"БАЛТИКА"
МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№7 (3/2006)

ПРАВОСЛАВНЫЙ
СОБЕСЕДНИК

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG

Монахиня Екатерина (Малкова-Панина)

«Большинство людей ищут счастья в земных благах и удовольствиях, но есть и такие люди, — правда, их очень немного, которые думают и говорят: «Да и все почитаю за тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобресть Христа» (Послание к филиппийцам Святого Апостола Павла,3,8).

К числу таких людей относилась монахиня Екатерина. Самоотверженно она служила людям, заботясь о спасении их душ, свои большие духовные дарования прикрывая юродством, и, в тайне от людей, работала для славы Божией.

Фотография
Екатерина Васильевна
Малкова-Панина монахиней.

Суть подвижничества — в словах блаженной монахини Екатерины* (Екатерины Васильевны Малковой­Паниной (15.05.1889, Свеаборг, Финляндия — 5.05.1968, кладбище Пюхтицкого Свято­Успенскго монастыря): «Умышленная глупость есть грех, потому что человек не пользуется даром Божиим, закопав свой талант в землю, как ленивый раб. Я отказалась от своего разума, разумеется, для славы Божией, покорив Ему всю свою волю... Когда я отдала свой ум Господу, у меня сердце стало широким­широким» («Русский Паломник», 1996. № 13). Не случайно блаженная старица Елена перед смертью 10 ноября 1947 года, прожив в обители около 60 лет, говорила сестрам: «После меня мать Екатерина остается», хотя в это время последняя жила, по благословению настоятельницы, в Таллине­Нымме.

Имеется множество свидетельств дара предвидения старицы Екатерины. Из воспоминаний монахини Пюхтицкого Успенского монастыря:* «...Однажды пошли мы с матерью Екатериной из богадельни в игуменскую, при матушке Ангелине. К нам тогда приехал Владыка Сергий (Голубцов, 1906­1982, архиепископ Новгородский и Старорусский; автор многих богословских сочинений), архиепископ, и наш Владыка — теперешний Святейший Патриарх Алексий II, тогда еще епископ Таллинский и Эстонский, недавно назначенный на эту кафедру. Пока мы шли в игуменскую, мать Екатерина меня спрашивает: «К кому пойдем первому под благословение?». И опять повторяет: «К кому пойдем?... По званию и годам должны к Владыке Сергию сначала подойти, а по старшинству — надо к нашему!». Потом шепотом добавила: «Да, мы пойдем к Святейшему, к Святейшему пойдем!».

Екатерина Васильевна Малкова­Панина была принята в число послушниц Пюхтицкого монастыря 5 июля 1922 года, тридцати трех лет от роду. Она любила трудиться, исполняла послушания, но у нее все получалось необычно. Она часто ходила босая, даже зимой. Кожаного ничего не носила, говорила: «Надо подставлять свою кожу, а не чужую».

Нередко можно было наблюдать, как во время богослужения в храме ее хрупкая фигурка неслышными шагами, точно по воздуху, передвигалась между рядами молящихся: постоит около одной сестры, направится к другой.

Фотография
Екатерина Васильевна
Малкова-Панина
в молодые годы.

«Когда я только что поступила в монастырь, — вспоминает сестра С., — было как­то на душе у меня большое переживание, хотелось быть одной и плакать. Но куда бы я ни старалась уединиться — около меня оказывалась мать Екатерина, я тогда еще ее не знала. Сначала я не обращала внимания на ее постоянно льющуюся (как бы про себя) речь, только всячески старалась спрятаться от нее, но не могла. Потом я невольно обратила внимание на то, что она говорила, ибо услыхала в ее словах напоминание о моей прошлой жизни. И поняла, что она знает все: и прошлое, и настоящее мое переживание, принимает во мне участие и сопереживает мне. С тех пор я прониклась к ней благодарностью и уважением».

Одну молодую послушницу она учила: «Живи просто. Старайся меньше осуждать. Причина осуждения — от невнимательной жизни». Она наставляла не быть гордой, а смиряться и смиряться. Говорила, что гордость — поглотитель всех добродетелей.

