ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№1 (82)
январь 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Сретение Господне

Православная Церковь празднует Сретение 2 февраля, то есть 15 февраля по гражданскому календарю. Событие, которое легло в основу этого двунадесятого праздника, описано в Евангелии от Луки, гл. 5. Ему предшествуют рассказы о Рождестве и Обрезании Младенца Иисуса. Начинается рассказ о Сретении словами: «Вознесоста Его во Иерусалим, поставити Его пред Господем». Бога поставить пред Богом. Если мы вчитаемся в эти слова, они покажутся нам странными. Но в них заключен глубокий смысл, который преобразует все то, о чем дальше будет говориться в Евангелии.

Праздник недаром называется Сретением. Не Бог Бога встречает, но человек на земле встречается с Богом, грешный — с Безгрешным, преступник — со справедливым Судьей, блудный сын — с милосердным Отцом. Когда евреи выходили из Египта, Господь поразил смертью каждого первенца в Египте, от сына фараонова до сына последнего раба, чтобы египтяне образумились и выпустили народ. Тогда был учрежден ветхозаветный праздник Пасхи, в который положено было есть пасхального жертвенного агнца, горькую траву в память о горьком рабстве и пресный хлеб. Это событие не прошло бесследно: взял к Себе Господь египетских детей, взял и еврейских. Он повелел Моисею, чтобы отныне каждый первенец посвящен был Ему как бескровная жертва за избавление. Было это и памятью об Исааке, которого был готов лишиться престарелый отец Авраам. Было и предвозвещением того, что каждый христианин будет посвящен Христу после своего духовного рождения — крещения. По закону Моисееву, родившая сына мать, сорок дней спустя придя к Скинии, должна была принести в жертву агнца и голубя или, если семья была бедной, всего двух голубей. Сын-первенец также представлялся Богу в этот час, и священник совершал над ним обряд посвящения.

Это значило, что народ живет ради Божьего дела. Иначе зачем еще жить народу? Всякий первый сын должен был быть призван освященным для Бога. Пришло время, и Мария внесла своего единственного Сына в Иерусалимский храм. Потомки царского и священнического рода, они с Иосифом были очень бедны, так что могли принести только «двух убогих» — двух птенцов голубиных. Правда, в отличие от преуспевающих во внешней жизни евреев Пречистая Дева не нуждалась в обряде очищения. Но Сын Ее пришел для того, чтобы как человек исполнить всякий завещанный Богом обряд. Принял Он и обрезание на восьмой день, и покаянное крещение от Иоанна Крестителя, то есть все нужное не Богу, а людям. Но в этих событиях отражалась высшая истина: ведь кого на самом деле можно назвать освященным, кроме самого Бога? И кого можно было бы принести в жертву за грехи людей, хотя бы даже за один только грех Адама, который сам себя лишил благодати, если бы Сын Божий не пришел и не принес в жертву Себя? «Ветхий денми, давший древле на Синае закон Моисею, днесь Младенец видится и, закон исполняя, в Храм приносится» («Древний днями, давший в древности на Синае закон Моисею, сегодня как Младенец является и, закон исполняя, в Храм приносится»), — гласит кондак праздника.

Мария еще не знала всего, что будет. Не знал Иосиф и никто из людей и даже Ангелов. Но был в Иерусалиме старец Симеон, который любил молиться в Храме, как и жившая при церкви старая пророчица Анна. Симеон хотел видеть Мессию, Спасителя мира, и ему было предсказано, что до смерти он увидит Его. Так он жил долго и все надеялся: вера его была сильной. Когда же Мария внесла в Храм Иисуса, Дух Божий открыл Симеону, что пришло время ему получить утешение. Он вышел навстречу, взял на руки Младенца и произнес: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром...» («Ныне отпускаешь Ты раба Твоего, Владыка, по обещанию Твоему, с миром...») А Матери сказал, что этот Младенец будет «знамение пререкаемо» для людей: одни восстанут от греха, приняв Его, другие отвергнут и падут окончательно. Мысли многих человеческих сердец, которые не высказываются вслух, которые таятся и зреют в душе, теперь откроются и станут явными. Одни примут от Него жизнь, другие осудят Его на смерть. «И Тебе же Самой душу пройдет оружие», — сказал старец Пречистой Деве. Тогда пророчица Анна стала ходить в Иерусалиме к тем людям, которые ждали рождения Спасителя, и говорить им, что приблизилось время. Кто верил, тот и готовился.

