ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 6 (99)
июнь 2006


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



«Изобретательный на добро»

В эти дни, когда совершился праздник Христовой Пятидесятницы — праздник начала новозаветной Церкви (в этом году это 11 мая), когда празднуем всем святым угодникам Божиим (в этом году — 18 мая), самое время размышлять о том, что значит быть христианином, что есть истинная христианская жизнь. На самом деле, уже будучи вроде бы церковными людьми, уже познакомившись даже весьма подробно с церковными богослужениями, люди, бывает, вдруг теряют ощущение подлинной жизни. Наверное, и для «внешних», по каким-то нашим собственным существенным несовершенствам, облик теперешнего церковного человека не всегда бывает притягательным...

Многое, может быть, будет понятно нам, если мы будем иметь в виду определение подлинной христианской жизни, которое делают совершенно подобно один другому некоторые знаменитейшие святые отцы. Так, святой русский епископ Феофан Затворник, доживший до самого конца девятнадцатого века и ставший свидетелем очевидного духовного кризиса теперешнего человека, выразился так, что христианская жизнь есть особенная ревность и сила, особенное воодушевление (воодушевление «во Христе Иисусе»), побуждающее к самоотверженной деятельности. Христианство, по его словам, немыслимо без некоего «жара деятельной ревности».

Очевидно, таким образом, что настоящий опыт христианской жизни должен случиться, например, в соединении некоего особого сердечного воодушевления и связанной с этим воодушевлением жажды добродетельности. При этом такое воодушевление возникает в сердце верующего словно как некое пламя («как во время пожара пламя охватывает все здание»); а такая деятельность должна стать непременным свойством всякого христианина («везде сначала наше действие, а потом уже Божие содействие», — говорит толкователь Евангелия одиннадцатого века блаженный Феофилакт).

О таком пламенном воодушевлении и о необычайной открывающейся в людях деятельности немало говорила нам в эти дни Церковь, рассуждая о событиях, случившихся среди апостолов сразу после Воскресения Спасителя.

Когда Господь явился, и не узнанный сопутствовал Луке и Клеопе на дороге из Иерусалима в Эммаус, и беседовал с ними, тогда в их сердцах случилась эта перемена — «горели в нас сердца наши» (Евангелие от Луки, глава 24) ... Являясь Своим ученикам сразу после Своего Воскресения, Спаситель производит в них именно такую одну и ту же перемену — воспламеняет их отчаявшиеся сердца: особенно такая перемена характерна в отношении апостола Фомы; даже само первоначальное сомнение Фомы было угодно Божественному промыслу прежде всего потому, что «воспламенило желанием» удостовериться в Воскресении...

Другая черта — необычайная деятельность, деятельность добрая, «во Христе Иисусе» — открывается нашему вниманию на примере тех перемен, которые случились со святыми апостолами сразу в день Пятидесятницы: в них открывается необычайно активное отношение к жизни. В этой своей деятельности они словно бы опережают и сам Божественный призыв — их поступки совершаются словно бы только ими самими и словно уже после случившегося начала получают Божественное оправдание. Они становятся проповедниками веры по всему миру, ревностными святыми путешественниками, ораторами и учителями: они не ищут никакой особой дополнительной подготовки, а сразу берутся за дело своего апостольского служения — «с полным самоотвержением и ненавидением («ненавидеть» в данном случае — смотреть на что-то и не придавать этому «чему-то» значения) всего тому противного» (как выразился святой Феофан Затворник) ...

Святой Феофан говорит о том, что христианское сердечное горение должно научить нас самих всегда (в положении каждого из нас) специально искать добрых дел даже вопреки тем очевидным немощам, которые ограничивают человека; быть «изобретательными на добро»...

Эти рассуждения могут быть нам полезны, возможно, особенно потому, что именно заметной деятельности в наше время недостает многим из нас в отдельности и всем нам вместе.

Протоиерей Леонтий Морозкин

> В начало страницы <


>