Иногда налагала на себя особый пост, объясняла это тем, что собирается умирать, и обычно это было к смерти кого­нибудь из сестер. Если же говорила, что постится, потому что готовится к постригу в мантию, — это значило, что должен состояться чей­то постриг.

По ночам она почти никогда не спала, молилась.

Фотография
Игумения Пюхтицкого
Свято-Успенского женского
монастыря Варвара.

О приезжих богомольцах она говорила: «Странники Божии — к Матери Божией приехали!» Народ шел к матери Екатерине нескончаемым потоком. Многие приезжали в обитель специально, чтобы повидаться с ней. С каждым годом их число возрастало. На имя настоятельницы монастыря поступало много писем с вопросами к матери Екатерине и с просьбами помолиться. С приходящими к ней мать Екатерина вела себя по­разному: с одним говорила иносказательно, а кое с кем — и просто; с некоторыми подолгу беседовала, а других сразу же с гневом выпроваживала. Души людские были открыты ей. Приносимое ей почитателями тут же раздавала. Денег у себя не держала ни копейки, но раздавала с большим рассуждением.

Одна женщина была очень предана матери Екатерине, но жила далеко и ей редко удавалось приезжать в Пюхтицу. Однажды ее маленький сын упал с пятого этажа. Мальчик еще дышал, но ушибы были такие сильные, что врачи сказали, что вряд ли он выживет. Убитая горем мать стала кричать: «Мать Екатерина, помоги! Помоги, мать Екатерина!» — и мальчик не умер, а через месяц поправился совершенно, так что врачи дивились тому, как это могло произойти.

В начале 50­х годов служил в обители один иеромонах. Мать Екатерина носила цветной расшитый пояс, как у этого иеромонаха, и все не давала ему проходу: встанет во время службы напротив, «чудит», «бу­бу­бу» тараторит. Не понимали сестры, что это с ней происходит. А иеромонах этот вскоре уехал в мир и женился, сняв с себя сан.

За много лет вперед мать Екатерина знала, кто станет Святейшим Патриархом. И владыке Пимену, и владыке Алексию предсказала она Патриаршество.

Пюхтицкие сестры помнят скорбное время конца 1961 — начала 1962 гг., когда над обителью нависла угроза закрытия. Уже перестали звонить колокола: мать Екатерина взяла на себя подвиг. Перед началом Великого поста 1962 г. она ушла в затвор, пребывала в посте и молитве до Пасхи. Не только приезжие, но и сестры не видели ее. Гроза миновала.

Однажды в беседе с сестрой Е. мать Екатерина спросила: «Ты видишь, как святые идут в храм?» — «Нет», — «А я вижу. Они приходят раньше людей. Идут, идут, друг за другом:» И стала торопить сестру: «Иди, иди скорей в храм, пока служба не началась».

«Как­то зимой 1968 г. я зашла к матери Екатерине, — вспоминает монахиня Е. — Она меня спрашивает: «Кто у нас игуменья?» — «Матушка Варвара», — отвечаю. — «А игумен?» — «Не знаю». — «Как же ты не знаешь, кто игумен? Кто помогает матушке?» Молчу. «Бестолковая! Вот кто игумен!» — сказала она, указывая на портрет дорогого батюшки Иоанна Кронштадтского.

Из дневниковых записей духовника старицы: «Юродство Христа ради или умышленная глупость. Этот вопрос хорошо разъяснила мать Екатерина. «Глупость есть грех, — сказала она, потому что человек не пользуется даром Божиим, закопав свой талант в землю, как ленивый раб». А о себе она сказала: «Я отказалась от своего разума, разумеется, для славы Божией, покорив Ему всю свою волю. Принесла жизнь свою в дар Богу. А Бог дарует человеку благодатный дар высшего рассуждения и прозрения. Откровение же Божие получается через молитву». В заупокойном синодике митрополита Мануила (Лемешевского) над именем матери Екатерины было написано: «Из тех, кто не желал быть прославленными».

В апреле 1966 г. архиепископом Таллинским и Эстонским Алексием, ныне — Святейшим Патриархом, в Пюхтицком монастыре, келейно, в игуменских покоях был совершен постриг в мантию послушницы монастыря Екатерины Малковой­Паниной с оставлением прежнего имени.

