"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№4 (3/2005)

ПРОБА ПЕРА.
ПУБЛИЦИСТИКА

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG
Арчибальд Кальд, 21 год, студент, Таллин, Эстония.

Арчибальд Кальд

ПИСАТЕЛЬ В.ЯН и РЕВЕЛЬ

О семье Василия Григорьевича Янчевецкого

«Человек для человека всегда самая интересная загадка.

Есть справедливое выражение, что «знание есть сила», и оно должно заключать в себе импульс к деятельности и действовать на характер. Но нигде лучше не раскрывается нравственная сторона человека, как в тесном общении с семейной жизнью.

Что еще большинство родителей может дать своим детям с собою в жизнь: образование сердца и, если оно идет хорошо, воспоминание о счастливой юности».

(«Гимназия», кн. 9, Ревель, 1889, с. 618-630).

Отец Василия Янчевецкого — Григорий Андреевич — родился в 1846 году на Украине в многодетной семье священника. В семье бережно сохранялись традиции предков, прививалось чувство любви к национальной культуре и родной земле. Отец Григория Андрей был последним священнослужителем в роду Янчевецких. Своих детей он отправил из села в город, заставив их учиться светским наукам. Все шестеро его детей, четыре сына и две дочери, не унаследовали знания своих предков и избрали гражданскую или военную службу.
Григорий, закончив Волынскую духовную семинарию, поступил в Киевский университет. Учась на историко-филологическом факультете, он серьезно увлекся древними языками. Все годы содержал себя репетиторством и переводами. В 1871 году Г.Янчевецкий окончил университет со степенью кандидата. Вначале он служил преподавателем греческого языка и латыни в одной из киевских гимназий. А в 1874 году он был послан в Германию на два с половиной месяца для ознакомления с постановкой обучения в гимназиях Саксонии.

С 1876 году судьба семьи Янчевецких была связана с Прибалтикой. В 1876-1886 годы Г.А.Янчевецкий преподавал в Рижской Александровской гимназии. В этой гимназии прошли первые годы учебы Василия Яна. В 1886 году Г.А.Янчевецкий был переведен в Ревель, где его назначили директором классической Александровской гимназии, а в 1895 году он стал директором Ревельской Николаевской гимназии.

В Ревеле по инициативе Григория Андреевича стали выходить журнал по филологии и педагогике «Гимназия» (1888-1900) и приложение к нему «Педагогический еженедельник» (1893-1896 и 1899-1900). Издание Янчевецкого уже с 1889 года было признано ученым комитетом народного образования «...заслуживающим особые рекомендации». Эти журналы за годы своего существования объединили около 300 авторов.

С сентября 1893 года Г.Янчевецкий осуществлял общее руководство газеты «Ревельские известия», придав ей (насколько это было возможным в условиях русификации) корректно-демократический тон.

Среди газетных рубрик с 1894 года существовала постоянная рубрика «Из эстонской печати». Здесь публиковались переводы из эстонской поэзии — Л.Койдулы, И.В.Янсена, Ф.Кульбарса, Г.Вульфа-Ыйса, А.Гренштейна-Пийрикиви, А.Хаавы, Эд.Вильде, Я.Кырва. В газете был напечатан первый стихотворный перевод «Калевипоэга».

Еще надо отметить, что Григорий Андреевич был членом Ревельской городской училищной коллегии и представителем педагогического совета Ревельского городского высшего женского училища, входил в состав правления Ревельского русского благотворительного общества и состоял в членах музыкального общества «Гусли». Дважды избирался (в 1887 и 1894 гг.) в совет старшин.

Можно сказать, что Григорий Андреевич Янчевецкий был одним из ярких деятелей русской культуры в Ревеле.

Мать Василия Янчевецкого, Варвара Пампеевна, происходила из рода запорожских казаков Мечеровских. Ее мать, урожденная Бабанина, доводилась теткой М.Башкирцевой, талантливой художнице и писательнице XIX века.

