ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 2(155)
февраль 2011

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 


О ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ

На возрождение церковной жизни можно надеяться, если приходы станут настоящими общинами, потому что приход и община – это совсем не одно и то же.
Все ли знают, что у нас несколько миллионов баптистов. А ведь это всё русские люди, которые не нашли себя в Церкви. Однажды Харчев, бывший редседатель Совета по делам религии, выразился так (может, я не буквально его цитирую, но смысл таков): «Напрасно мы притесняли Церковь, от этого только умножились секты». Секты были для них страшны тем, что туда нельзя внедриться, подставить своих людей – они сейчас же будут выброшены. А в приходе это сделать очень удобно. Вся беда наша в том, что всякий приходящий в храм не чувствует, что он приходит в единую семью, общество единомышленников, где о нём помнят, о нём заботятся, им интересуются, на него обращают внимание; и если человек в праздник не придёт в церковь, его отсутствие будет замечено, к нему придут и узнают, что случилось, он будет не безразличен для других. Люди сейчас все истосковались от одиночества, им не хватает глубокого общения, они, к сожалению, не находят этого в приходе церковном, где человека могут просто не заметить и даже обидеть; пришёл он – хорошо, не пришёл – тоже хорошо, редко кто станет его искать, предлагать свою помощь. Общины в полном смысле этого слова у нас нет, и наша церковная жизнь индивидуализировалась, стала делом сугубо личным. Каждый живёт и подвизается сам по себе, а поэтому часто не может воспринимать другого духовного опыта, который хоть в чём-то незначительном отличен от его собственного. Плоды этого – взаимное отчуждение, замкнутость, ожесточение.

Мне часто приходилось слышать от людей, ревнующих о спасении, странные слова «Как было хорошо сегодня молиться – храм был почти пустой, никто не мешал, можно было спрятаться и сосредоточиться». Так молятся келейно. Христос потому и говорит: «Войди в клеть твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне... » (Мф.6: 6). Но к церковной молитве предъявляются совершенно иные требования. Здесь все «едиными усты и единым сердцем» славословят Единого Отца Небесного.

Что община и приход – понятия не тождественные, очень полно сказано в книге о. Николая Афанасьева «Церковь Духа Святого». Собственно, Церковь — это и есть община, то есть местная Церковь, в которой обитает вся полнота Вселенской Церкви. Сейчас появилась возможность восстановить в Церкви святоотеческую традицию богословия таинств, вернуться к подлинным основам церковной жизни, но на примере вновь открытых монастырей и храмов убеждаешься в обратном: восстанавливаются те же синодальные формы церковной жизни, которые исторически себя не оправдали и привели к катастрофе 1917 года.

Архимандрит Зенон (Теодор)

 




 

 

> В начало страницы <