ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 6 (123)
июль 2008

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Житие преподобномученицы
ТАМАРЫ (Сатси)

Преподобномученица Тамара родилась 9 февраля 1876 года на хуторе Устало в волости Касти Гапсальского уезда Эстляндской губернии. Её родители крестьяне Георг и Мария Сатси, эстонцы по национальности, были лютеранами. Девочку назвали Марией. Когда ей исполнилось 7 лет, умерла вначале её мать, а затем и отец.

Хутор Устало относился к лютеранскому приходу села Марьямаа, но когда в 1886 году там открылся православный приход, многие лютеране приняли православие.

Мария по окончании 4-х классов сельской школы, в 12-летнем возрасте, была определена в приют для девочек-сирот при женской общине в Иевве, который открылся в 1888 году. В приюте девочек обучали не только чтению, письму и другим общеобразовательным предметам, но и учили рукоделию, золотошвейному и иконописному мастерству.

В 1892 году община была преобразована в Свято-Успенский женский монастырь, первой настоятельницей которого стала игумения Варвара (Блохина).

Воспитанница приюта Мария Сатси была в 1895 году переведена в монастырь и облачена в подрясник, а в ноябре того же года — в апостольник. В ноябре 1898 года послушница Мария была пострижена в рясофор.

В 1898 была переведена архиепископом Рижским и Митавским в Казанскую епархию, поскольку чем-то стала неугодна княгине Елизавете Шаховской. По предложению игумении шесть послушниц, в числе которых была и Мария Сатси, переехали в Казань. Мария пела на клиросе и несла послушание в швейной мастерской одного из монастырей города Казани, а когда в 1902 году игумения Варвара была назначена настоятельницей Космодемьяновского Троицкого монастыря, туда вместе с нею перешла и Мария, на которую было возложено послушание певчей и письмоводительницы. Чебоксарская женская община относилась тогда к Космодемьяновскому монастырю, и игумения Варвара сумела поднять уровень обоих монастырей. В 1915 году она скончалась.

В монастырских ведомостях за 1918 год есть характеристика, данная Марии новой игуменией Алевтиной (Тороповой): «Поведения весьма хорошего, к послушаниям способна».

19 июля 1917 года Мария, прошедшая многолетний послушнический искус, была пострижена в монахини с именем Тамара. Постриг совершал архимандрит Сергий (Зайцев), настоятель Зилантовского монастыря в Казани, благочинный монастырей Казанской епархии. В сентябре 1918 года он был расстрелян, а впоследствии причислен к сонму новомучеников Российских.

В 1918 году в Космодемьяновский монастырь прибыл архимандрит Феодосий с указом о назначении монахини Тамары казначеей Чебоксарской женской монашеской общины. В то время заведующая общиной в честь Владимирской иконы Божией Матери, где подвизалось около 10 сестер, монахиня Арсения болела. До 1919 года при монастыре существовал приют для девочек.

В 1920 году монахиня Алевтина скончалась, и её обязанности стала исполнять монахиня Тамара.

Новая власть проводит конфискацию имущества общины, намеревается упразднить саму общину, закрыть храмы, в ней находящиеся. И насельницы обращаются к властям с письмом следующего содержания:

«1920 года 28 дня. Мы, нижеподписавшиеся насельницы Владимирской женской общины, узнав о намерении представителей местной власти закрыть церковь Владимирской общины, древнюю святыню, существующую с 1625 года, единодушно выражаем свой протест против этого намерения, оскорбляющего наше христианское религиозное чувство. Закрытие общины будет посягательством на ту свободу веры, которая подтверждена самим же советским правительством. При сем объясняется, что со стороны общины уже принесена жертва уступкою деревянного храма и всех прочих жилых помещений, кроме маленького деревянного флигеля, оставленного в пользование сестёр, а потому мы, насельницы Владимирской общины, ни в коем случае не можем согласиться на уничтожение нашей святыни, каким бы благовидным предлогом это ни объяснялось. Посему усердно просим подлежащих властей оставить нам последний каменный храм в неприкосновенности, в чём и подписуемся.

