"БАЛТИКА"
МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№7 (3/2006)

ПРЕМИЯ

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

Вручены ежегодные Всероссийские
премии "Александр Невский" 2006 года

Фотография
Владимир Васильевич
Карпов.

12 сентября в Шереметевском дворце Санкт-Петербурга состоялась церемония вручения всероссийских литературных премий во имя святого благоверного князя Александра Невского. Эта награда присуждается писателям, работающим в жанре исторической прозы и публицистики.

За несколько дней до церемонии, на XIX Московской международной книжной выставке-ярмарке был оглашен Отборный список конкурса (12 произведений из 111-и представленных на конкурс), названы имена обладателей специальных и главных премий.

Награждение лауреатов конкурса традиционно проходило 12 сентября в день святого благоверного князя Александра Невского — небесного покровителя Санкт-Петербурга. Гости церемонии и ее участники собрались в Шереметевском дворце — одном из красивейших и совершенных с точки зрения архитектуры зданий Северной столицы. Буквально восставший из пепла после опустошительного пожара в начале 90-х годов прошлого столетия, тщательно, с большим вкусом и старанием отреставрированный компанией ОАО "Талион", дом Шереметева (когда-то принадлежавший Ленинградской писательской организации) снова принимал писателей, приехавших в Петербург из Москвы, Таллина, Калининграда, других городов.

Председатель комиссии по учреждению премии "Александр Невский", генеральный директор ОАО "Талион"Александр Иосифович Ебралидзе выразил глубокую благодарность всем участникам конкурса. "Мне кажется, — подчеркнул он, выступая на церемонии вручения наград лауреатам конкурса, — что мы сегодня сделали большой шаг вперед в деле изучения и популяризации отечественной исторической литературы. Мы намерены и дальше работать, привлекать все большее количество творческих сил, способных поддерживать интерес россиян к истории своей Родины, лучшим литературным произведениям, раскрывающих роль и место личности в историческом процессе". Как пояснил журналистам председатель правления Союза писателей России Валерий Ганичев, «на конкурс принимаются только исторически обоснованные литературные произведения, исследования с элементами художественного размышления; жюри не рассматривает некое историческое «фэнтази» с описанием того, что, якобы, могло быть». Произведения, поданные на конкурс, охватывают большую временную эпоху — с Древней Руси до наших дней.

Фотография
Валерий Ганичев,
председатель правления
Союза писателей России,
сопредседатель комиссии по
присуждению всероссийской
литературной премии
«Александр Невский».

Лауреатом 1-й премии 2006 года Всероссийского литературного конкурса "Александр Невский" стала книга дважды Героя Советского Союза, в прошлом — фронтового разведчика из штрафных батальонов, главного редактора журнала "Новый мир", председателя Союза писателей СССР Владимира Васильевича Карпова "Генералиссимус" (в двух томах). Сейчас, когда все перипетии конкурса уже позади, можно услышать мнение, что у этой большой и, может быть, главной литературной работы Карпова практически не было конкурентов. "Владимир Карпов — очень уважаемый писатель, — отмечает Валерий Ганичев, председатель правления Союза писателей России, сопредседатель комиссии по присуждению всероссийской литературной премии "Александр Невский". — Он поставил перед собой очень трудную задачу — дать объективную оценку Иосифу Сталину и, надо признать, блестяще справился с этим".

В.В.Карпов отметил на церемонии вручения премии: "Написать книгу о Сталине было совсем не просто. Нужно было посмотреть, что было написано раньше, при его жизни. Это — лакировка, мед, патока и прочие прелести, от которых некуда деться. В наше благословенное демократическое время был написан целый Монблан односторонне недоброжелательных и очернительских статей, исследований и других материалов. В этих двух "горах" я, увы, не нашел ответа на вопрос: какой же он, Сталин? Учитывая, что я — немолодой человек (когда я брался за эту книгу, мне уже было за 80), то ставил задачу написать о Сталине честно, без пристрастий и давления партийных взглядов, исходя из своих оценок, документов и фактов. Я не делал его ни ангелом, ни злодеем, где он ошибался, там ошибался, где он был гениален, там гениален. Сумму всей моей работы я постарался вывести в последних словах своей книги: да, культ личности был, но и личность все-таки была".

Фотография
Автору книги
«Прибалтийцы на российской
дипломатической службе»
Владимиру Илляшевичу
(на фото справа) диплом
о присуждении специальной
премии «Соотечественники»
вручает председатель
Комитета по культуре
Правительства
Санкт-Петербурга
Николай Буров.

Лауреатами 2-й и 3-й премий стали, соответственно, профессор Литературного института им.М.Горького Ю.М.Лощиц ("Дмитрий Донской") и военный историк-писатель А.Шишкин ("Генералиссимус. Суворов. Новое прочтение биографии").

На конкурсе вручены четыре специальные премии. Премии "Собиратели" удостоено издательство "Молодая гвардия" за вклад в возрождение и поддержку интереса российского читателя к истории своей Родины.

