникает необходимости. А при всех ошибках и промахах диалектического материализма он был прав: труд делает нас людьми. Чуть ниже об этом выскажусь подробнее.

Терроризм возник и бурно развивается, опираясь на сотни миллионов людей, не имеющих никакой работы. Это – его основа. А вот в Африке мрут в год миллионы, потому что им можно жить, не работая: бананы сами падают в рот, и съедобных жуков в джунглях полно...Я малость здесь преувеличиваю, но суть остаётся.

Вымирают и так называемые «цивилизованные» страны – рождаемость в них падает заметно. Психологический парадокс: чем богаче семья, тем меньше в ней хотят иметь детишек. От детей – лишние хлопоты, да к тому же современные богатые отпрыски пополняют ряды наркоманов и просто бездельников.

Впрочем, это всё их заботы. Важнее вопрос: есть ли у человека какой-то защитный ресурс от неминуемого мощного наступления машин и механизмов. Но сначала надо разобраться – насколько могут железно-пластиковые сооружения представить для нас опасность, насколько она велика и есть ли способ и средства для ликвидации или хотя бы ослабления этого противостояния.

Сразу признаюсь: не я всё далее придумал, просто вспомнил и собрал в уме выводы и соображения десятков умнейших людей – ученых и все тех же писателей-фантастов.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ И ОПАСНОСТИ

Сначала выдам несколько тезисов, для меня очевидных и доказанных фактами. Машины уже сегодня очень многое делают лучше нас, то есть устройства и приспособления машин и механизмов искуснее человеческих рук. Люди гордятся, что это их умом создаются столь впечатляющие (почти разумные!) устройства. Действительно, многие созданные человеком механизмы вызывают удивление и восхищение. К сожалению, мы фактически не видим возникающих отсюда опасностей.

Например, машины вытесняют нас из нормальной, привычной жизни. Из производства, чем лишают нас необходимости трудиться. А человек, освобождённый от потребности что-либо делать, превратится в ленивое существо, обречённое на вымирание. Машины в значительной степени избавляют нас от стремления творить, заменяя человека сначала в играх (казино, шахматы и пр.), в планировании многих работ (готовые программы компьютеров) и постепенно избавляя нас от необходимости думать.

Воюют машины тоже лучше людей: вон, уже создан проект идеального солдата, готового убивать бестрепетно. А ведь большинство воевавших когда-то или воюющих сегодня испытывают страх, стыд, ужас, когда убьют первого врага (а враги эти чаще всего назначены, их образы внедрены в сознание людей кучкой управляющих властных деятелей – идеологов, священнослужителей, увы, даже просто бандитов)...

Короче, мы упорно и последовательно стремимся освободить себя от потребности думать, творить, создавать новое. Надежда на то, что властвующие нами правители (президенты, правительства, парламенты и прочие), в общем, те самые 10%, которым принадлежат мировые богатства, понимают возникающую от всего этого опасность, ничтожна, вернее – отсутствует вовсе. Ими придумана политика, которую часто для отвода глаз называют идеологией, и все устремления и «государственные» хитрости направлены на завоевание политических дивидендов.

Вот вчера, 12 декабря 2006 года, очередной раз по ТВ дали выводы солидных научных организаций о том, что арктические льды будут таять гораздо быстрее, чем считали ещё недавно. Такой природный процесс приведет к резкому изменению климата, вызовет новые сокрушительные климатические катастрофы (ураганы, наводнения, землетрясения). Объяснена в сотый раз и главная причина этого – рост парникового эффекта, вызванного опять-таки человеческой неограниченной деятельностью. А руководители мира, владеющие 90% богатств и благ мира, заняты мелкими дрязгами, поисками врагов, раздувают вражду между народами и религиями.

Притом ясно: машины с каждым годом будут завоевывать всё большую власть над нами.

Есть ли у людей хотя бы какой-то «резерв главного командования», который позволит достойно и успешно противостоять машинной экспансии?