Вопреки запрету родителей выйти замуж за малоимущего учителя, Варя (так называл ее Григорий Янчевецкий) ночью сбежала из дома и через несколько дней обвенчалась с Янчевецким (в 1871 году). Их брак по любви, растворивший со временем неприязнь Мечеровских, оставался безоблачным на всю совместную жизнь. Они, сохраняя воспоминания детства и юности, знакомили своих детей с украинским языком, фольклором и народным бытом. Живя в Прибалтике, Григорий Андреевич и Варвара Пампеевна прививали им уважение к коренным местным народам — латышам и эстонцам, их обычаям. Учили музыке, пению, лепке, рисованию, танцам. В каникулярное время устраивали поездки по историческим местам Прибалтики, во Псков на место Ледового побоища, в Украину, где дети побывали на поле Полтавской битвы. Как и гимназистов, своих детей Григорий Андреевич приучал жить по-спартански.

Мать В.Яна была одной из наиболее образованных женщин своего времени. Играла заметную роль в общественно-культурной жизни Ревеля. С 1893 года она была издателем газеты «Ревельские известия», хотя общее руководство осуществлял сам Григорий Андреевич. А когда ее муж умер (скончался в апреле 1903 г. в Петербурге и похоронен на Смоленском кладбище), она в память о Григории Андреевиче заставила себя через небольшой перерыв возобновить свою издательскую деятельность и руководила выпуском газеты до 1910 года.

Взвешенное отношение «Ревельских вестей» к эстонскому национальному движению, интонации симпатии к эстонскому народу в газете послужили избранию Варвары Пампеевны почетным членом общества «Лоотус».

Но нельзя не отметить и брата В.Яна — Дмитрия (также окончившего с отличием гимназию в Ревеле). Как и родители, он оказал большое влияние на личность будущего писателя.

После гимназии Дмитрий поступил в Санкт-Петербургский университет и стал изучать восточную филологию. С помощью Василия брат в 1896 году наладил издание литературного сборника произведений студентов для помощи малоимущему студенчеству и организации бесплатной столовой. Он, как и его брат Василий, увлекался журналистикой и писательским делом. Первая слава к Дмитрию пришла уже после смерти отца, когда он был избран членом Французской литературной академии по рекомендации президента Франции за книгу «У стен недвижного Китая».

Одаренность, унаследованная от родителей, сочетавшаяся с трудолюбием, чувством служения людям и делу, а не карьере, отличали всех молодых Янчевецких. Этим качеством дети Григория и Варвары были обязаны атмосфере любви, взаимного уважения и творческого труда, созданного в семье Янчевецких.

Детство и годы учебы

«Город родной! Уезжая, богам возношу я моленья...»

(В.Янчевецкий. «К Ревелю»)

Родился Василий Григорьевич Ян (настоящая фамилия Янчевецкий) 4 января 1875 года в Киеве.

Как уже было отмечено выше, Василий Янчевецкий рос в атмосфере, не характерной для такого тихого губернского города, каким был Ревель 80-х годов XIX века.

Василий Янчевецкий и его старший брат Дмитрий Григорьевич росли в доме, где кипели политические страсти: разбирались городские новости, намечались темы статей и заметок очередного номера газеты «Ревельские известия».

Статьи и заметки писали во всех комнатах, иногда и в часы, отведенные для приготовления уроков. Самое большое удовольствие для братьев Янчевецких — носить материалы для газеты на Морскую улицу, где в старинном доме с черепичной крышей размещалась типография «Ревельских известий». Там они могли находиться часами, принимая живейшее участие в свершении ежедневного чуда — выпуске номера газеты. В глубокой старости В.Янчевецкий с нежностью вспоминал шум типографских машин, запах типографской краски...

Конечно, эта жаркая газетная обстановка оказала сильное влияние на молодых Янчевецких. Дмитрий потом стал профессиональным журналистом, а младший Василий — писателем В.Яном. Страсть Василия к журналистике сочеталась с другими увлечениями. Одно из них — засиживаться в библиотеке отца.

Библиотека была редкостной по составу книг. В 1903 году в Ревеле издали ее печатный каталог. И хотя он был далеко не полон, мы можем по нему судить о книгах, которыми зачитывался будущий писатель: большинство их, напечатанных на русском, немецком, французском, греческом, латинском языках было посвящено истории. Там были книги и на древнееврейском и даже китайском, переводы египетских папирусов, вавилонских клинописей, а также почти все изданное об античной литературе, истории Греции и Рима. Именно здесь В.Янчевецкий из произведений А.М.Позднеева узнал о существовании монгольской литературы. Прочел о монгольском эпосе, а также — истории Монголии И.Шмидта, изданную на немецком и монгольском языках. И еще там были книги Некрасова и Белинского, проповеди Иоанна Кронштадтского, литература по туризму и многим другим темам.