Специальная премия "Соотечественники" досталась Владимиру Илляшевичу и Марату Гайнуллину (Эстония, Таллин) за книгу "Прибалтийцы на российской государственной службе", вышедшую в Таллине в издательстве "Тарбеинфо".

Лауреатом специальной премии "Родословная" стал Дмитрий Каралис (Санкт-Петербург) за книгу "В поисках утраченных предков".

Еще одна спецпремия, "Подвижники", вручена Александру Полякову (Москва) за книгу "Огненный Авва", посвященную одному из самых почитаемых священников XX века о. Сампсону Сиверсу.

Фотография
Лауреата специальной
премии «Родословная»
петербуржца Дмитрия
Каралиса поздравляет глава
Геральдического совета РФ
Георгий Вилинбахов.

В Отборный список вошли также книга Владислава Бахревского (Евратория) "Савва Мамонтов", "Триумф и трагедия подводника Александра Маринеско" Виктора Геманова (Калининград), книга Ивана Дронова "Сильный, державный: жизнь и царствование Александра III", "Огнь плящий" Валерия Исаева, "Ксения Петербургская" Ирины Семеновой и книга Сергея Цветкова "Александр Первый. 1777-1825"

Анализ работ, поступивших на конкурс, показал, что сегодня все больше издается серьезных, глубоких, высокопрофессиональных с литературной точки зрения книг о великих русских людях. Об этом говорят и количественные показатели: в 2006 году на конкурс поступило вдвое больше работ, чем в предыдущем. Это, по мнению членов оргкомитета конкурса, очень хорошая и перспективная тенденция, позволяющая говорить о большом будущем русского исторического романа.

Выступавшие на торжественной церемонии гости и официальные лица подчеркивали, что одними из главных задач литературного конкурса являются укрепление в национальном самосознании народа понимания значимости роли и авторитета личности в становлении российской государственности, пробуждение патриотических чувств у россиян, их гордости за величие исторического прошлого своей страны.

Отборный список Всероссийской литературной премии
"Александр Невский" 2006
(Всего представлено на конкурс — 111 книг)

Бахревский Владислав Анатольевич
"Савва Мамонтов" - Номинант

Геманов Виктор Степанович
"Триумф и трагедия подводника Александра Маринеско" - Номинант

Дронов Иван Евгеньевич
"СИЛЬНЫЙ, ДЕРЖАВНЫЙ: Жизнь и царствование Александра III" - Номинант

Илляшевич Владимир Николаевич, Гайнуллин Марат Самигуллович
"Прибалтийцы на российской дипломатической службе" - Номинант

Исаев Валерий Николаевич
"Огнь плящий" - Номинант

Каралис Дмитрий Николаевич
"В поисках утраченных предков" (в книге "Записки ретроразведчика") - Номинант

Карпов Владимир Васильевич
"Генералиссимус" - Номинант

Лощиц Юрий Михайлович
"Дмитрий Донской" - Номинант

Поляков Александр Павлович
"Огненный Авва" - Номинант

Семенова Ирина Семеновна
"Ксения Петербургская" - Номинант

Цветков Сергей Эдуардович
"Александр Первый. 1777-1825" - Номинант

Шишов Алексей Васильевич
"Суворов. Генералиссимус Великой империи. Новое прочтение биографии" - Номинант

Писатели Эстонии награждены
специальной премией "Александр Невский" (2006)

Всероссийская специальная премия Александра Невского "Соотечественники" вручена в Санкт-Петербурге писателям из Эстонии в день памяти святого благоверного князя Александра Невского. От имени комиссии по присуждению премии награду вручил председатель Комитета по культуре Администрации Санкт-Петербурга, народный артист России, актер Александринского театра Николай Витальевич Буров.

В номинации специальной премии "Соотечественники" лауреатами в этом году стали авторы из Эстонии за книгу "Прибалтийцы на российской дипломатической службе" (2005, Таллин) — Владимир Илляшевич и Марат Гайнуллин, члены Союза писателей России и Европейского общества генеалогии и геральдики в Эстонии. Владимир Илляшевич возглавляет Эстонское отделение Союза писателей России, совет Международной литературной премии им.Ф.М.Достоевского, является издателем газеты "Мир Православия" (официальный орган Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата) и главным редактором журнала "Балтика". Он награжден, наряду с другими наградами Русской Православной Церкви, в 2003 году Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием орденом Сергия Радонежского 3-й степени.

Книга русских писателей Эстонии была отмечена в авторитетных российских изданиях положительными рецензиями с момента ее выхода. В частности, журнал Министерства иностранных дел РФ "Международная жизнь" (№ 4, 2006) поместил о произведении обширный комментарий за подписью заместителя главного редактора Г.Поволоцкого (см. перепечатку в "Балтике" № 2/2006).