Есть, надо полагать, всё тот же… Человеческий мозг загружен работой на 7-10 процентов. Слава богу, что царствующие как будто сегодня компьютеры устроены на тупом принципе – решении задач по выполнению команд «Да» и «Нет» и безудержном стремлении к быстродействию. Они не могут пока вторгнуться в свободное пространство наших мозгов.

И ни в коем случае их туда нельзя пускать! А все наши главные усилия следует направить на раскрытие не занятых пока мыслями 90% мозговых клеток. Если человек, используя десятую их часть, достиг столь впечатляющих успехов и побед, он просто обязан «включить» бездействующую пока многомиллиардную часть своих нейронов.

Правда, когда мне возразили: «А если там пусто?», оспаривать подобное предположение я, понятно, не мог, промолчал. И про себя подумал: тогда конец, мы обречены.

Среди прекрасных фантастических книг немало посвящённых именно этой тематике: войне людей с машинами. В тех книгах чаще побеждали люди, наверное, они привлекали «к делу» свои 90% спящих мозговых клеток. В реальности же надо добиться этого – заставить работать ту часть мозга, что пока спит. Иначе рано или поздно машина начнет думать по-настоящему, для чего ей достаточно раскрыть механизм действия человеческого мозга.

НО БЕЗ НИХ-ТО ПЛОХО!

Без них – значит, без машин и механизмов. Заголовок этой главки, конечно, неудачен, точнее и вернее сказать: без них современный мир не может существовать. Еще 60-70 лет назад мы прекрасно обходились без телевидения, реактивных самолётов, телефонов, без радио в большинстве регионов. Вот сейчас я набираю этот текст на компьютере. На заре своего литературного пути сочинял по сложной схеме: писал сначала карандашом (легче было править с помощью резинки!), потом переносил текст с помощью чернил, опять правил и, наконец, печатал текст на пишущей машинке.

Между прочим, несколько лет назад к нам приезжал замечательный писатель В.Г.Распутин, и он рассказал, что по-прежнему сочиняет с помощью простого чернильного пера. А может, и хорошо: может, лучше, тщательнее работаешь таким способом над словом, над стилем?

Подобных примеров можно найти множество. Да что там – само существование мира, в котором живем, невозможно без использования технических устройств.

Зависимость человечества от машин и механизмов стала определяющей, жизненно необходимой. Представьте себе на мгновенье, что вдруг по какой-то причине отключится всё электричество на Земле. Наступит конец света, не предсказанный никакой Библией. Вот думают-гадают – существуют ли инопланетяне, а если существуют – то они угроза для нас или благо? Ответ простой и «на поверхности»: если бы им надо было уничтожить нас, если бы это было их задачей, не понадобились бы им ядерные бомбы – достаточно отключить всю электросеть земного шара. Или превратить всю нефть в негорючую жидкость. Мне скажут: это невозможно. Ну, электричество отключить позволяет даже теперешняя техника. Да и воздействовать на запасы нефти, превратив её в негорючее вещество, наверное, не так уж сложно с помощью придуманной нами химии. Так что бояться инопланетян пока не стоит. А вот опасаться неконтролируемого развития науки и техники – надо.

В предыдущей книге я вспомнил, что когда-то один мой выдуманный герой-учёный мечтал о создании Службы ограничения практического внедрения новых научных открытий (извиняюсь за длинную формулировку). Тогда, напомню, он сам отнёсся к этому как к невозможной фантазии. Но сегодня пора вернуться к этой идее.

Многое машины делают гораздо лучше, чем мы. И с каждым годом этот список растёт. И конец будет – когда они станут делать всё лучше нас. А чем тогда занять людей?

Кстати, репетицию апокалипсиса в весьма ограниченном объёме провели лет 20 назад: отключение электропитания потрясло восток Канады и США. Энергию люди получают главным образом путём сжигания нефти и газа, вот потому встревожился весь мир, когда российский «Газпром» решил побольше подзаработать. И большинство войн или военных угроз возникают из-за доступа к нефтяным и газовым месторождениям. Так что отменить техническое обеспечение нашего существования уже невозможно. Однако разобраться, попробовать разобраться в нем придется так или иначе.

