ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 10 (91)
октябрь 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Современное положение ЭПЦ МП

Революция в России и обретение Эстонией государственной независимости вызвали серьезные изменения в положении Церкви — в 1920-м году определением Патриарха Тихона ей была дарована автономия. К сожалению, следствием неустройства первых лет независимости стало отпадение Эстонской Православной Церкви от Матери-Церкви, и в 1923 году в попытке получить автокефалию, под давлением национальных властей Эстонская Православная Церковь переходит под омофор Вселенского Патриарха. Этим чаяниям не суждено было сбыться — вместо автокефалии была подтверждена автономия в составе Константинопольского Патриархата. Еще более ситуация усугубилась в 1935 году, когда был принят новый Устав ЭАПЦ, фактически (незаконно) фиксировавший ее автокефальный статус. Тот же Устав, вопреки рекомендациям Вселенского Патриарха, разделил ЭАПЦ по национальному признаку на две епархии — Таллинскую (эстонскую) и Нарвскую (русскую).

Ситуация выправилась в начале 1940-х годов, когда каноническая связь с Русской Православной Церковью была восстановлена — по решению Синода ЭАПЦ ее глава Митрополит Александр принес покаяние перед Священным Синодом Русской Православной Церкви и Патриаршим местоблюстителем, Блаженнейшим Митрополитом Сергием (Страгородским). В годы немецкой оккупации Митрополит Александр вновь отступил от канонического единства с Московской Патриархией, что привело к существованию в годы войны на территории Эстонии двух легальных православных церковных структур — Нарвской епархии, сохранившей верность Матери-Церкви (РПЦ), и приходов Митрополита Александра. В 1944 году, усугубляя глубокую каноническую неправомочность своих деяний, Митрополит Александр с частью священников, в большинстве эстонцев, покинул Эстонию. В 1945 году члены Синода принесли покаяние перед Матерью-Церковью — главой единой епархии стал архиепископ Павел.

Советский период жизни эстонской Церкви стал временем испытания, когда под гнетом коммунистического режима речь шла о ликвидации Церкви как таковой — милость Божия и заботы Митрополита Таллинского и всея Эстонии Алексия (ныне Патриарха Московского и всея Руси) спасли Церковь от уничтожения и народ Эстонии от сползания в бездну бездуховности.

Новое время принесло Церкви не только свободу, но и новые испытания. В 1993 году Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II подтвердил своим томосом автономию (ЭПЦ МП, согласно Уставу РПЦ, является «самоуправляемой» Церковью), дарованную Патриархом Тихоном. Однако повторилась ситуация начала 20-х годов: под влиянием националистических кругов в Эстонской Православной Церкви произошел раскол, в результате которого часть приходов, возглавляемых священниками-эстонцами, признала над собой власть так называемого «Стокгольмского» Синода Эстонской Апостольской Православной Церкви (ЭАПЦ), перешедшей в каноническое окормление Константинопольского Патриархата, а другая часть (преимущественно русские пастыри) сохранила верность Московскому Патриархату.

Создание ЭАПЦ и переход ее в другое каноническое окормление с нарушением действующего законодательства и канонического права инспирировали правящие круги, представлявшие ЭПЦ не как традиционную эстонскую Церковь, а только как враждебную «руку Москвы». К сожалению, эта тенденция не изжита и поныне.

Эти силы способствовали и тому, что только ЭАПЦ была признана в процессе имущественной реституции единственным собственником на все церковное имущество, в том числе храмы, находившиеся в Эстонии до 1940 г. Поскольку в советский период в Эстонии храмы почти не строились (за несколькими исключениями — например, в Вильянди), это означало, что приходы, сохранившие каноническую верность Московскому Патриархату, практически лишались основ своей деятельности. Более того, этими же кругами была воспрепятствована регистрация в государственных органах в качестве Церкви той части ЭПЦ, которая сохранила свою связь с Русской Православной Церковью.

С целью уврачевать возникший в Эстонской Православной Церкви раскол Московская и Константинопольская Патриархии в 1996 г. подписали в Цюрихе (Швейцария) соглашение, по которому стало возможным размежевание двух частей ЭПЦ как в каноническом, так и имущественном отношении. Соглашения были утверждены Синодами обеих Патриархий. В 2001 году основные принципы цюрихских соглашений были подтверждены на встрече в Берлине. В частности, в итоговом документе говорится: «Церковная структура, находящаяся в юрисдикции Константинопольского Патриархата, настоящим соглашением заявляет, что после официальной регистрации, в соответствии с эстонским законом, устава структуры, находящейся в юрисдикции Московского Патриархата, отказывается от своих претензий на то церковное имущество, которым de facto пользуется церковная структура Московского Патриархата. В таком случае структура, находящаяся в юрисдикции Константинопольского Патриархата, в течение 60 дней со дня регистрации устава структуры, находящейся в юрисдикции Московского Патриархата, либо передает в собственность последней вышеупомянутое церковное имущество на основании дарения или купли-продажи по символической цене, либо передает его эстонскому государству для последующей передачи этого имущества в собственность церковной структуры в юрисдикции Московского Патриархата».