Труд посвящен знаменитым российским дипломатам прибалтийского происхождения, начиная с 15 века и до 1917 года. Интересно отметить, к примеру, что половина руководителей внешнеполитического ведомства дореволюционной России была прибалтийского происхождения или тесно связана биографией с прибалтийским краем. В частности, князь Горчаков родился в эстляндском Гапсале (ныне Хаапсалу) и его мать из рода фон Ферзен. Румянцев родился в имении под Дерптом (Тарту). Мать Чичерина, первого наркома по иностранным делам СССР, из рода Мейендорфов, давшего России целую плеяду выдающихся российских дипломатов. Следует отметить, что большинство крупных дипломатов из числа прибалтийцев в дореволюционное время принимали православное вероисповедание. Увлекательно написанная книга содержит большой, подробный справочный материал и обширный указатель имен. Не случайно в статуте премии говорится, что она вручается "за вклад в дело сохранения исторического наследия России, бережное отношение к национальным традициям, высокую духовную и гражданскую позицию".

В 2005 году лауреатом специальной премии стала Анастасия Манштейн-Ширинская, живущая в Тунисе и написавшая книгу о трагической судьбе русских военных моряков т.н. Бизертской эскадры. Дочь командира одного из кораблей эскадры, она познала всю горечь эмиграции, но сохранила верность своему отечеству, руководила русской общиной в Тунисе и многие десятилетия обихаживала единственную в стране православную церковь, построенную военными моряками, оказавшимися в эмиграции. А.Манштейн-Ширинскую поздравил телеграммой президент В.В.Путин, а российское посольство в Тунисе вручило ей орден Почета. Ей посвятил одну из своих телепередач (РТР, сентябрь 2006) "Русский выбор" режиссер Никита Михалков.

Наша справка:

А.А.Манштейн-Ширинская.
"Бизерта. Последняя стоянка". Военное издательство, 2000 г.

Манштейн-Ширинская Анастасия Александровна (Тунис), дочь А.С. Манштейна — командира миноносца "Жаркий". Род происходит от генерала Христофора-Германа фон Манштейна, автора "Воспоминаний о России", изданных в XVIII в.

Манштейн Александр Сергеевич (1888 — 1964)
Окончил Морской кадетский корпус. Служил на Балтике. Старший лейтенант флота. Командир эскадренного миноносца "Жаркий". В 1920 г. миноносец "Жаркий", которым командовал А.С. Манштейн, взял курс на Константинополь, а потом в составе русской эскадры — на Бизерту в Тунисе. В эмиграции в Тунисе. Руководил плавучей гостиницей "Георгий Победоносец". Член комитета по строительству русского православного храма св. Александра Невского в г. Бизерта (Тунис). Похоронен в Бизерте.

По источнику: Горячкин Г. В., Гриценко Т. Г., Фомин О. И.
"Русская эмиграция в Египте и Тунисе" (1920-1939 гг.). — М., 2000. С. 92.

В 1920 году Русский Императорский флот, или, точнее, его остатки, пришёл к своему последнему причалу в тунисском порту Бизерта. Анастасии Ширинской тогда было восемь лет. В Тунисе прошла её жизнь. Не случайно воспоминания Ширинской вышли в серии «Редкая книга». Постепенно уходили русские поселенцы Бизерты, всё меньше прихожан видел Святой Благоверный князь Александр Невский в храме своего имени, построенном здесь, на тунисских берегах, в память последней эскадры... Об их жизни — эта печальная книга.

Автор — одна из последних прихожанок бизертского храма св. Александра Невского. Ей уже девяносто три года. Цель Анастасии Александровны — сохранить эти проникновенные страницы истории для молодых поколений русских и не только русских людей. "Ничто не исчезает бесследно; надо только сильно помнить!". А.А.Манштейн-Ширинская получила российское гражданство, "возвращения которого ждала всю жизнь".

О роде Манштейн в России и Прибалтийском крае

...
Итак, — сказал кронпринц Манштейну, — вы рождены в России, ваши поместья
в Лифляндии, где ныне проживает ваша матушка фон Дитмар
, вы учились в Нарв-
ской шулле, русский язык знаете, как немецкий... Думаю, что этого достаточно.
– Ваше высочество, — обомлел Манштейн, — откуда вам известно все о скром-
нейшем офицере полка прусского маркграфа Карла? Я изумлен...
– А как вы относитесь к русским? — последовал вопрос.
Мой отец служил Петру Первому, был комендантом в цитадели Ревеля, и я,
рожденный в пределах русских, не имел повода относиться к народу русскому
скверно. Скорее, отношусь хорошо!

(Валентин Пикуль. "Словом и делом").

...
Немец Манштейн прославился в России тем, что арестовал всемогущего конюха Бирона — фаворита императрицы Анны Иоанновны. Но новая императрица, дочь Петрова Елизавета, снова приблизила Бирона, а Христофор-Герман впал в немилость и уехал в Пруссию служить королю Фридриху II. В исторической науке Манштейн остался со своими "Записками о России", которые до сих пор штудируют студенты. В своем труде он рассказывал об эпохе Петра Великого, о бесконечных войнах против турок, шведов и татар, в которых принимал участие сам. Еще один предок Анастасии Манштейн-Ширинской — генерал Александр Насветевич, флигель-адъютант Александра II. Он обучал фехтованию будущего императора Александра III. Ему единственному было дозволено стать личным фотографом венценосной семьи. А его сына крестил сам царь.