Итак, что же значит «Сретение»? Мир сей встретил Христа не праздником и не рождественской елкой, а закрытыми дверями Вифлеема, холодной пещерой пастухов. Потом встретил Его интригами фарисеев и книжников, потом — вероломством толпы, жестокостью римских воинов, мучением и крестом. Так же он встретил Его проповедников и — по словам Его Самого — будет встречать всегда. Поэтому, когда празднуется Сретение, имеется в виду другое. У святого Симеона вся его жизнь была сретением, и он дождался своего Владыки, почему с тех пор называется Богоприимцем.

Святая Анна-пророчица и благочестивые люди в Иерусалиме не узнали бы о пришествии Христовом, если бы всей жизнью не ожидали его. Дева Мария стала не только первой, кто встретил пришедшего во плоти Бога, но и «дверью небесной», самим средством этой встречи. Поэтому в основе всех акафистов, которые прославляют терпение святых, лежит акафист Богородице. Он был составлен первым и стал образцом для всех последующих. А само слово «акафист» значит «стояние». Мы вообще молимся стоя. Многие задаются вопросом — почему? Разве нельзя сидеть, как сидят на молитве все цивилизованные люди? Нельзя. Сидят, когда ждут поезда, или самолета, или представления в театре. Словом, когда ждут. А встречают всегда стоя. Мы на службе, особенно на Литургии, встречаем Господа. И даже в себя принимаем — кто причащается. Как же можно при этом сидеть?

Все в Евангелии — Сретение. В притче Христа выходят навстречу жениху десять дев — пять мудрых и пять неразумных. Первые вышли с елеем добрых дел, вторые — с потухшими лампадами бесплодной веры и показного благочестия. Это значит — безумен тот, кто думает спастись, никому не делая добра, не жертвуя своей жизнью. А надо и жертвовать, и расточать. Богатый юноша отошел в печали, а бедные рыбаки встретили Царя вселенной на своих лодках. И так с самого начала евангельской истории у всех четырех евангелистов. Ирод готовил детоубийство, а пастухи пели с Ангелами. Фарисеи замышляли заговор, а Лазарь выходил на свет Божий из пещеры. Пилат с недоверием спросил: «Что есть истина?», а разбойник на кресте раскаялся. Стража у погребальной пещеры ждала похитителей, а жены-мироносицы принесли масло для мертвого тела своего Учителя. И Учитель воскрес и встретил их в Галилее. Люди служат многим учителям, которые умрут и не воскреснут (или уже умерли), потому что еще не встретили Учителя-Христа.

Праздник Сретения Господня, на сороковой день после Рождества, — заключительный в так называемом рождественском цикле. Кроме него в этот цикл еще входят Обрезание Господне (1/14 января), Крещение, или Богоявление (6/19 января) и на следующий день после Крещения — Собор святого Иоанна Предтечи, когда прославляется тот, кто последний пророчествовал о Христе, коснулся главы Его в час, когда Иисус пришел креститься на Иордан, и вскоре сам склонил свою голову под меч палача за обличение нечестивого царя. «Рождественский цикл» праздников связан с воплощением Слова. Действительность воплощения отрицали многие еретики. Говорили, что земная жизнь Христа была лишь видимостью, как бы миражом, что Христос не страдал на кресте и распятие имеет лишь значение примера для учеников, а не значение искупительной жертвы за грехи людские. Наконец, что вообще недостойно Богу воплотиться в человеческом, рабском облике, и жить среди людей, и тем более за них страдать. Разве не мог бы Он освободить всех от греха и смерти лишь мановением Своей воли? Все мысли такого рода были как будто предупреждены в событии Сретения. «Ныне возглавляется все таинство Воплощения Христова. Младенец Христос ныне исповедан был Богом» (святой Исихий Иерусалимский, V в.). Итак, отрицать воплощение — значит отрицать само Евангелие и все то, что мы знаем о Христе. В день Сретения Церковь говорит о том, что «Христос явися мирови не мнением, не привидением, но истиною» («Христос явился миру не воображаемо, не призрачно, а в действительности»).

