ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 6 (123)
июнь 2008

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Мученик Михаил Новосёлов

Новосёлов Михаил Александрович родился в 1864 г. в с. Бабье Тверской губернии. Его мать и отец были из семей священников. Его отец Александр Григорьевич, избрав для себя светскую стезю и окончив Петербургский университет, стал в дальнейшем известным педагогом.

Путь его духовного развития не был прямым. Получив под руководством отца прекрасное образование (Новосёлов окончил с золотой медалью ту самую 4-ю гимназию, где директорствовал его отец), он продолжил его затем на историко-филологическом факультете Московского университета. К этому времени относится его горячее увлечение идеями Л.Н.Толстого. В дневниках и письмах Л.Н.Толстого фамилия Новосёлов встречается много раз: в течение ряда лет он был любимым учеником прославленного писателя, к концу жизни выступившего в качестве религиозного учителя.

В дневниках и письмах Л.Н.Толстого часто встречается фамилия Новосёлова. Будучи идеалистически настроенным, искренним и восторженным, Михаил решает на практике осуществить пропагандируемый Толстым образ жизни — жить на земле трудом своих рук. Он на свои деньги покупает землю и создаёт одну из первых в России толстовских земледельческих общин, которая просуществовала два года и показала нежизнеспособность подобных идей.

Толстовский период в духовном развитии Новосёлова не был длительным. В мировоззрении Толстого имелся пункт, принять который юноша не мог и в период своего самого горячего увлечения религиозными идеями писателя. Пункт этот — это непризнание последним божественности личности Иисуса Христа. Согласиться с этим и жить в пустом и холодном мире нравственного долга, где нет ничего таинственного и сверхъестественного, внук священников никак не мог.

В итоге трудной и мучительной внутренней борьбы к тридцати годам Новосёлов преодолел соблазн толстовства и вернулся в Церковь. Памятником этого возвращения является «Открытое письмо», с которым он обратился к своему бывшему учителю. С горечью он писал Толстому о его учении: «Слова все хорошие: Бог, Дух, любовь, правда, молитва, а в душе пустота получается по прочтении их. <...> Служить же вы хотите не Ему и не тому Отцу Его (Господу), Которого знает и признаёт вселенское христианство, а какому-то неведомому безличному началу, столь чуждому душе человеческой».

В ходе своего дальнейшего духовного развития Новосёлов сближается с преподобным о.Иоанном Кронштадтским, со старцами Оптиной и Зосимовой пустынь. Изучает творения отцов Церкви и постепенно превращается в твёрдого в своих убеждениях, сознательного и ясно мыслящего православного христианина.

Обретя — после долгих лет исканий — истину и Бога в лоне православной Церкви, Михаил Александрович посвятил ей всю свою дальнейшую кипучую деятельность. В 1902 г. в Вышнем Волочке, где он тогда жил, Новосёлов публикует брошюру «Забытый путь опытного Богопознания». Этим выпуском началось издание новосёловской библиотеки, тонкие розовые книжки которой вскоре стали известны по всей России. Многие из этих книг были написаны самим Михаилом Александровичем или при его ближайшем участии, другие — его друзьями; некоторые переиздавались 2—3 раза.

Главная особенность новосёловских духовно-просветительных брошюр заключалась в том, что они были совершенно свободны от пороков рационалистического или протестантского школьного богословия и обращались к первоистокам христианства, выводя читателя на просторы церковного познания через благодать. Словно живой водой брызнули на сухие богословские схемы, будто в душную атмосферу начетнически отвлечённой богословско-философской мысли ворвалась вдруг струя свежего и чистого воздуха, — такими словами передавал своё впечатление от новосёловской библиотеки один из современников.

Издательская деятельность Новосёлова продолжалась до революции — вначале в Вышнем Волочке, а затем в Москве и в Сергиевом Посаде.

Заслуги Новосёлова в деле духовного просвещения и христианской апологетики были столь несомненны, что в 1912 г. он был избран почётным членом Московской духовной академии. В течение ряда лет он был членом Училищного совета при Святейшем Синоде.