...
Вместе с мужем (Муртаза Ширинский — прямой потомок старинного крымско-татарского рода) Анастасия Манштейн-Ширинская воспитала троих детей. В Тунисе с матерью остался только сын Сергей — ему уже далеко за 60. Дочери Татьяна и Тамара давно во Франции. Мать настояла, чтобы они уехали и стали физиками. "Только точные науки могут спасти от нищеты", — убеждена Анастасия Александровна. Зато два ее внука, Жорж и Стефан, настоящие французы. Они совсем не говорят по-русски, но все равно обожают свою русскую бабку. Стефан (Степа) — архитектор, живет в Ницце. Жорж работал у голливудского режиссера Спилберга, а сейчас рисует мультфильмы у Диснея. Внуки показали мадам учительнице мир: Мадагаскар, леса Амазонки. Они привезли ее и в Россию.

(Из сообщений прессы)

Из воспоминаний Анастасии Манштейн-Ширинской

Императрица Елизавета Петровна заселила эти места сербскими полками. Получали тут землю и российские военнослужащие. В 1755 году майор Рашкович основал поселение "Рубежное". Еще был один Указ Екатерины об устроении литейного завода в Донецком уезде на речке Лугани. Обо всем этом я постепенно узнавала с детства, и в воображаемой России жила так же реально, как и в чужой стране далеко от нее.

Я унаследовала любовь к очарованной земле, которой никто не сможет меня лишить; она позволила мне пережить много трудностей и никогда не чувствовать себя обделенным человеком. Моя мама, Зоя Николаевна Доронина, из скромной семьи чиновника. Она читала по-французски Бальзака, Золя и Мопассана, а нам, детям, наизусть декламировала русскую классическую поэзию, и это было единственным богатством на чужбине. — Вы говорите высоким слогом.

Сейчас в России такого не услышать, может быть, потому, что так не чувствуют. — Мне трудно об этом судить, но именно моя семья помогала мне оставаться "все той же". У меня сохранилась фотография моей прапрабабушки, сделанная в 1860 году, ее звали Анастасия Несветевич. Мой дедушка генерал Александр Несветевич вкладывал деньги в строительство железной дороги Харьков-Лисичанск. На этой ветке открылась и станция Несветевич. Александр Несветевич увлекался модной тогда фотографией.

В Петербурге он оборудовал свою фотолабораторию и имел разрешение снимать события при Императорском дворе. Говорят, что в 1989 году в Москве на выставке "150 лет фотографии" были снимки и Александра Несветевича. Со стороны отца я знаю еще и деда Сергея Андреевича Манштейна, его учебники по латыни и греческому языку хорошо знали русские гимназисты. ...Манштейн, откуда такая экзотическая фамилия? — Русская ветвь Манштейнов зарегистрирована в родословной книге дворянства Ярославской губернии.

Мои внуки, наверное, обратятся в архивы Морского военного корпуса в России. Там много интересного и о моем отце, их прадедушке. В тетради с оценкой выпускника корпуса А.Манштейна в графе "Степень способности к морской службе" написано: "Очень способен". В этой же тетради записаны и мальчишеские проделки поначалу не очень организованного ученика.

После окончания Петербургского Морского корпуса он получил в дар от отца известную среди историков книгу "Записки о России" генерала Христофора-Германа Манштейна.* Записки эти были опубликованы в 1770-1772 годах в Лейпциге, Амстердаме, Париже и Лондоне. И я всегда помню строчку из этих "Записок": "Читайте историю! Старайтесь узнать и понять! В противном, вы наговорите глупостей". Как никогда своевременный совет. В Бизерте сооружен храм-памятник последним кораблям Императорского флота.

...

24 октября 1924 года Андреевский стяг Черноморского флота был для наших отцов спущен навсегда, — вспоминает Анастасия Александровна. — По условиям Версальского договора ни одна страна не могла взять себе русские корабли. Миноносец "Жаркий" уходил в доки одним из последних. Им командовал мой отец, Александр Манштейн. Разрешили забрать все, что нам дорого. Но отец посчитал это мародерством. Мебель красного дерева, дорогая фарфоровая посуда — все пошло под нож. С собой папа взял только корабельную икону Спасителя, семейные фотографии и рукопись мемуаров моего предка — сына губернатора Ревеля Христофора — Германа Манштейна.

...
"У всей моей родни были большие семьи, много детей, — говорит Анастасия Александровна. — Вы знаете, я не могу понять, почему сейчас русские женщины так мало рожают. Говорят, что трудно. А моим родителям было легко? Нас было пятеро сестер. Кира, я, Ольга, Александра, Мария. Мирную сытую жизнь в нашем богатом имении на Украине застала я одна. Люша, как мы звали Ольгу, родилась в апреле 17-го, когда уже правил этот шут Керенский. Через год на свет появилась Шура. Машенька вообще родилась на корабле, когда мы были нищими беженцами, без всяких надежд на будущее. Целый год я оставалась для нее всем — няней, мамой, гувернанткой. А потом в Бизерте началась эпидемия, и все русские младенцы поумирали от дизентерии. Папа сам строгал Машеньке деревянный гробик».

