ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 3 (96)
март 2006


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Священник в тюрьме — «идиот в юбке»?

В последнее время многие священнослужители стали бывать или даже работать в тюрьмах Эстонии. Сам собою явился вопрос: каким должен быть тюремный священник? Как он должен реагировать на место лишения свободы? На недоверие и порой даже презрение со стороны как администрации, так и заключенных? На оскорбления (самое безобидное: «аллах акбар») в коридорах блоков и камер-кубриков? На шипение соцработников за спиной, их реплики типа «идиот в юбке»? И мы знаем ответ: «Блаженны вы, когда пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого» (Лк. 6, 22), — и «горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо!» (Лк. 6, 26). И это подтверждают многие исторические личности недалекого прошлого. Самый яркий пример из них — знаменитый доктор Ф.П.Гааз († 1853). Из его христианского облика попробуем выбрать черты для тех, кто видит свое призвание в служении «несчастным».

Христианская любовь: будучи главным врачом Московской тюремной больницы, он постоянно сталкивался с непониманием своей деятельности. И не только в чиновничьем стане тюремного ведомства, но даже и в лице заседавшего в Тюремном комитете свт. Филарета (Дроздова). У мемуаристов (В.В.Вересаев, Д.Равинский) фигурирует такая быль о Ф.П. Идет заседание Тюремного комитета, митрополит устало говорит: «Да что вы, Федор Петрович, ходатайствуете об этих негодяях! Если человек попал в темницу, то проку в нем быть не может!» На это Гааз ответил: «Ваше Высокопреосвященство, вы изволили забыть о Христе, который тоже был в темнице!» Пораженный ответом митрополит Филарет несколько минут молчал, затем сказал: «Не я забыл о Христе, но Христос забыл меня в эту минуту. Простите, Христа ради!»

Милосердие: к больным. В Полицейской больнице, которую посещал Гааз, часто слышна была матерная брань. И всякий раз Ф.П. прощал провинившихся: «Это ведь не они грубят, это их болезнь» [от себя добавим: грубыми бывают и охранники, но это от их профессии]. Милосердие Ф.П. не замечало конфессиональных, национальных или сословных преград. Однажды при посещении императором Николаем I тюремного замка Гааз просил самодержца помиловать 70-летнего старика-старообрядца. «Что это значит?» — строго вопросил император. Вместо ответа Гааз встал на колени. «Полно! Я не сержусь, встань!» — стал успокаивать его Николай Павлович, предполагая, что у него просят прощения. «Не встану, Ваше Величество! Не встану, пока Вы не помилуете его». — «Ну что же, на твоей совести», — уступил государь. Так же тюремный комитет, под влиянием «затейливого» Ф.П., имел суммы на «искупление» несостоятельных должников. Милосердие Гааза простиралось и на тюремщиков. Он старался, чтобы все члены тюремного общества жили «по-божески, то есть, чтобы правосудие сочеталось с милосердием и Бог был бы виден во всех наших действиях». По этому поводу один мемуарист вспоминал, что Гааз ему признался, что он всегда молится, чтобы, когда все явятся на Страшный Суд, охранники бы не были осуждены этими самыми преступниками и не понесли в свою очередь тяжкого наказания.

Просвещение: Ф.П. понимал, что разбойник, прочитавший и сложивший в своем сердце Евангелие, — уже не разбойник. За счет спонсоров Ф.П. тысячи заключенных снабжал Библиями, псалтырями и часословами. С 1841 года он стал раздавать свою брошюру «А, Б, В Христианского благонравия», прилагая для ее хранения особые сумочки, которые вешались на грудь арестантов.

Свидетельство от «внешних»: как-то раз ночью, на пути к больному, злоумышленники пытались снять с Гааза старенькую шубу. Он стал просить грабителей оставить ему ее, так как может простудиться. Ведь у него на руках столько больных... «Если уж вам так плохо, то придите за ней ко мне в больницу. Спросите там доктора Гааза». От упомянутого имени грабители всполошились: «Батюшка, Федор Петрович! Да ты бы так и сказал, что Гааз! Да кто ж тебя тронет! Если позволишь, мы тебя и проводим...» Между прочим, опекаемые доктором Ф.П.Гаазом арестанты во время его смертельной болезни обратились к православному священнику с просьбой отслужить обедню о выздоровлении «святого доктора». Но Гааз был католиком, и священнику потребовалось благословение Московского митрополита. Свт. Филарет, только на секунду замешкавшись, торопливо произнес: «Благословляю! Отправляйся с Богом! И я буду у него». Каторжане в далеком Нерчинске соорудили часовню с иконой св. Федора Тирона, перед которой молились о здравии, а затем и об упокоении души «святого доктора».

Напоследок же напомним каждому христианину, вступающему на путь тюремного служения, часто цитируемые слова Ф.П. о счастье: «Оно должно состоять в том, чтобы делать других счастливыми».

Священник Роман Цуркан

(По материалам Энциклопедии
Брокгауза-Эфрона и электронных ресурсов)

> В начало страницы <

 


 
>