... Совсем вроде бы внезапно у меня возник самовопрос: а бывает ли машинам и механизмам больно? Боль для человека – это сигнал о том, что где-то в организме произошли нарушения, отклонения от нормы. А в налаженном механизме зажигается красная лампочка или раздается звуковой сигнал. Значит, ему тоже больно?

Такой пример-сравнение опять возвращает к предположению о том, что любой механизм обладает зачатками разума, пусть даже в ничтожно малой степени. Обслуживающие технические устройства люди вряд ли в подобной ситуации жалеют эти устройства, но принимают естественные меры для ликвидации, устранения неполадок в «организме» машины. Впрочем, ведь и самые высококвалифицированные врачи, особенно хирурги, не слишком сентиментальны – им важнее успешно выполнить операцию.

Вот опять говорит диалектика: без машин плохо (точнее, в сегодняшнем обществе – просто невозможно), но и давать им неограниченную волю смертельно опасно. Самое настоящее единство противоположностей.

Разрешить это противоречие тоже может помочь наш мозг. Мой друг-собеседник Эмка сказал как-то: «Вам дали зачатки разума. Если его разовьете - сможете добиться всего!»

26.02.07, около полуночи. Передача канала Discovery science – как раз о работах по раскрытию тайн мозга и попытках соединить их с компьютерами. Насторожила вторая цель – соединение с машинами. В программе довольно просто разъяснили, что из себя представляют нейроны: они, оказывается, связаны друг с другом. И поражает их количество – десятки миллиардов. Подумал: из чего они сделаны? Атомы? Кварки?

Учёные в США ведут работу по главному направлению: соединить возможности компьютерной техники с работой нейронов, создать «биотехнический» орган. Показали новый чип, который якобы работает по программе, близкой к программе нейрона. Признали, что пока возможности нейронов - «за пределами наших достижений». Дело, видимо, опять-таки в числе, в количестве – нейроны побеждают массой.

Интересный вывод еще сделали: мозг обладает способностями, выходящими за пределы его нахождения. Так и объясняется наличие экстрасенсов, людей, способных на телепатию и проч. Уверяют: создание комплексов «машина-человек» даст нам много ценного. Сомневаюсь и опасаюсь: машина неминуемо подчинит нас себе.

Скоро управление машиной станет возможным без контактов – одной мыслью. Это уже как будто применяется в управлении самолетом.

Пока еще не создан интерфейс - устройство для соединения мозга с машиной, преобразующее сигналы одного вида в другой (мост между двумя мирами!). А если будет создан?

...А ещё раньше, 26 февраля, был короткий сюжет о создании в России (в Красноярске) нового материала – биопласта. Это особая пластмасса, в которую внесены и элементы живого вещества (якобы полезные бактерии). Введенный в поврежденный орган, он развивается, растет и как будто восстанавливает больной орган. А пластмасса растворяется и не вредит... Заманчивый путь, возможно, так и отрастает оторванный хвост у ящериц?

ВОСТОРГ И ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ НЕГО

21.12-15.2.2007 г. Но современные механизмы очень часто покоряют нас настолько, что приходишь в затуманиваюший сознание восторг. Для понимания этого мне пришлось опять попасть в больницу. По-божески - впервые за 15 лет. А вот моя сестра с 1992 года всерьез, с операциями, попадала на больничные койки пять раз.

Так что пришлось и поблагодарить судьбу за то, что лишь на пороге 79–летия вновь снял штаны и облачился в казенную пижаму... Хотя поддался штампу: никакой пижамы мне не дали и велели залезть под одеяло в одной рубашоночке с короткими рукавами. А потом налепили на грудь несколько датчиков с проводами, наладили капельницу (её тут называют ласково «канюлькой»). Это всё потому, что попал в палату интенсивной терапии кардиологического отделения хорошей таллинской больницы.