В 1907 г. Михаил Александрович создаёт кружок, названный «Кружком ищущих христианского просвещения в духе Православной Христовой Церкви», в который вошли его ближайшие друзья (священники о. Павел Флоренский и о. Иосиф Фудель, Ф.Д.Самарин, В.А.Кожевников, С.Н.Булгаков). Кружок обычно собирался на квартире Михаила Алексеевича, который жил вместе с матерью напротив храма Христа Спасителя. Главное, что отличало этот кружок, — его строго церковное направление. 0н пользовался покровительством ректора МДА епископа Феодора (Позднеевского) и духовно окормлялся старцами Зосимовой пустыни. Основной идеей кружка была мысль, что изменить жизнь к лучшему можно только на основе внутреннего изменения человека, которого можно достигнуть на основе совместного соборного изучения Писания и Предания.

Приход большевиков к власти знаменовал начало новой эпохи в жизни Русской Православной Церкви — эпохи притеснений, гонений, преследований; власти едва скрывают свою ненависть к «поповщине», воинствующий атеизм становится столь же обязательным для гражданина тестом на лояльность, как антисемитизм в фашистской Германии. Изучая историю этого периода Церкви, человек погружается в иное, бесписьменное время: прекращается издание какой бы то ни было религиозной литературы, в том числе газет и журналов; материалы о церковной жизни исчезают и со страниц светской периодики.

Сведения о М.А.Новосёлове, дошедшие до нас от той эпохи, крайне скудны. Разумеется, он был одним из тех, кто встал на защиту Церкви в это трудное для неё время. Так, он был членом Временного совета Объединённых приходов города Москвы, и мы встречаем его имя на выпущенном этим Советом в начале февраля 1918 г. воззвании-листовке, призывающей верующих защищать храмы от посягательств богоборческой власти.

Понятно, что подобные призывы к сопротивлению власти не могли остаться безнаказанными для их авторов. Для Новосёлова, в частности, ещё и потому, что он продолжал активно работать на ниве духовного просвещения, предоставив свою квартиру для занятий Богословских курсов, открывшихся весной 1918 г. с благословения Патриарха Тихона. «Курсы ставили целью приблизить православных мирян к сокровищам благодатной жизни Церкви, знакомя их с проявлениями церковного духа по первоисточникам (Слово Божие, жития святых, творения святых отцов, богослужебные книги и т. д.), и подготовить их к деятельному служению Церкви»

Эта непрекращающаяся активность Новосёлова неизбежно должна была привлечь к нему внимание органов ГПУ. После ареста в мае патриарха Тихона и захвата церковного управления обновленцами митрополит Ярославский Агафангел, назначенный святейшим патриархом Тихоном своим заместителем, но вследствие чинимых властями преград не имевший возможности вступить в отправление возложенного на него служения, обратился к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви с посланием, где объявил деяния обновленцев незаконными и призвал верующих не оказывать им никакой поддержки. Вскоре после этого в церковных кругах Москвы стало распространяться ещё более резкое воззвание, озаглавленное «Братское предостережение чадам истинной Церкви Христовой».

Воззвание было отпечатано типографским способом в виде листовок и подписано: «Братство ревнителей Православия. Издание друзей истины». Вне всякого сомнения, Новосёлов принадлежал к таким «ревнителям», и властям было нетрудно догадаться о причастности Новосёлова к его составлению.

12 августа 1922 в Москве была произведена попытка ареста, ордер был подписан заместителем председателя ГПУ Генрихом Ягодой. Но Михаил Александрович находился в тот момент в Оптиной пустыни. Обыск не дал желаемых властям результатов. 19 марта 1923 г. дело было прекращено и сдано в архив. Последующие годы, до ареста в 1928 г., Новосёлов жил на нелегальном положении, продолжая работать на ниве церковной.

В 1928 арестован как один из организаторов и идеологов движения «непоминающих». В этом же году особым совещанием при коллегии ОГПУ осуждён на 3 года лишения свободы. 12 сентября 1931 осуждён на 8 лет лишения свободы. 7 февраля 1937 за контрреволюционную деятельность осуждён на 3 года лишения свободы. Как особо опасный элемент отбывал срок в лагере. Новый срок дважды получал уже в тюрьме. 17 января 1938 г. приговорён к расстрелу в Вологодской тюрьме, но сведений о приведении приговора в исполнение нет. Дальнейших документальных сведений о его судьбе нет.

> В начало страницы <

 
>