ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 5 (98)
апрель 2006


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Единство «противоположностей»

От самого начала собственно Заветной жизни, собственно истории Завета, то есть истории предложенного Богом «договора между Богом и человеком», основой такой Заветной жизни становились молитва и жертвоприношение. От самого Адама до времен Моисея, собственно, откровение о началах спасительного молитвенного и жертвенного опыта иногда даже опережало сами по себе многие конкретные выраженные словом «условия Завета»...

Новозаветная история немыслима без ее таинственных церковных оснований, немыслима без совершаемого каждый день в храмах служения Божественной Литургии и всех прочих уставных богослужений, имеющих целью приготовление к Божественной Литургии: так называемое «Литургическое предание», говорящее о необходимом опыте молитвы и тайнодействия, является «хранилищем» самых важных призываний, без которых не может состояться достаточно совершенная личность. Невозможно представить себе вполне церковного человека, совсем не знакомого и безразличного к храмовому богослужению...

Особенностью завершающегося теперь заметного времени нашей молитвенной жизни, связанного с праздником Пасхи, является то, что в нашей богослужебной практике завершается продолжительный период «пения Триоди», то есть такое время, когда при совершении богослужений необходимо пользоваться богослужебной книгой, именуемой «Триодь». Триодь – книга, в которой содержатся так называемые «каноны», состоящие из трех песен. В наше время церковные люди знают «две Триоди» – так называемая Постная Триодь и так называемая Цветная Триодь – эти книги и издаются обыкновенно раздельно одна от другой. Но первоначально (по крайней мере в девятом-двенадцатом веках) эти книги мыслились как единое целое. Единство этих книг в некоторых даже самых «внешних» подробностях может быть для нас весьма поучительно.

Постная Триодь обнимает период времени от воскресного дня, именуемого «неделя о мытаре и фарисее» (первый, приготовительный к Великому посту день), до самого первого дня Пасхи. Цветная Триодь – период от первого дня Пасхи до первого после Троицы воскресенья, когда совершается празднование всем святым. Интересно заметить, что первый день Пасхи в известном смысле делит весь период Триоди словно бы на два совершенно одинаковых периода времени, предлагая тем самым гармонично соединить (словно бы «уравновесить») между собой два особенных сердечных переживания (день всех святых является по счету пятьдесят седьмым от первого дня Пасхи; а если сложить двадцать один день подготовительного к Великому посту периода с тридцатью шестью днями собственно самой Четыредесятницы, то получается тоже полных пятьдесят семь дней). Те «два переживания», которые предлагает нам приобрести и соединить в наших сердцах «двуединые книги Триодь», легко назвать, имея в виду их содержание, о котором говорят, например, их названия.

Словом «пост», которое иногда производят от слова «пусто», обозначают время покаяния, время приготовления к духовному торжеству; время, обусловленное несомненным признанием себя грешником, всегда нуждающимся в милосердии Божием; когда человек стремится, оставив все житейские попечения, оказаться совершенно наедине со своими несовершенствами (в церковной богослужебной традиции, например, это время отмечено черными одеждами духовенства, совершающего богослужения).

Слово «цветная» (в выражении «Цветная Триодь») означает – имеющая яркий, светлый цвет, противоположный черному. Церковнославянское слово «цветоносити» означает – носить на себе цветы, украшаться цветами. Цветная Триодь, таким образом, это книга, говорящая об опыте «цветотворной» (церковнославянское слово, означающее – производящий цветы) духовной жизни.

Наверное, о единстве этих равнозначительных для верующего церковного человека переживаний прежде всего может напоминать нам в некоторых своих самых заметных «внешних» чертах эта старинная двуединая книга Триодь: состоится ли в опыте нашей жизни эта необходимая тончайшая гармония, увенчается ли наша жизнь бодрым «цветением» – вот один из главных вопросов нашего опыта.

Протоиерей Леонтий Морозкин

> В начало страницы <


>