В предыдущие годы я частенько хвастался перед знакомыми: мол, сердце меня не беспокоит и давление, как у космонавтов. Дохвастался, а вообще-то не слишком берег сердечко...

Вторую операцию в своей жизни я перенес снова с интересом и любопытством, хотя она была попроще – часа на полтора. И действительно, в «процедуре», как скромно назвала это действие дежурный врач, с самого начала кое-что удивило.

Как, чем соединены точка в мужской промежности с районом сердца – дело тёмное, какой-то там туннель внутри туловища есть. Хотя я учил когда-то анатомию, этот путь для зондирования сердца нам в школе, конечно, не показывали. Да и не умели, не решались тогда проталкивать по артерии проволочку-щуп, не могли всё это непрерывно наблюдать на четырех экранах ультразвуковой установки (УЗИ).

И я сам в течение часа, повернув голову на холодном операционном лотке, с явным и удивительным для себя интересом наблюдал, как бьётся моё сердце, а на его фоне подрагивает загнутая на конце проволочка. И еще поразил внешний вид кровеносного сосуда, из-за которого я и попал сюда: когда увеличили изображение на весь экран, сосуд напомнил сначала паука, но потом все-таки стал больше походить на ветку дерева: от центрального ствола отходят суживающиеся разлапистые отростки.

Вся бригада работала отлаженно, хирург кратко давал мне объяснения и подвел итоговое решение: «Два сосуда у вас сузились, но один не сильно, так что сегодня мы поставим сетку-«стент» на один, и вам пропишут лекарство, которое надо принимать ежедневно три месяца, иначе эта сетка забьется и совсем закроет сосуд...» Понятно, я торопливо рапортовал: «Всё выполню!»

И ещё сутки я лежал спутанный проводами и трубками в реабилитационной палате, которую обслуживали симпатичные, как на подбор, молодые девушки, толковые и внимательные, и, пожалуй, самым сложным и волнующим для меня была операция использования по назначению больничной «утки», хотя, естественно, девушки на это не обращали никакого внимания...

Всё это время находил много возможностей для размышлений – делать-то ничего ведь не мог. Восхищало многое: как автоматически через полчаса включался насос тонометра (измерителя давления), как чутко и точно отмечали укреплённые над каждой койкой с пациентом компьютеры фирмы «Filips» изменение параметров – давления, пульса. И не надо было теперь сосать нитроглицерин, когда беспощадная, ледяная «жаба» хватала середину груди и разливала по рукам струи отвратительной слабости и боли, почему-то сразу такие приступы я мысленно назвал репетицией смерти, подготовки к ней... А уйти от всего этого еще вчерашнего ужаса помогли умные приборы. Укреплённые по стенам или подвозимые на тележках.

Понятно, почему всё это так поразило и порадовало в больнице: избавило от боли и тревоги. А чуть позже, дня через три, уже дома, показывали по ТВ, как американцы рассчитывают полёт космического зонда к комете Григорьева (так, кажется?) – для разгона зонд сначала направили к Марсу, он прошёл в 200 километрах от планеты и получил от нее гравитационный толчок для дальнейшего полёта к комете. Которую достигнет в 2014 году(!!). И ведь всё это надо было рассчитать и оформить в виде конструирования и сборки сложнейшего механизма – космического зонда.

Не восторгаться этим нельзя. А избавиться от подобных восторгов очень просто. Достаточно познакомиться с поведением тех, кто управляет странами и всем миром. И лишний раз убедиться, до чего они довели мораль и нравственность мира.

Это два разнонаправленных вектора – научно-техническая мысль и духовность человечества.