Фон Манштейн. Из истории рода

Манштейн Христофор (Кристоф) Герман фон (1.9.1711-июль 1757), полковник гвардии русской службы (1740), генерал-майор прусской службы, мемуарист.

Предки Манштейна принадлежали к старинному богемскому роду, переселившемуся в польскую Пруссию вследствие религиозных преследований; отец при Петре Великом поступил на русскую службу и состоял комендантом Ревеля в чине генерал-поручика.

Его отец Эрнст-Себастиан фон Манштейн, выходец из Пруссии и генерал прусской службы, был одним из множества иностранцев, привлеченных на службу Петром Первым. (Будущий фельдмаршал времен Второй Мировой войны Эрих фон Левински, приемный сын генерал-лейтенанта Георга фон Манштейна, не был потомком "птенца гнезда Петрова", хотя, как племянник фельдмаршала Пауля Гинденбурга-Бенкендорфа, являлся отдаленным потомком другого известного в русской истории немца). Служа честно и справно, Эрнст-Себастиан регулярно повышался в званиях. Достигнув чина генерал-поручика, принял должность коменданта в недавно отвоеванном у шведов Ревеле. Там, в Лифляндии, и познакомился он с девицей из остзейского рода шведского происхождения Доротеей фон Дитмар**, ставшей его женой. После завершения Северной войны вся Прибалтика стала частью Российской империи, и супруга генерала теперь считалась российской подданной, хотя сам он продолжал оставаться иностранцем на русской службе. Это обстоятельство сыграло позднее не последнюю роль в судьбе их сына Христофора Германа...

Своему сыну генерал иной судьбы, нежели подобной собственной, не представлял, и потому серьезно занялся надлежащим его воспитанием. Сам преподавал математику, подавая личный пример, приучал к физическим упражнениям и перенесению различных трудностей. Мальчик был определен в Нарвское училище, и судьба его казалось ясной, но случился первый нежданный поворот. Манштейна-отца навестил приехавший из Пруссии знакомый офицер по имени Кальзов. Увидев в Христофоре Германе явное пристрастие к службе военной, Кальзов уговорил родителей отпустить сына в Берлин. Там юноша успешно продолжал обучение и через три года был определен в подпоручики, а в скором времени в поручики полка маркграфа Карла. Перед молодым человеком раскрывалась возможность надежной карьеры на родине отца, но все опять повернулось иначе.

В начале 1736 он испросил в полку отпуск, чтобы навестить родителей в Лифляндии. Здесь его, молодого офицера, подающего надежды, принялись уговаривать перейти на русскую службу. Поначалу он отказывался, но за устными уговорами последовало приглашение, подписанное императрицей Анной, племянницей государя, которому преданно служил его отец. При этом молодому офицеру было обещано, что власти российские сами позаботятся об его увольнении из прусской армии. Христофор Герман принял предложенное звание и стал капитаном гренадер (командир гренадерской роты) в Санкт-Петербургском полку. В ходе русско-турецкой войны 1735-1739 в составе Днепровской армии Х.А. Миниха участвовал во взятии Очакова (1737), был ранен и произведен в премьер-майоры. С началом очередной войны с Турцией, и ему пришлось показать себя в первом боевом деле. Нужно было овладеть башней у Перекопской крепости, откуда янычары обстреливали русские позиции. Капитан Манштейн вызвался на дело добровольцем и увлек за собой 60 гренадер. (Как потом оказалось, это было его характерной чертой: нетерпеливо рваться в бой, не особо задумываясь об опасностях). Под обстрелом взломав топорами дверь в башню, команда ворвалась в крепость, и ошарашенные напором, хотя и численно превосходящие их, янычары были готовы сдаться. Но один из солдат, разгоряченный боем, ударил штыком положившего оружие противника, и сражение разгорелось снова. Все защитники башни были перебиты, а раненного капитана без чувств вынесли его гренадеры. Однако сама атака оказала впечатление столь сильное на противника, что янычары, оборонявшие остальные башни укрепленной линии, покинули их, не дожидаясь наступления. Самому Манштейну это принесло очередной чин секунд-майора. В следующем году Манштейн участвовал в штурме Очакова, вновь проявил отвагу, был ранен и произведен в премьер-майоры. Оправившись от раны, вернулся в строй, был замечен командующим русской армии фельдмаршалом графом Минихом и в звании подполковника назначен к нему в 1739 году старшим адъютантом. Фельдмаршал ценил своего адъютанта и потому доверил ему особое поручение, успешное исполнение которого и погубило позднее столь удачно начавшуюся военную карьеру Манштейна.

В октябре 1740 года умерла императрица Анна. Болезнь была долгой, и она успела сделать необходимые распоряжения. Наследником престола был объявлен младенец Иоанн, сын племянницы императрицы принцессы Анны Мекленбургской. Регентом при малолетнем императоре назначен в обход родителей ребенка фаворит умиравшей государыни Эрнст Бирон, герцог Курляндский. Тому немало поспособствовал фельдмаршал Миних, рассчитывая сделать Бирона чисто декоративной фигурой, а самому завладеть всей полнотой власти. За давностью времени трудно судить, на чем основаны были эти не оправдавшиеся расчеты. Однако Бирон не позволил собой командовать, и обиженный фельдмаршал решил поменять фронт. Заручившись моральной поддержкой принцессы Анны, он начал действовать.