Основными принципами, на которых зиждутся и цюрихские, и берлинские договоренности, являются обеспечение добровольности в выборе приходами канонического подчинения и обеспечение равности прав верующих, в том числе и имущественных.

Несмотря на то, что ЭАПЦ откровенно саботировала выполнение цюрихского соглашения, ЭПЦ МП последовательно работала в направлении их выполнения как внутри Эстонии, так и с привлечением международных организаций. Особенную помощь и поддержку в этом оказали Русская Православная Церковь, российские государственные органы и правительство г.Москвы.

Перелом произошел в начале 2001 года, когда правящие круги Эстонии осознали, что проблема ЭПЦ стала сказываться и на международной репутации государства, и государственные органы согласились принять участие в разрешении конфликта. Поскольку за это время накопилось изрядное количество проблем, решено было рассматривать их поэтапно.

На первом этапе, в марте 2001 года, состоялась государственная регистрация Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата на том главном принципе, который она последовательно отстаивала, а именно, что наша Церковь, как самоуправляемая церковь в составе РПЦ, берет свое начало от томоса Патриарха Тихона 1920 г., подтвержденного томосом Патриарха Алексия II в 1993 г., и не является неким новообразованием, возникшим в советское время. Изменение юридического положения вызвало улучшение положения ЭПЦ МП — было восстановлено членство в Совете Церквей Эстонии, возросла степень интеграции с государственными властями и общественно-политическими силами Эстонской Республики, повысился уровень представительства ЭПЦ МП на государственных мероприятиях, однако имущественный вопрос решался и решается крайне тяжело.

В октябре того же года были подписаны два протокола о намерениях между ЭАПЦ, государством и ЭПЦ МП, согласно которым ЭАПЦ отказывается от претензий на храмы и приходские дома общим числом 18, находящиеся во владении приходов ЭПЦ МП, а государство закрепляет их в единоличное владение и пользование приходов ЭПЦ МП сроком на 50 лет на основании юридического института «право застройки», которое, по существу, на этот срок обеспечивает приходам такие же юридические права, как и собственникам. Цена этого решения для государства — 35 миллионов крон, выплаченных ЭАПЦ по разным статьям. К сожалению, ЭАПЦ при подписании протоколов настояла на том, что приходы смогут получить храмы в полную юридическую собственность только после получения на это ее согласия — условие, нарушающее один из фундаментальных принципов цюрихских и берлинских соглашений: равенство имущественных прав.

Какова нынешняя ситуация? Храмы, находившиеся в ведении муниципалитетов, переданы либо в собственность (что является нормальным), либо в аренду с правом застройки (что является не вполне конструктивным временным решением). В отношении 18 храмов, переданных ЭАПЦ государству, процесс передачи ЭПЦ МП тянется уже два года — причины проволочки объясняются то недостатком средств, то чисто бюрократическими нюансами. По протоколам о намерениях были переданы всего два храма и один церковный дом. Однако с учетом непростого пути, пройденного ЭПЦ МП за эти 12 лет, многие верующие задаются вопросом — нет ли в этом затягивании политической воли?

Это же относится и к помещениям Церковного Управления (квартира по адресу Пикк, 64-4) в Старом городе Таллина, где длительное время свою архипастырскую деятельность осуществлял Патриарх Алексий II и на возврате которых особенно настаивала ЭАПЦ. В результате достигнутого при активном содействии городских властей компромисса эти помещения остались во владении муниципалитета, а ЭАПЦ получила от города компенсацию — дом (!) по адресу Пикк, 66 — теперь этот дом продан за 1 436 990 крон. Те же городские власти выказали намерение произвести частичный ремонт здания на Пикк, 64 и передать Церковному Управлению дополнительные площади по тому же адресу.

Надо отметить, что неоценимую роль в продвижении решения всех этих вопросов сыграл Патриарший визит в Эстонию осенью прошлого года, после которого отношение государственных и местных властей к ЭПЦ МП сильно изменилось в лучшую сторону. Кроме того, во время этого визита по желанию константинопольской стороны состоялась встреча митрополита Стефаноса со Святейшим Патриархом — в ходе нее Его Святейшество еще раз подчеркнул нашу приверженность духу и букве предшествовавших соглашений (Цюрих, Берлин).

Таким образом, несмотря на то, что цюрихское соглашение до конца не выполнено, дело сдвинулось в лучшую сторону. Однако ЭПЦ МП всегда исходила и исходит из того, что до полного исполнения цюрихского соглашения невозможно восстановление канонического общения с отколовшейся частью ЭПЦ в лице ЭАПЦ. Поэтому предстоит еще большая работа по окончательной его реализации в части передачи в полную собственность приходов храмов, приходских домов, помещений Церковного Управления и другого имущества, которые в настоящее время находятся в собственности государства и муниципальных органов.

Священник Алексий Колосов.

 

> В начало страницы <


>