* * *

И всё же нет ответа на главный, может, вопрос: кто или что управляет работой мозговых клеток. Любая система для обеспечения своей деятельности должна иметь управляющий орган. И еще: каким путём была создана столь сложная и умная система как мозг человека? Впрочем, мозг есть у всех живых существ, и его совершенствование шло методом проб и ошибок (естественный отбор Дарвина!) – в это верится. Однако как проходил начальный этап, создание всей этой системы – могло ли быть случайным то, что из мириадов попыток родился наш мозг?

Ответ на этот вопрос люди нашли просто: придумали бога (сначала – множество божеств). Все религии – признак бессилия человека объяснить научно, то есть доказать практически суть явлений. А заодно здесь и создание ещё одной системы подчинения массы людей властям. А теперь еще – разработанные до мелочей приемы нужного информирования общества. Кстати, и теперешняя «культура» тоже ведь часть информационной обработки людей.

И вот тут-то пора вспомнить об обширном эпиграфе к этим размышлениям. В слегка расширенном виде его придется повторить.

Не очень давно, недели две назад, поймал по ТВ часть какой-то передачи. Там сообщили сведения солидной организации, вроде даже – ООН. Собственно, это были статистические данные. Такие: 10 процентов населения Земли владеют 90 процентами её богатства (имущество, земля, деньги и проч.).

Имеет ли такой мир шансы сохраниться? Весьма сомнительно. Какое-то время смогут подкармливать совсем уж нищие страны – прощать им долги и т.п. Однако рано или поздно подобное положение приведет (уже приводит!) к революциям. Кстати, весь палестино-израильский конфликт – самая настоящая революция: у одного народа отобрали землю на основе древних сказаний (Библия – тоже сказание). И он будет сто или тысячу лет пытаться вернуть себе территорию с храмами - нет иного исхода...

Но об этом лишь случайно упомянул, затронул рискованную тему.

Вернусь к главному: миром владеют богатые. А источник богатства всегда единственный: труд людей, то, что они создают своими руками или мозгами. Все остальные способы накопления, обогащения – хитроумные, малопонятные людям системы управления финансами, деньгами.

Деньги превратились как бы в самостоятельную сущность, притом нас уверяют, что - в основную, главную сущность. Кроме того, они воздействуют мощно и на общественную психологию: региональные или даже мировые экономические кризисы зарождаются и развиваются под влиянием каких-то нарушений (часто – намеренно вызванных) в движении денежных потоков.

А когда человеческие массы стихийно или, чаще, под влиянием талантливых уговорщиков-лидеров понимают, что их обманывают, обворовывают, водят за нос, создается революционная ситуация.

Революция – всегда плохое время, потому что неминуемо ломает то, что создано ранее. Хотя ведь значительная часть уничтожаемого революцией того и заслуживает, поскольку уже изжило себя, безнадёжно устарело. И всё же ломают в революционные периоды, как правило, гораздо больше, чем необходимо. Отсюда и былой наш гимн: «Мы старый мир разрушим до основанья, а затем…»

Так и поступили с моей родиной в 90-е годы недавнего прошлого века. И самое подлое, самое бесчеловечное, что всё это сопровождалось всеобщим воровством, захватом того, что принадлежало всем, сравнительно немногочисленной кучкой хищников-ворюг. Сегодня они благоразумно ушли в тень (хотя и не все) и создали крепкую и надёжную систему управления массами, основанную на внедрении в массы чувства равнодушия, общественной вялости.

* * *

Не удержался и опять влез в политические дебри. Они не заслуживают внимания и исследования – там всё ясно-понятно всегда и с самого начала: кучка ловких, беспринципных и жадных людишек, обладающих, правда, талантом стяжательства, захватывает власть и потом уже ни о чём не думает и не беспокоится, лишь о том, как подольше удержаться на вершине... И опять вернулась упорно прогоняемая мысль: во что верить? Потому что всё, что творится в мире, имеет пока одну направленность – полный распад, развал, катастрофу.

Очень обидно это, ведь ни у кого больше нет такого мощного органа как мозг. Найдётся ли человек или группа людей, способная его спасти?

(Весна 2007)


> В начало страницы <