Состояние ее здоровья было то похуже, то получше, но никому ни на что она не жаловалась, никто не знал, что у нее болит. В одном из последних писем матушка написала: «Как легко взять на себя подвиг и как трудно его докончить:» Один Господь знал ее страдания, внешне она ничем их не выражала.

5 мая 1968 года, на празднование жен­мироносиц, мать Екатерина отошла от земной жизни.

Мать монахини Екатерины (Екатерина Константиновна) и отец (Василий Васильевич) похоронены на таллинском Александро­Невском кладбище.

Семья В.В.Малкова-Панина

(Семья генерал-лейтенанта Малкова-Панина
переехала в Таллин в 1919 году)

– Василий Васильевич Малков­Панин (25.07.1859), дворянин, генерал­лейтенант инженерной службы**, похоронен 13.04.1948 на Александро­Невском кладбище в Таллине.

(Во время Второй мировой войны был в должности генерала для поручений при генерал­инспекторе по инженерной части, затем был переведен на должность главного руководителя работ 1­го района в тылу Северо­западного фронта. Генерал­лейтенант с 6.12.1916 («за отлично­усердную службу и труды, понесенные во время военных действий»). Последняя награда в качестве генерала императорской армии — орден Св.Владимира 2­ой степени (приказ от 14.02.1917). В Эстонской Республике проживал в Таллине, был одним из деятелей Русского национального союза. В ноябре 1935 года избирался казначеем союза. Подробнее о нем см. «Биографика 1. Русские деятели в Эстонии XX века». Тартуский университет. Национальный архив Эстонии. Тарту, 2005.) ***

Екатерина Константиновна Малкова­Панина (в дев. Печаткина), похоронена на Александро­Невском кладбище в Таллине 04.04.1944.

Ее отец: Константин Петрович Печаткин, купец 1 гильдии, мануфактур­советник****, инженер­технолог.

В 1896 в Петербурге для содержания предприятий, оставленных им в наследство, было основано Товарищество Печаткина К.П*****. наследников. Учредители: вдова Варвара Александровна Печаткина, жена отставного гвардии­поручика Клавдия ЗКОНОПНИЦ­ГРАБОВСКАЯ, вдова старшего инженера­механика флота ОЛЬГА ФЕДОРОВА, жена военного инженера­полковника (впоследствии генерал­лейтенанта В.В.Малкова­Панина) ЕКАТЕРИНА МАЛКОВА — ПАНИНА, жена статского советника ЕВГЕНИЯ БАРСОВА, титулярный советник ПЕТР ПАНИН (сын ПЕЧАТКИНОЙ АННЫ КОНСТАНТИНОВНЫ, 1866­1892, дочери инженер­технолога мануфактур­советника КОНСТАНТИНА ПЕТРОВИЧА ПЕЧАТКИНА. Муж ПАНИН ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ 1860­1942. Умерла после рождения сына ВСЕВОЛОДА от воспаления легких) и его сын ВСЕВОЛОД ПЕТРОВИЧ ПАНИН.

ПЕЧАТКИН АЛЕКСАНДР ВЯЧЕСЛАВОВИЧ. В 1913 полный товарищ фирмы Товарищество «Печаткина В.П. наследники» в Петербурге, владевшего фабрикой по производству писчебумажных принадлежностей. Сын учредителя. Тем же статусом обладал брат НИКОЛАЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ.

Дети Василия Васильевича и Екатерины Константиновны Малковых­Паниных:

– Константин Васильевич Малков­Панин. Подпоручик, числился гв. Саперному батальону Лейб­гвардии Егерского полка. Погиб в составе ударного батальона гв. Егерского полка 28.06.1917 г. (по другим данным — 23 июня). Погребен в склепе церкви св. Мирония (?) в С.­Петербурге. (По материалам газеты «Новое время» 1914­1917 гг.).

Михаил Васильевич — брат­близнец Константина, умер от менингита в начале 1900 гг. в Гатчине.