В принципе проще всего было схватить регента прямо в покоях принцессы Мекленбургской, куда Бирон регулярно приходил в сопровождении всего лишь одного человека. Однако фельдмаршал Миних избрал более сложный вариант: арестовать регента ночью, в Летнем дворце, где тот жил, для чего нужно было еще одолеть немалую охрану. Человеком, который должен был вытащить фактического правителя России из постели, стал Христофор Манштейн.
Позднее, описывая это событие в своих мемуарах, он все еще искренне удивлялся тому, как гладко все сошло. Большую роль сыграла нерадивость гвардейцев, стоявших в карауле. Они хорошо знали подполковника и беспрепятственно пропустили его во дворец. Той же ночью были арестованы и другие влиятельные персоны, принадлежащие к свергаемой власти, среди прочих — вице-канцлер граф Бестужев-Рюмин. И хотя его арестом руководил другой адъютант фельдмаршала, вице-канцлер запомнил имя главного деятеля ночной революции. Ибо граф Бестужев-Рюмин, был человеком, никогда не забывающим малейшей обиды, неважно подлинной или мнимой.

Новая регентша также не забыла Манштейна. Его произвели в полковники, отдали под команду Астраханский полк и пожаловали имением в Ингерманландии. А когда в следующем году Христофор Манштейн взял в жены девицу Финк, принцесса Анна отметила молодых свадебными подарками. Девица, предположительно, происходила из разветвленного рода Финк фон Финкенштейн***, к которому имеет также отношение известный историкам граф Карл-Вильгельм Финк фон Финкенштейн (1714 — 1800), прусский министр и весьма приближенное лицо ко двору, который был прусским послом при императрице Елизавете. Кстати, род этот занесен в матрикулы Остзейского дворянства.

Вслед за этим разразилась война со Швецией. Манштейн в 1741 году вместе со своим полком отбыл в Финляндию, отличился в боях и после ранения вернулся в Петербург, где и настиг его нежданный поворот судьбы.

В ноябре 1741 года произошла очередная смена власти. Новая императрица Елизавета вернула из ссылки графа Бестужева-Рюмина и вновь назначила его вице-канцлером. Всем, возвышенным предыдущим царствованием, это не сулило ничего хорошего. Самого Манштейна лишили командования полком, а имение, подаренное предшествующей правительницей, было конфисковано. Более того, ему предписано было в 24 часа покинуть Петербург с тем, чтобы принять командование другим полком в удаленной сибирской крепости. Однако заступничество друзей позволило опальному полковнику сначала выхлопотать трехмесячный отпуск, а затем получить командование Московским полком, расквартированным в Лифляндии.**** С этим полком Манштейн в последний раз воевал на стороне России, все яснее понимая, что никакие заслуги не спасут его от ненависти всесильного канцлера.

Первый же служебный конфликт обратился катастрофой. Арестованный Манштейном за проступок офицер, чтобы спасти себя написал донос на полкового командира, обвиняя того в государственном преступлении. Манштейна предали военному суду, который был вынужден полностью оправдать его, поскольку доносчик не представил ни малейших доказательств вины подсудимого. Однако случай этот ясно указал Манштейну всю непрочность его положения, и он принялся настойчиво добиваться отставки. Удалось выхлопотать полугодовой отпуск, и в октябре 1744 года уроженец Петербурга Христофор Манштейн навсегда покинул Россию. Но борьба с властью, которой он честно служил, продолжалась.

Осенью 1744, воспользовавшись отпуском, уехал в Берлин, где обратился к русскому посланнику П. Г. Чернышеву с просьбой об увольнении от русской службы, но не добился результатов. В принципе, это было вполне обычной практикой: многие офицеры подавали прошения об отставке, будучи за пределами Российской империи. И хотя это противоречило постановлению, требующему от просителя подавать подобные прошения только по месту его службы, исключения из правила допускались. Но не в случае Манштейна. Поскольку он упорно требовал отставки и не желал вернуться в Россию, на него пытались давить тем, что взяли под стражу его отца. Через год старик Манштейн был освобожден, но сильные переживания ускорили смерть человека, помогавшего Петру Первому создавать новую армию.

Сын же его Христофор продолжал упорствовать в нежелании вернуться в империю Российскую. Свою позицию он объяснял тем, что еще до отъезда дважды подавал рапорт об отставке, следовательно, сделал все согласно существующим правилам. Кроме того, как иностранец (подданный Прусского королевства) не обязан служить России, если более не желает этого.

Попытка оказать давление на прусское правительство так же не принесла успеха неутомимому врагу Манштейна. Было заявлено, что Манштейн, некогда самовольно (!) покинувший прусскую службу, является дважды дезертиром как для Пруссии, так и для России. Он, тем не менее, поступил на службу к прусскому королю Фридриху II.