В этой библиотеке В.Янчевецкий проводил немало времени. Может быть, именно тогда он и усвоил превосходную дисциплину умственного труда, привычку конспектировать прочитанное, заносить в блокнот услышанную пословицу, обрывок песни, возникшую мысль. Этой привычке — читать обязательно с карандашом в руках — В.Янчевецкий не изменял потом никогда.

В.Янчевецкий рос любознательным ребенком. Ему было небезынтересно знать обычаи, особенности народа, среди которого он жил. В Таллине он дружил с эстонскими гимназистами, ходил с ними на спевки эстонских хоров, ездил на хутора, к рыбакам, записывал содержание народных песен и сказок.

До сегодняшних дней сохранился классный дневник третьего класса Таллинской Николаевской гимназии, где Василий был учеником с августа 1886 года. В классе он был под номером 28, то есть последним, а в общем списке — под номером 645. Он учился хорошо, и его средняя оценка в 3-м классе, где у них было 13 предметов, была 4 1/3. По таким данным он был в классе вторым. У него не было ни одной двойки. Однако самыми трудными предметами были для него география, французский и латинский языки.

Свои последние годы в гимназии Ревеля он проводил очень активно. Его первой работой стали переводы эстонских песен на русский язык. Затем последовали маленькие очерки, бытовые зарисовки, которые он подписывал чаще всего «Садко», «Точка», В.Я-й и многими другими псевдонимами, какие только могли прийти в голову гимназисту, имевшему редкую возможность писать и печататься (последнее было запрещено гимназическим начальством).

Будущий латинист и писатель больше всего в те годы уважал не столько музу поэзии, сколько музу дальних странствий. Его любимая книга — «Путешествие Одиссея». Он изучил скалистые берега Эгейского моря — по карте и по книге — не хуже, чем окрестности Ревельской бухты — излюбленного места купания ревельских мальчишек. Зачитывался Стивенсоном. Когда ему было 13 лет, спрятался с приятелем на рыбачьей лайбе, чтобы отправиться в Бразилию. Хотя это путешествие и было через несколько дней прервано пограничной службой, снявшей детей на одном из Моонзундских островов, стремлению видеть новые места, исходить их своими ногами Василий Григорьевич остался верен на всю жизнь.

Уже в гимназические годы у В.Яна стали проявляться интересы и склонности, которым суждено было реализоваться через десятки лет.

В неизданных воспоминаниях Ян писал: «В последние годы гимназической жизни я стал увлекаться планами художественных произведений, особенно исторических романов. У меня была толстая тетрадь, в которую я записывал налетевшие на меня образы, сцены и сюжеты намечаемых повестей... Туда же я записывал особенно меня поразившие изречения и цитаты».

Вот с этими юношескими планами, мечтами о путешествиях и литературе Василий Янчевецкий окончил весной 1892 года Ревельскую Николаевскую гимназию.

Студенческие годы в Петербурге и связи с Ревелем

После окончания гимназии Василий сразу же переезжает в Петербург и поступает в Петербургский университет на словесное отделение историко-филологического факультета. Сам выбор специальности говорит об интересах будущего писателя. Выросший в семье Григория Андреевича Янчевецкого, В.Янчевецкий со страстью отдался изучению древней русской литературы, особенностей современного русского языка. Он с увлечением слушал лекции выдающихся ученых: профессора Р.Р.Зелинского, академика А.А.Веселовского и А.И.Соболевского. С большим интересом занимался исследованиями русской филологии и даже смог получить редкую в те времена стипендию в 25 рублей за сочинение «Псковские говоры».

В студенческие годы он, наезжая в Ревель из Петербурга, продолжал встречаться со своими бывшими одноклассниками.

Однажды несколько эстонских юношей обратились к Василию с просьбой перевести на русский язык эстонские народные песни. Это было необходимо для разрешения цензуры исполнить их на Певческом празднике. В.Янчевецкий по подстрочнику перевел эти песни. К сожалению, тот сборник эстонских народных песен, переведенных В.Янчевецким под псевдонимом «В.Садко», еще не обнаружен.