Таинство нашего спасения совершено действительным восприятием нашей природы Богом до самой смерти, которую каждому из людей предстоит пройти.

Святитель Димитрий Ростовский так представлял внутреннюю молитву Девы Марии, когда Она вносила Младенца в иерусалимский ветхозаветный Храм: «Се Сын Твой, Отче Предвечный! Се Сын Твой, Которого Ты послал воплотиться от Меня для спасения человеков. Ты родил Его прежде веков без матери; а Я, по Твоему благоволению, родила Его без мужа. Се единственный плод Мой, зачатый во Мне Духом Твоим Святым, и Ты один ведаешь, как Он произошел от Меня. Он Мой первенец; но Твой первейший, Тебе единосущный и безначальный, сошедший от Тебя, но не отошедший от Божества Твоего. Приими же Первенца Твоего, с Которым Ты сотворил века и повелел возсиять свету. Приими воплотившееся от Меня Слово Твое, которым Ты утвердил небеса, поставил землю и собрал воды морей. Приими Сына Твоего от Меня, земной Матери Его. Устрой Его и Меня по воле Твоей Святой, и да искуплен будет Его плотию и кровию весь род человеческий!»

В такой форме поэтической прозы святитель Димитрий выражает самую основу догматического учения Церкви, все ее чаяния и сокровенные переживания, а также смысл и дух православного почитания Богоматери. Мы видим, какое доверие к Богу было у Пречистой Девы, Которая видела в единственном Сыне всю полноту Своей жизни. А ведь Она знала Его не как Вседержителя, сидящего на престоле одесную Отца и грядущего судить мир, а лишь как Божественного Младенца, беззащитного и с первых дней преследуемого человеческой ненавистью.

Тот же святитель описывает видение одного старца, которому таинственно открылось, что пять «болезней» (сильных скорбей) было на земле у Девы Марии. Первая — это когда Она услышала слова Симеона Богоприимца «Тебе же Самой душу пройдет оружие, да открыется многих сердец помышление» при Сретении. Вторая скорбь — когда Отрок Иисус три дня был в Храме, а Мария с Иосифом не могли найти Его. Третья — когда узнала, что еврейский Синедрион судит Его, связанного и преданного Иудой. Четвертая — когда созерцала Его на Кресте среди разбойников. И пятая — когда хоронила, Своими руками полагала во гроб и пеленала безжизненное тело Спасителя. Так, со Сретения начинаются и скорбные воспоминания христиан. Однако все «болезни» будут поглощены пасхальной радостью.

Весь годичный богослужебный круг тема Сретения пронизывает и объединяет, потому что главная цель его — встреча со Христом в таинствах и благоговейном молчании человеческого сердца. Встреча эта познается по светлому миру в душе, глубокому покаянию и невидению чужих недостатков, когда ни осуждение, ни какая другая страсть не владеют нами. Вся Церковь Православная вышла в Сретение Спасителя и потому ликует, хваля Богородицу: «Из Тебе бо возсия Солнце правды, Христос Бог наш, просвещаяй сущия во тьме». А также старца Симеона: «Веселися и ты, старче праведный, приемый во объятия Свободителя душ наших, дарующего нам воскресение».

Илья Вевюрко
«К единству», № 1, 2004 г

> В начало страницы <

 
>