В Санкт-Петербурге его заочно предали военному суду, объявили дезертиром и приговорили к смертной казни через повешение. Король Фридрих II уже успел оценить достоинства бывшего русской службы полковника и не желал расставаться с ним. И не видя иной возможности рассчитаться с неукротимым своим врагом, канцлер Российской империи распорядился предать Манштейна заочно военному суду. Итак, его судили вторично, и на этот раз приговор был суров: "... яко дезертира и нарушителя присяги, когда он пойман будет, без всякой милости и процессу повесить". Императрица Елизавета утвердила этот приговор.

Между тем, пока длилась эта борьба за отставку, полковник русской службы, будучи на прусской службе, уже в 1745 году участвовал в боевых действиях в Верхней Силезии. В 1745 участвовал в походах Фридриха II в Силезию и Саксонию. В 1754 ему был пожалован чин генерал-майора. С началом Семилетней войны 1756-1763 Манштейн участвовал в военных действиях на территории Богемии, был комендантом крепости Дипольдисвальде, командовал бригадой в сражении под Прагой (1757). Затем был поход в Саксонию, в ходе которого король назначил Манштейна своим адъютантом. По окончании войны Манштейн вместе со своим семейством (у него было два сына и четыре дочери) поселился в Потсдаме. Именно там ему в голову пришла мысль написать мемуары.

Название их — "Записки о России" — точно определяет содержание. В них отражена история российская от начала правления Петра II (1727г.) до времен императрицы Елизаветы. Писанные на французском языке для нероссийского читателя, "Записки" привлекают своей основательностью и стремлением к объективности. Понимая, что по его рассказу будут судить о стране, в которой он родился и провел большую часть жизни, Манштейн стремится быть максимально точным в изложении. Даже в своем враге графе Бестужеве-Рюмине он признает некоторые достоинства: "У него нет недостатка в уме, он знает дела по долгому навыку и очень трудолюбив".

Отличаются "Записки" от множества других мемуаров и тем, что в них почти не нашлось места самому автору. Несколько боевых эпизодов, да знаменитый арест герцога Бирона, описанные с полной бесстрастностью в третьем лице — вот, собственно, и все. Да и это попало в текст "Записок" только потому, что имело отношения к решающим моментам истории.

Но вернемся к судьбе автора "Записок". Началась Семилетняя война. Судьба миловала Манштейна: ему (теперь уже генерал-майору) не пришлось сражаться против своей русской родины. Он воевал с австрийцами и взял первых военнопленных в этой войне. Но Россия, точнее ее верховная власть, сама вспомнила о Манштейне. Арестованный по подозрению в конокрадстве и распространении возмутительных известий в пользу Пруссии, уроженец Тобольска Иван Зубарев рассказал авантюрно-шпионскую историю, достойную романов Дюма. Отметим сразу: эти показания получены после "довольного увещения" плетьми. Потому, несмотря на множество интересных деталей, достоверность их сомнительна. Суть истории вкратце такова: приехав с товарами в Кенигсберг, Зубарев попал под стражу, был перевезен в Берлин и там, выражаясь современным языком, завербован для особого поручения в России. Он должен был подготовить побег семьи принцессы Анны (сама принцесса к тому времени умерла) и для того поехать в Холмогоры, где семья содержалась под арестом. Организатором этого дела с прусской стороны якобы выступал Манштейн.

Трудно судить, что рассказано самим Зубаревым, а что внушено ему следствием, но, умирая в тюрьме, он не только не отрекся от своих показаний, но и еще раз подтвердил, что все сказанное им — правда. Во всяком случае императрица Елизавета отнеслась к делу серьезно. Свергнутый ею малолетний император Иоанн был разлучен с семьей и тайком переведен в Шлиссельбургскую крепость, где скрыт в одиночной камере под чужим именем. К самому Манштейну от имени Зубарева было отправлено письмо, чтобы заманить его на российскую территорию. Генерал никак не отреагировал на это послание. И, конечно, сия история усилила неприязнь императрицы к Пруссии и к ее королю, и послужила дополнительным толчком к вмешательству России в войну на стороне Австрии.

Между тем, война продолжалась, и генерал Манштейн, как некогда молодой капитан, по-прежнему стремился быть впереди, увлекая своим примером солдат. Он опять был ранен, и король, который не всегда был доволен, по его мнению, излишней отвагой своего генерала, приказал Манштейну уехать для лечения в Дрезден. По пути сопровождавший его конвой был атакован австрийцами (пандурами). Манштейн и здесь не отступил от собственных правил. Итог столкновения король Фридрих II лаконично описал в своих мемуарах: "При виде беспорядка, произведенного в своем отряде, Манштейн выходит из экипажа и отчаянно защищается шпагой. Не согласившись на предложение сдаться военнопленным, он был убит в этой стычке"...