В 1897 году Василий Григорьевич Янчевецкий заканчивает университет. Молодой и способный филолог, вероятно, мог бы стать на проторенную дорогу. Перед ним открывалась перспектива ученой карьеры: остаться при кафедре, получить адъюнкта, проделать обычный путь к званию профессора, к университетской кафедре. Но две страсти, всю жизнь владевшие им, — страсть к путешествиям и страсть к литературе — не давали ему покоя и навсегда закрыли дорогу к спокойной жизни кабинетного ученого.

После окончания университета В.Янчевецкий возвращается в Ревель и поступает на службу в казенную палату. Но унылая жизнь чиновника не привлекала Василия Григорьевича. И тогда он решился на шаг редкий и странный для человека его среды и воспитания — ушел бродить пешком по России как корреспондент газеты «Петербургские ведомости».

Годы странствий

Его путь начался в один из холодных дождливых дней осени 1898 года. Он был одет в овчинный крестьянский полушубок, сапоги и с брезентовой котомкой за плечами. Вышел он из Новгорода и смешался с толпой, чей способ передвижения, со всей очередностью, демонстрировал социальное положение и имущественный ценз.

Целых два года странствовал Василий Григорьевич по проселочным дорогам и глухим лесам Новгородской, Псковской, Вятской, Смоленской губерний. Ночевал на постоялых дворах и в крестьянских избах, заходил в отдельные монастыри и скиты.

Каждый день путешествия давал Янчевецкому возможность убедиться, что нищета, голод, бесправие не сломили человеческое достоинство людей из народа, их талантливость и жизнестойкость. Результатом скитаний по России явилась его первая книга очерков и рассказов «Записки пешехода», изданная в Ревеле в 1901 году.

После скитаний по России Василий Григорьевич как корреспондент одной из петербургских газет едет в Англию. На велосипеде объезжает весь юг страны, посещает Артура Конан-Дойля, проявляет большой интерес к жизни английского народа, много времени проводит в знаменитой библиотеке Британского музея. Там изучает древние рукописи.

Вскоре после возвращения из Англии Василий Григорьевич вновь отправляется в путешествие, на этот раз на Восток, в Среднюю Азию. В.Янчевецкий поселился в Ашхабаде и, получив должность смотрителя колодцев, верхом на коне объездил весь среднеазиатский край: от Ашхабада через Каракумскую пустыню до Хивы. А затем совершает трудное, но увлекательное путешествие в Северную Персию, вдоль Афганистана и Белуджистана, до границ Индии. Эти путешествия дали будущему писателю массу впечатлений, обширные знания восточных языков, быта, нравов, обычаев восточных народов и во многом помогли Яну понять древнюю культуру и историю Востока, уяснить противоречия и особенности в жизни народов Средней Азии.

После окончания русско-японской войны (1904-1905) Василий Григорьевич вновь едет в Среднюю Азию, посещает Персию, Грецию, Египет и несколько лет проводит в Турции в должности корреспондента. И каждая поездка — это новые впечатления, новые люди, большая научная работа в библиотеках и музеях разных стран.

Возвратившись в Петербург, Янчевецкий преподает латинский язык в Первой Петербургской гимназии.

В 1907-1912 годах издает на свои средства петербургский гимназический журнал «Ученик». В 1911-м публикует брошюру под названием «Что нужно сделать для петербургских детей». В этой брошюре В.Ян предлагал систему воспитания детей из бедных семей. Но его идеи не нашли поддержки у министерских чиновников. Порвав с учительством, Василий Янчевецкий занялся журналистикой.

После 1917 года судьба забрасывает Василия Янчевецкого в Сибирь, в Туву и в далекий Минусинск. Он работал там сторожем на мельнице, сельским писарем, преподавателем, редактором газеты, драматургом. В Минусинске он стал работать в газете «Власть труда». Был редактором и корректором, автором многочисленных рассказов и стихов. Одновременно с работой в газете он пишет и множество пьес для минусинского театра. Пьесы отличались остроумием, пользовались неизменным успехом. С осени 1923 г. Василий Григорьевич жил в Москве.

