ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 3 (96)
март 2006


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
"Балтика"
Международный журнал русских литераторов
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Славим Пресвятую Деву

Знатоки церковной культуры нашего времени специально замечают иногда, что Великий Пост является временем особого прославления Богоматери (в субботу пятой седмицы Поста, например, читается в нашей практике Акафист Богородице, а сама эта суббота приобрела даже особое название — «Суббота акафиста»; у греков этот Акафист, разделенный на четыре части, читается по пятницам первых седмиц Поста; великопостная богослужебная книга Триодь определяет двунадесятый праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, например, вообще словно бы совершенно принадлежащий только времени Великого Поста — «Благовещение смотрением Божиим неизглаголанным во святей Четыредесятнице присно обретаемо»; в греческой богослужебной практике в день Благовещения в Великий Пост отменяется вся великопостная служба с земными поклонами...). Такое специальное особое прославление Матери Девы какой-то частью церковного народа воспринимается, наверное, как не нуждающееся в особенном обосновании (наверное, такое множество естественно славящих Богородицу во многом слагается прежде всего из женщин старшего возраста, естественно в опыте своей жизни проникшихся всем доступным человеку опытом материнства). Но многим людям нашего времени, наверное, все же бывает небесполезным ответить на вопрос о том, чем обусловлено такое особое внимание к личности Девы именно во дни Великого Поста.

Пробуя выразить возможные рассуждения на эту тему, заметим, что события страданий Господних — самое средоточие Евангельских повествований. И в отношении этих событий самым главным вопросом может быть вопрос о том, Кто это есть Тот Самый, с Кем произошли эти события?

Если Он есть только человек, то нет оснований говорить о совершенной победе над грехом и восприятии нами плодов такой победы; нет оснований говорить о Новом Завете, о Церкви и вообще обо всем, чем дорожит христианское сердце. Но совсем другое дело, если Он есть именно Богочеловек, пришедший в мир пожить с человеками, безгрешно претерпеть все то, что выпадает на долю всякого человека, и претерпеть еще большее — совершенно несправедливые страдания, добровольную позорную казнь и смерть на позорном для тогдашнего мира Кресте, — после чего действительно «яко Бог воскреснуть из мертвых...».

Может быть, именно поэтому в Великий Пост мы так отчетливо говорим о Его рождении, о Родившей Его, единственной знавшей в величайшей степени тайну этого Рождения. В Великий Пост, когда мы созерцаем страдания Спасителя, всю Его земную жизнь, нам очень важно всегда иметь в сердцах мысль о воплощении Бога Слова, о том, что Евангельские события не есть что-либо обыденное (в смысле — происходящее только лишь с простым человеком), но есть события, совершившиеся под сенью Рождества Христова, под сенью воплощения Бога Слова! Поэтому рождественская тема, выражаемая в славословиях Божией Матери, так неотступно следует во дни Великого Поста за повествованием о всей Священной истории и о страстях Господних в частности...

Конечно, подобные важнейшие причины соединяются и с некоторыми «сопутствующими» и, в свою очередь, немаловажными для полноты реального восприятия Истины обстоятельствами. Это такие именно обстоятельства, которые делают царское, первосвященническое и пророческое служение служением именно Господа Иисуса Христа как неповторимого и недостижимого в высотах этих служений Царя, Первосвященника и Пророка.

Мы знаем (и в примерах, скажем, Ветхозаветной истории), как царское достоинство какой-либо первейшей личности может умаляться по причине сомнительных поступков ближайшего родственного окружения таких личностей. Но в то же время непорочность всей царствующей семьи бывает несомненной твердыней ее Главы. В этом смысле непорочность Девы и Ее земной жизни была твердыней достоинства Сына; а теперешнее (открывшееся нам после Ее земной жизни) Божественное достоинство Богоматери как Царицы Небесной соединяется с Царством Ее Божественного Сына.

С древнейших времен и Первосвященство неразрывно связывалось с требованием самого высокого семейного благочестия таких служителей; непорочность Девы естественно подтверждает права Господа Иисуса Христа как Совершителя спасительной Жертвы...

Рождество и Пасха сопутствуют друг другу во всякое время церковной жизни, особенно в Великом Посту.

Протоиерей Леонтий Морозкин

> В начало страницы <


>