Заведующая общиной Тамара и другие (всего 56 подисей)».

В 1924 году в Чебоксары прибывает викарий Казанской епархии епископ Чебоксарский Афанасий (Малинин). Он переводит общину в статус самостоятельного монастыря, монахиня Тамара возводится в сан игумении и назначается настоятельницей монастыря.

Однако уже в 1926 году монастырь был закрыт советской властью, продолжая некоторое время существовать как Владимирская религиозная община. В общине еще оставалось 34 насельницы, которые ютились в здании церкви, сторожки при церкви, выстроенных сёстрами двух крошечных домиках и переделанных под жильё хозяйственных монастырских помещениях: хлеве, курятнике. При этом президиум Чебоксарского горсовета принял в январе 1927 года постановление: «Ввиду жилищного кризиса, переживаемого в городе и нанесения ущерба хозяйству бывшего женского монастыря просить НКВД обсудить вопрос о дальнейшем пребывании монашек в помещениях бывшего монастыря».

В таких условиях морального давления со стороны властей монастырь продолжал существовать как религиозная община до января 1930 года. Тогда был закрыт последний монастырский храм и отобраны помещения, где ещё жила игумения Тамара с оставшимися сёстрами. Монастырским священником в то время был иеромонах (Танащук), бывший насельник закрытого в 1924 году Чебоксарского Свято-Троицкого монастыря. Он был приговорён в 1940 году к шести годам лишения свободы и скончался в заключении в Алатырской колонии.

Игумения Тамара после ликвидации общины поселилась в находившемся неподалёку доме своей бывшей помощницы по управлению монастырём — Анастасии Тимофеевой, с которой была знакома ещё по Пюхтицкому монастырю.

Она продолжала свой молитвенный подвиг: читала Священное Писание, духовную литературу, а также занималась необходимыми хозяйственными делами. Как-то в мае 1941 года, когда она пасла корову, с ней разговорился охранник «Садвинтреста» Худов, бывший священник.

Он оклеветал её перед следственными органами, дав ложные показания об её якобы антисоветских высказываниях.

Ночью 25 июня 1945 года сотрудники НКВД устроили обыск в доме, где жила мать Тамара, и арестовали её. Начались допросы, на которых следователь пытался вынудить игумению подтвердить лжесвидетельство Худова об её антисоветских высказываниях. Она не согласилась сделать это ни при очной ставке с Худовым, ни при вручении ей обвинительного заключения. Следователь интересовался также тем, как попала мать Тамара из Эстонии в Чувашию, пытаясь обвинить её ещё и в шпионаже. Она отвечала: «Никакие причины не принудили меня идти в монастырь, а я пошла по своему собственному желанию для спасения своей души». 14 июля было объявлено об окончании следствия и предъявлено обвинительное заключение по статье 58 пункта 10 части первой Уголовного кодекса. 25 июля судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской АССР вынесла определение об утверждении обвинительного заключения и предании игумении Тамары суду. Суд состоялся 31 июля. Лжесвидетель Худов настаивал в суде на своих показаниях, а игумения Тамара отвергла его клевету, ссылаясь на своё стихотворение, которое было изъято у неё при обыске.

В этот же день суд приговорил игумению Тамару к 10 годам лишения свободы. Верховный суд СССР, рассмотрев кассационную жалобу, признал приговор правильным.

Игумения Тамара была этапирована в исправительно-трудовую колонию № 1 Наркомата юстиции, находящуюся неподалёку от города Алатырь Чувашской АССР. Заключённые занимались лесоразработками и изготовлением изделий из древесины.

Мать Тамара пережила тяжелую зиму 1941—42-х годов. В период войны с Германией в колонии из-за голода и болезней была массовая смертность заключённых.

1 мая 1942 года игумения Тамара, как гласит запись в акте о смерти, скончалась от порока сердца. Погребена она в безвестной могиле на кладбище исправительно-трудовой колонии.

В октябре на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго игумения ТАМАРА (Сатси) причислена к Собору новомучеников и исповедников Российских.

> В начало страницы <

 
>