– Георгий Васильевич Малков­Панин ****** (род.1886, Петербург — 1969, гор.Рудник под Сызранью)

Его сын: Константин Георгиевич Малков­Панин (род. 4.11.1914, Петербург)

С 1933 по 1934 гг. служил брокером в лесной фирме отца (Эстония) и ездил в Англию по вопросам поставки материалов. Учился в Высшем технологическом институте г. Дармштадт (Германия), химический факультет. 22 июня 1941 года был арестован гестапо и после полуторагодового следствия приговорен к пожизненной каторге. В мае 1945 года был освобожден частями Красной Армии. С 1950 по 1979 гг. — начальник цеха на Сызранском сланцеперерабатывающем заводе. Почетный нефтехимик, Отличник Министерства нефтеперерабатывающей промышленности, награжден медалями. Имеет авторское свидетельство на новый генератор. Разрабатывал производство новых продуктов (пластификатор, сульфанол, моющие средства и др.).

Женат. Две дочери, внуки и правнуки.

Малкова­Панина Татьяна Константиновна. Таллин. (По восп.Байова) Общество «Капля молока» было создано в 1927 г. на основе ранее существовавшей благотворительной организации «Русские дети». Во главе общества много лет стояла Т. Н. Малкова­Панина. Общество ежедневно снабжало более двухсот детей молоком, помогало им обувью, одеждой, праздничными подарками. Средства для оказания помощи детям бедняков добывались с помощью благотворительных вечеров и благодаря поддержке из­за рубежа.

– Екатерина Васильевна Малкова­Панина (1889­5.05.1968, Таллин), монахиня Свято­Успенского женского монастыря, похоронена на монастырском кладбище в Пюхтицах.

– Василий Васильевич Малков­Панин (1894­1942).

– Наталья Васильевна (1998 — 1918, умерла от крупозного воспаления легких).

* Подробное жизнеописание см. «Блаженные старицы Пюхтицкого Успенского монастыря». Свято­Троицкая Сергиева Лавра, 1997.

** В.В.Малков­Панин являлся выдающимся военным инжернером, одним из непосредственных создателей (автором проектов наряду с известными профессорами Буйницким и Величко) фортификационных сооружений крупнейших военных укреплений России.

«...При строительстве новых фортов в первую очередь учитывали опыт обороны Порт­Артура. При проектировании были приняты во внимание типовые решения, разработанные с учетом этого опыта в 1909 — 1910 гг. — форты Величко, Буйницкого и Малкова­Панина, причем генерал­майор Малков — Панин лично прибыл во Владивосток вместе с инженер­генералом А. П. Вернандером1 для оказания помощи местным инженерам. Проектировщики широко использовали отдельные элементы этих фортов, но ни один из новых фортов Владивостока не повторял буквально какого­либо типового решения. Конфигурация этих фортов, удивительно хорошо примененных к местности, точно соответствовала сложному горному рельефу Владивостока и его окрестностей, поскольку здесь была в полной мере учтена рекомендация известного участника обороны Порт­Артура преподавателя Николаевской инженерной академии полковника А. В. фон­Шварца.»

(ФОРТ № 2 КРЕПОСТИ ВЛАДИВОСТОК. Владимир Калинин, Николай Аюшин, Станислав Воробьев. Kalinin W., Ajushin M., Worobiew S. A. Fort 2 twierdzy Wladivostok [Форт 2 крепости Владивосток, на польском языке]//Forteca, 1998. No 3­4 (6­7), s. 36 — 52.)

«...Инспектором инженеров штаба Высшего Военного Совета (с 4 марта до 24 июля 1918 г.) был В. В. Малков­Панин, а с 24 июля до сентября 1918 г. — военный инженер А. П. Шошин. С образованием 2 сентября 1918 г. Революционного Военного Совета Республики и до конца 1921 г. А. П. Шошин являлся инспектором инженеров полевого штаба Революционного Военного Совета Республики. Начальником Центрального военно­технического управления, а с 15 июня 1918 г. — Главного военно­инженерного управления до конца гражданской войны был И. Е. Коросташевский.

При Центральном военно­техническом управлении в марте 1918 г. была создана коллегия по инженерной обороне. Председателем коллегии был назначен военный инженер профессор К. И. Величко, старшим инженером?— военный инженер Д. М. Карбышев.»2.

(Инженерные войска в боях за Советскую Родину. Цирлин А. Д., Бирюков П. И., Истомин В. П., Федосеев Е. Н. — М.: Воениздат, 1970.