В 1926 году писатель вновь приезжает в Среднюю Азию, в Узбекистан, живет и работает в Самарканде. Там он начал сотрудничать с газетами и журналами, публикуя свои очерки, статьи. Со свойственным ему пылом погружается в историю среднеазиатской музыки, театра, национального танца, внимательно следя за преобразованиями в жизни Узбекистана. Горячим откликом Василия Григорьевича на события среднеазиатской действительности 20-х годов явилась пьеса «Худжум», в основе которой лежит идея борьбы за раскрепощение восточной женщины, за ее свободу в семье, быту и обществе.

Но несмотря на успех в драматургическом жанре, истинное свое призвание Василий Янчевецкий видит в труде ученого-исследователя и писателя-историка. В 1928 году он возвращается в Москву и становится профессиональным писателем. В его жизни начинается новый период.

Литературное творчество

«Что такое исторический роман? Это книга, которую читают три дня, а помнят всю жизнь».

(В.Г.Ян).

Для Василия Григорьевича, избравшего путь исторического романиста, важным было не только изучение истории, культуры, обычаев, нравов древних народов, но также и осознание своего писательского места. Его первая историческая повесть — «Финикийский корабль» (о путешествии финикийского подростка в далекие страны) — выходит в свет в 1931 году. Такая идея у него зародилась еще в 1908 году во время поездки вдоль берегов Малой Азии, где он посетил музей Бейрута. Там он увидел записки финикийцев об их морских походах в неведомые страны, и у него возникло желание написать об этом увлекательную повесть. Однако осуществить его он смог лишь много лет спустя.

Над этой маленькой повестью Янчевецкому пришлось много поработать: прочесть сочинения по истории Востока. Увидели свет и другие исторические повести: «Огни на курганах» (о завоевании Азии Александром Македонским), «Молотобойцы» (повесть о петровском времени). В 1933 году выходит повесть «Спартак», а в 1934 -м «Роберт Фултон». В 1939 году в серии «Исторические романы» выходит роман «Чингиз-хан», сразу обративший на себя внимание читателей и критики.

Как пишет Т.Лобанова: «В процессе изучения исторического материала В.Ян (псевдоним Василия Янчевецкого) делает многочисленные выписки, осмысливает и сравнивает различные точки зрения на исторические события». Этот роман принес писателю заслуженную славу. В 1942 году роман «Чингиз-хан» был переиздан дважды, а В.Яну была присуждена Государственная премия первой степени. В 1942 году выходит следующее произведение В.Яна на эту же тему — роман «Батый». Три романа — «Чингиз-хан», «Батый» и «К последнему морю» — писатель считал главным трудом своей жизни.

Кроме этой трилогии он писал романы, повести, рассказы, очерки, стихи, статьи. Он много издал публикаций на исторические темы в журналах «Всемирный следопыт», «Вокруг света», «Жизнь искусства». С 1931 года его произведения стали выходить отдельными изданиями. К 1975 году книги В.Яна, среди которых знаменитая трилогия о Чингиз-хане, «Юность полководца», «Загадка озера Кара-Нор» были изданы, кроме России, в 22 странах на 38 языках 250 раз (за рубежом — 110).

Василий Григорьевич Янчевецкий умер 5 августа 1954 года в Звенигороде под Москвой. До самого последнего дня он был полон творческих планов. В архивах хранятся его многие незавершенные рукописи произведений, наброски многочисленных рассказов.

Жизнь художника продолжается в его творениях. Книги Яна живут, их читают и любят. За всю свою жизнь В.Ян написал семнадцать романов и повестей, сорок рассказов, тридцать три пьесы, тринадцать сценариев.

Благодаря инициативе, энергии, энтузиазму Михаила Васильевича Янчевецкого, сына писателя, изданы его произведения. Изучается его наследие.

Уже на протяжении пятнадцати лет завуч нашей гимназии Х.Вендерстрём дружит и переписывается с сыном В.Яна — Михаилом Васильевичем Янчевецким. Она и поделилась своими воспоминаниями, предоставив материал о жизни В.Яна.

Есть основания надеяться, что творчество В.Яна будет интересно для читателей нашего и будущего поколений. Подтверждение этому — научные, творческие, читательские конференции в ознаменование его «круглых» дат. В частности, «Яновские чтения — 125», прошедшие в январе в писательском клубе ЦДЛ, приуроченные к 125-летию со дня рождения Василия Яна, собрания читателей по этому поводу в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, Таллине, Туве...


> В начало страницы <