Отметим, что свои "Записки о России" Христофор Манштейн завершил описанием русского характера. В ней есть такие слова о россиянах простого сословия: "... он весьма способен понимать все, что ему ни предлагают, легко умеет находить средства для достижения своей цели и пользуется предоставляющимися случайностями с большой сметливостью. Наконец можно с уверенностью сказать, что русские мещане или крестьяне выкажут во всех обстоятельствах более смышлености, чем сколько она обыкновенно встречается у людей того же сословия в прочих странах Европы". Он любил Россию, этот русский иностранец...

***

"Записки о России" Манштейна (написаны в Потсдаме на французском языке), содержат детальное изображение многих сторон государственной жизни послепетровской эпохи, сведения о царствованиях императрицы Екатерины II, Петра II, Анны Ивановны, регентстве Бирона и первых годах правления Елизаветы Петровны, описания войн, дворцовых интриг и государственных переворотов периода 1727–1744.

Значение Манштейна для России определяется составленными им мемуарами. Манштейн долго вращался в русской придворной и военной среде, был очень наблюдателен и обладал способностью к живому литературному изложению. Схема его записок — хронологическая: это обзор событий за время от 1727 до 1744 г.; но в этих рамках нашли изображение самые различные стороны русской жизни: придворный быт, правительственные лица и их взаимные отношения, военная организация и — отчасти — административный строй, экономические условия страны и ее международное положение, даже прошлое России. Автор, в общем, правдив, и у него не заметно желания сгущать краски. Его суждение о русском народе даже необычно благоприятно для иностранца: по его мнению, "русские способны все выполнить и все предпринять, когда у них хорошие руководители"; это — если не главная мысль самого Манштейна, то главный вывод, который сделает читатель его записок. Характеризуя отдельных лиц, Миниха, Ласси, Волынского, Бирона и других, он дает портреты, в которых очень немногое может изменить современный историк. Записки Манштейна долгое время служили едва ли не основным источником для освещения захватываемого ими периода. Сочинение Манштейна дало много материла для книги Альгаротти: "Viaggi di Russia", а частью и для записок графа Миниха — сына. Манштейн писал свои записки по-немецки, потом переделал их для Фридриха II по-французски. Впервые они изданы были в 1770 г. в Англии знаменитым Юмом в переводе на английский язык и потом выдержали еще 12 изданий на французском, немецком и русском языках; на русском — 4 издания: 2 — в 1810 г., из которых лучшее принадлежит профессору Гр. Глинке под заглавием "Манштейновы современные записки о России в исторических, политических и военно-действенном отношениях", 3-е — в 1823 г. и 4-е, наиболее исправное, в прибавлении к "Русской Старине" за 1875 г. — См. Jurgenson "Russische Revue", 1886, IV, и 1887, II; Бестужев-Рюмин "Русская история", том I; Брикнер ("Древняя и новая Россия", 1875, № 11; 1876, № 9); "Замечания на записки Манштейна" ("Отечественные Записки" 1825 — 29, тома 21 — 23, 25, 35 — 36, 38 — 39; "Русская Старина", 1879, № 11 и 12, в книге: "Россия и русский двор в первой половине XVIII в. Записки графа Миниха"); о самом Манштейне: "Русский Архив", 1872, стр. 791 — 805; Пекарский "Исторические бумаги Арсеньева"; "Дневник докладов коллегии иностранных дел за 1746 г." в "Архивах Воронцовых", том VII.

В очерке использованы также:

Игорь Дорогобед. "Он любил Россию... Судьба и карьера "русского" генерала Христофора Манштейна". (Биографическое эссе).

Сухарев О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I, Москва, 2005

Владимир Илляшевич
Председатель Европейского общества генеалогии и геральдики в Эстонии


* Манштейн X. Г. Записки историческия, политическия и военныя о России с 1727 г. по 1744 год, сочиненныя г. Манштейном, бывшим в русско-императорской и прусско-королевской службах. М., 1810. Ч. 1-2.

** Дит (т) мар — в 1617-1639 служил в королевских войсках Швеции Мейнхард Дитмар, в 1625 году стал владельцем имения Адавере. В 1725/1726 годах шведский капитан и владелец имения Адавере Отто Вильгельм Диттмар возведен с гербом в российское дворянское достоинство. В 1745 году род внесен в матрикулы Эстляндского рыцарства. В 1797 году владелец имений Курро и Таттерс под именем «Дитмар Дома Куро и Таттерс» внесен в матрикулы Лифляндского рыцарства. В 1799 году — владельцы имения Вана-Вяндра. Служивший на о.Эзель (Сааремаа) пастор Людвиг фон Дитмар положил начало ветви рода, владевшего имением Паюмыйс, с возведением в российское дворянское достоинство и с правом пользования герба фон Дитмаров.

*** Финк фон Финкенштейн — род прусского происхождения (1388). Внесен также в матрикулы Лифляндского (Альбрехт Ф., 1584) и Курляндского (1841) рыцарств.

**** Из списков военным чинам:
65-й лейб-пехотный Московский Его Величества полк.
Командир — 1742-1.08.1744 гг. — полковник Христофор — Герман фон-Манштейн
(в списках полка по 24.07.1746 г


> В начало страницы <