***Уточнения к сведениям в «Биографика 1. Русские деятели в Эстонии ХХ века». Составитель и ответственный редактор проф. С.Исаков. — Тарту, 2005. — Тартуский университет. Национальный архив Эстонии.

Стр. 250. Малков­Панин Василий Васильевич (25.07.1859 — 1948). Генерал­лейтенант инженерной службы императорской армии. Похоронен на Александро­Невском кладбище рядом с супругой Екатериной Константиновной.

**** В 1800­м были введены звания коммерции­ и мануфактур­советников, приравненные к VIII классу гражданской службы, которыми могли награждаться лица купеческого сословия. С 1824 право на эти звания было предоставлено всем купцам 1­й гильдии (после 12 лет пребывания в гильдии). В 1836 лицам, имевшим эти звания, а также их вдовам и детям было предоставлено право ходатайствовать о причислении к потомственному почетному гражданству. Лица, не имевшие чина, пользовались общим титулом в соответствии с классами, к которым приравнивалось принадлежавшее им звание (напр., камер­юнкеры и мануфактур — советники получали право на общий титул «ваше высокоблагородие»)

*****Красносельское фабричное двухклассное Министерства народного просвещения училище имени Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны

Это училище было открыто в 1897 году при писчебумажной фабрике Товарищества наследников К. П. Печаткина в Красном Селе Санкт­Петербургской губернии Царскосельского уезда.

4 августа 1893 года Красносельскую писчебумажную фабрику, владельцем которой был мануфактур­советник Константин Петрович Печаткин, посетили император Александр III с супругой Императрицей Марией Федоровной и наследником — цесаревичем Николаем Александровичем, прибывшие в Красное Село для присутствия при демонстрации наводки понтонного моста через пролив, соединяющий озеро Безымянное с озером Долгим.

Для встречи августейших посетителей, по распоряжению К. П. Печаткина, приготовили специальный шатер, а дорогу к нему от самого шоссе украсили большой триумфальной аркой, гирляндами и национальными флагами разных форм и размеров. Несмотря на дождливую погоду, у шатра в ожидании высочайших особ собрались три поколения семьи владельца фабрики — сам К. П. Печаткин с женой Варварой Александровной, два их зятя — генерал­майор В. В. Малков­Панин и сенатор Л. В. Барсов с супругами, две дочери — К. К. Зконопниц­Грабовская и О. К. Федорова, внук — инженер­технолог А. В. Зконопниц­Грабовский и внучка С. В. Горбунова с мужем инженер­технологом и помощником К. П. Печаткина по управлению фабрикой, П. М. Горбуновым. В шатре была развернута небольшая выставка: виды фабрики, образцы бумаг, производимых фабрикой, и витрины с сырьем для производства бумаг.

Около четырех часов к Триумфальной Арке в придворных экипажах прибыли высочайшие особы и проследовали в шатер, куда пригласили войти и всех встречавших их лиц. Государыня императрица подробно осмотрела выставку, в то время как Император, стоя у шатра, наблюдал наводку понтонных мостов. Августейшие особы удостоили присутствующих разговором и через час отбыли в расположение лейб­гвардии Преображенского полка. Император, уезжая, милостивым рукопожатием благодарил К. П. Печаткина за оказанную встречу и пожелал ему дальнейших успехов в развитии его производства.

Под впечатлением этого события все члены семьи К. П. Печаткина единодушно приняли решение: в память о незабываемом дне на собственные средства построить и оборудовать школу для детей фабричных служащих и рабочих и просить высочайшего соизволения наименовать школу именем Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны. На возбужденное об этом ходатайство министр Императорского двора 21 августа того же года прислал официальное уведомление о последовавшем высочайшем соизволении.
Заняться сразу же строительством школы не удалось из­за начавшейся тяжелой болезни Константина Петровича Печаткина. 29 декабря 1895 года он скончался. Фабрика перешла в собственность Товарищества наследников К. П. Печаткина, которые единогласно постановили при первой же возможности начать постройку школы и подобающим образом обеспечить ее существование.

******Любопытные сведения о семье Малковых­Паниных можно встретить в воспоминаниях инженера Георгия Васильевича Малкова­Панина. Озаглавленные «На рубеже двух эпох», они были опубликованы несколько лет назад петербургским историком В.В. Антоновым в историко­краеведческом сборнике «Невский архив».

