Сайт издательства TARBEINFO – РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
Ежемесячная газета "Мир Православия" №7 2006
> в документ <  вернуться  > в меню <

Виктор Михайлович Васнецов

Итак, вернемся к канону. Кроме образования, которое в разные времена и в разных странах приобреталось у художников, примерно, в течение десяти лет, существовали еще и традиции и опыт, накопленный мировой культурой в течение тысячелетий. В православном искусстве также существуют традиции и опыт, свои законы, которые помогают через изображение донести суть православия. Они не выдуманы впопыхах, а с большим старанием складывались, формировались тысячелетиями. Художник же, принимающий православие и работающий в этом направлении, должен принимать и традиции. Любая отсебятина искажает суть православия. Представьте себе, если священник в своем приходе начнет вести службу так, как ему вздумается, получится перформенс, в русском понимании этого слова. Талантливому художнику и внутри канона всегда можно проявить себя, ничего не ломая, вспомните Рублева, Ушакова и других.

Итак, в августе 1896 года, когда леса в соборе были сняты, можно было уже составить полное представление о работе.

Успех васнецовских росписей был огромен. Им была посвящена небывалая по многочисленности литература — исследования, статьи, заметки. В них видели начало возрождения русского религиозного искусства. Они приобрели необыкновенную популярность и повторялись во множестве храмов в России. Хотя сам мастер довольно скромно отзывался о своей работе: «Я думал, что проник в дух русской иконы, что выразил внутренний мир живописца тех времен. Оказалось, однако, что я глубоко заблуждался. Дух древнерусской иконы оказался гораздо богаче в духовном смысле, чем дух нашего времени и мой лично». Это мужественное и гордое признание мастера не поза, а реалистичное понимание своего места в этом мире человека, считавшего, что «нет на Руси для русского художника святее и плодотворнее дела, как укрепление храмов».

Для Васнецова работа во Владимирском соборе была «путем к свету». Путем постижения великих ценностей. Таким образом, художник, прокладывающий дорогу русскому искусству ХХ века, был человеком, видящим свой идеал в русском искусстве и нашедшим его.

Васнецов оформил храмы в Петербурге, Гусь-Хрустальном, Варшаве. Не оставлял мастер и станковую живопись, им были созданы картины «Богатыри», «Сирин и Алканост», «Гамаюн — птица вещая». Он иллюстрировал «Песню о вещем Олеге» Пушкина (1899) для академического издания, детские рассказы Тургенева и Толстого.

В завершение хотелось заглянуть в залы Третьяковской галереи. Я там часто бываю, поэтому это недавние воспоминания из детства. Залы полны зрителей, видно, что это не обязательные школьные или воинские экскурсии. Люди с интересом вглядываются в историю культуры своей Родины. Сколько было ёрничества и передергиваний вокруг Шишкина, Айвазовского, Левитана, Серова, Васнецова, при всех невероятных усилиях не удалось их втиснуть в «черный квадрат» Малевича. История расставила все по своим местам, кстати, и квадрат поставила на отведенное ему место. Судить о художниках можно только по делам их, то есть по их картинам: легко на сердце, понравилось — значит все хорошо; не стоит составлять мнение из прочитанного или рассказанного дядей, доверяйте себе, а дядя деньги зарабатывает.

Жизнь продолжается! Главное — сохранить в памяти светлые образы, не растрясти свои идеалы на ухабах повседневной жизни.

Сергей Минин, художник