Георгий Малков — Панин родился в Петербурге в 1886 году. Его дедом был бумажный фабрикант, владелец Красносельской писчебумажной фабрики К.П. Печаткин. Детство Георгия Васильевича было связано с Финляндией, где служил его отец, военный инженер, — сначала в крепости Свеаборг, а затем в Гельсингфорсе. В 1898 году отец получил назначение в Главное инженерное управление в Петербург, и семья покинула Финляндию. Спустя некоторое время, семья перебралась в Гатчину, где как раз только что, в 1898 году, открылось Реальное училище.

«Гатчина была выбрана моими родителями по ряду причин, — вспоминал Малков­Панин. — Наша семья привыкла жить в небольшом городе, где дети могли заниматься спортом. Гатчина со своими замечательными парками была в этом отношении очень подходящей». Квартиру с садом и всеми службами сняли на Багоутовской улице — гатчинском «Невском проспекте» — в доме Верландера. Жилье располагалось недалеко от вокзала Варшавской железной дороги. «Моему отцу на поездку в Главное инженерное управление в Инженерном замке требовалось меньше времени, чем на поездку туда с любой окраины Петербурга, — писал Георгий Васильевич. — Мне до Реального училища, которое временно находилось в частном доме купца Веревкина, нужно было все 20 минут». Осенью 1899 года училище переехало в новый собственный дом на Люцевской улице — на косогоре Приоратского парка (ныне это школа № 4 на улице Чкалова). Строил здание тогдашний главный архитектор Гатчины Н.В. Дмитриев, занимавший эту должность с 1885 по 1903 год. Внутреннюю отделку училища полностью завершили к 5 октября — дню святого Алексия. В актовом зале, в специальном ореховом резном киоте, установили образ святого Алексия, перед которым постоянно горела лампадка, а на стене в золоченой раме повесили портрет государя императора Николая II.

...5 октября 1899 года состоялось торжественное освящение училища, на котором присутствовала вдовствующая императрица Мария Федоровна — вдова царя Александра III и мать здравствовавшего государя Николая II, всегда жившая в Гатчинском дворце. Она соизволила взять училище под свое «высочайшее покровительство», и ему присвоили название «Гатчинское Реальное училище имени императора Александра III». Это известие произвело в училище настоящий переполох. «Нам срочно стали шить мундиры, заказывать новые бляхи для кушаков и фуражек по утвержденным рисункам, — вспоминает Малков — Панин. — На фуражках у нас появился вензель А III... В училище шли репетиции предстоящего торжества». Спустя годы, Георгий Васильевич в мельчайших подробностях описал, как проходила церемония, запомнившаяся на всю жизнь. Из Петербурга на торжества прибыли почетные гости — попечители учебного округа и различные высокие чины, собрались и родители учеников, пожелавшие присутствовать на празднике. Швейцар Афанасий, в роскошной новой ливрее, занял место у парадной двери, а сторож отправился к Приоратским воротам, чтобы подать сигнал. «Точно в намеченный час появилась карета императрицы, — вспоминал Малков — Панин, — а Афанасий не своим голосом заорал: «Едут!». Все бросились по местам. Пара вороных, запряженных в карету, пронеслась по главной аллее парка и, сделав поворот налево, плавно подкатила к нашему подъезду. С запяток соскочил гайдук в красочной одежде и вместе с нашим швейцаром отворил дверцы». Императрица прибыла на торжества со своей дочерью Ольгой Александровной и младшим сыном Михаилом Александровичем (то есть сестрой и братом Николая II). Михаил Александрович был в форме синих кирасир, полк которых находился в Гатчине. После обхода строя учеников царица с детьми, а также все прибывшие на праздник поднялись на второй этаж в актовый зал, где начался торжественный молебен. После него Мария Федоровна обошла все здание со священниками, окропившими училище святой водой. Когда церемония закончилась, царица с детьми села в карету, а счастливые ученики выскочили из подъезда и с криком «ура!» понеслись за каретой. С тех пор день 5 октября стал традиционным праздником Гатчинского реального училища.

В мае 1904 года Георгий Васильевич Малков­Панин закончил Гатчинское реальное училище первым учеником первого выпуска. В награду он получил роскошно изданное сочинение князя Ухтомского «Путешествие в Японию Цесаревича Николая». Книгу он получал лично из рук императрицы Марии Федоровны в Гатчинском дворце...

В том же году Георгий Васильевич поступил на химическое отделение петербургского Технологического института. После его окончания в 1912 году он получил диплом инженера­технолога и стал заниматься коммерческой деятельностью, работая заведующим «семейного предприятия» — Красносельской писчебумажной фабрики. В мае 1917 года, уже после Февральской революции, фабричный комитет выбрал его директором.

Когда в 1919 году к Петрограду подошли белые войска генерала Юденича, Малков­Панин с семьей оказался на территории, подконтрольной белым, а при отступлении Юденича, как и тысячи жителей Петроградской губернии, ушел с белыми в Эстонию. На чужбине Георгий Васильевич сумел вписаться в новую жизнь. Зная с детства финский язык, он быстро освоил родственный ему — эстонский. Будучи талантливым предпринимателем, он открыл свое собственное дело — организовал продажу в Англию «пробсов» — деревянных кругликов, которые применялись для крепления в шахтах. Дела шли успешно, семья поселилась в Таллине на Вышгороде, а своим родителям и брату жены Малков­Панин купил квартиру в пригороде Таллина. Сыновья Георгия Васильевича получили инженерное образование за границей, где он часто бывал с женой. Экономический кризис 1929­1931 годов разорил Малкова­Панина и едва не оборвал его деловую карьеру, однако помощь пришла со стороны богатого англичанина, который жил в их семье ради изучения русского языка. Он предоставил большую ссуду, и дела вновь пошли в гору. После вхождения Эстонии в состав Советского Союза Малков­ Панин какое­то время работал при новой власти инженером. После войны, как и многие другие представители русской «несоветской» интеллигенции, был арестован и сослан в Сибирь. Работал там по лесному хозяйству, а выйдя на пенсию, поселился с женой в городе Руднике под Сызранью, где его сыновья служили инженерами на сланцевом комбинате. Именно там Георгий Васильевич стал писать воспоминания, закончить которые не успел. Он умер в 1969 году.

Подготовил Вл.Илляшевич
(при содействии В.И.Петрова)

Из регистрационной книги о захоронениях на Александро-Невском кладбище

На месте захоронения адмирала И.К.Григоровича и его супруги в Александро-Невской лавре (С.-Петербург) 31 августа была отслужена панихида священником о.Евгением Струговским (кандидат богословия)

в присутствии внучек Киры Вадимовны Паниной и Ольды Вадимовны Петровой, а также правнучки Натальи Васильевны Московченко и таллинца Владимира Ивановича Петрова.

Фотография


1 Вернандер, Александр Петрович — инженер-генерал. Родился в 1844 г.; высшее образование получил в Николаевской инженерной академии. Состоял преподавателем Николаевской инженерной академии и училища. Во время русско-турецкой войны 1877 — 78 годов участвовал в инженерных работах на южном берегу Дуная у Бранлова, в Добрудже и в других местах. В 1880 г. был назначен строителем варшавских укреплений на левом берегу Вислы; укрепления эти им проектировались и возводились под его руководством. С 1890 по 1895 г. состоял начальником варшавского крепостного инженерного управления, откуда назначен был на должность помощника начальника главного инженерного управления, а затем на должность главного начальника инженеров; в 1904 г. Вернанден назначен товарищем генерал-инспектора по инженерной части, в 1909 г. — генерал-инспектором по инженерной части, в 1912 г. — помощником военного министра.

2 Д.М.Карбышев — инженер-полковник царской армии, впоследствии — генерал-лейтенант инженерных войск Красной армии, профессор, доктор военных наук, автор более ста научных трудов. В августе 1941 года севернее Могилева был контужен и попал в плен. В ночь с 17 на 18 февраля 1945 года зверски замучен в нацистском концлагере Маутхаузен (Австрия) за отказ сотрудничать с Германией. Герой Советского Союза (1946). Д.М.Карбышеву перед мемориалом Маутхазена установлен памятник из белого мрамора.


> В начало страницы <