ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 10 (91)
октябрь 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



МНЕНИЕ

Защитить детское восприятие

В последние годы деятели массовой культуры, а вернее, антикультуры, говорят, что в искусстве эстетическое должно быть отделено от нравственного. Такую идею высказал сравнительно недавно один из организаторов фестиваля школьных театров, проходившего в Калуге. Но вспомним слова Льва Толстого, что условиями настоящего произведения искусства должны быть: во-первых, ясность изложения или красота формы, что одно и то же, а во-вторых, правильное, т.е. нравственное, отношение автора к предмету. Иными словами, эстетическое и нравственное суть две опоры, на которых стоит настоящее художественное произведение, и ни на одной из них в отдельности оно долго устоять не может.

Современные СМИ, особенно адресованные детям, проникнуты уродливым натурализмом (изображение кровавых драк, убийств, сексуальных действий). Натурализм сам по себе, не говоря уже о безнравственном содержании многих произведений современной культуры, вредно действует на развитие детей, отучает их от фантазии, творческой мысли — короче, отупляет. Кроме того, изображение на телеэкране воспринимается иначе, чем окружающая нас реальная действительность. Во-первых, это плоскостное, а не объемное изображение, да к тому же еще и уменьшенное во много раз. Во-вторых, свет не падает на изображение из источника, находящегося вне его, как в природе, а исходит из самого изображения. Таким образом, мы имеем перед собой светящуюся картину, а не освещенную извне. Что такое свет и цвет с точки зрения физики? Это волны, колебания электромагнитного поля различной частоты. Наши глаза воспринимают их как сплошную окрашенную или светящуюся поверхность, так как не могут видеть сами волны или колебания. Свет — это великий дар Божий, позволяющий нам видеть и оценивать окружающий нас мир. Мы имеем возможность видеть множество красок и оттенков, взаимодействие их между собой, а также сочетание света и тени, позволяющее нам ощущать выпуклость или рельефность предметов. В телевидении же изображение складывается из множества светящихся разноцветных точек, подобно мозаике. Количество цветов и оттенков здесь во много раз меньше, чем в реальном мире. И тем не менее нам кажется, что мы видим реальность. На самом же деле — это не реальность, а иллюзия реальности. Наш глаз не отражает ее, как зеркало, а считывает ее так же, как мы считываем напечатанные строчки в книге. С тою только разницей, что движется не наш взгляд, а сама картина. Причем движется и меняется она очень быстро, не позволяя внимательно присмотреться к увиденному и осмыслить его. Наш взгляд, направленный на телевизионный экран, почти неподвижен, но зато постоянно напряжен. Все это противоестественно и вредно действует не только на зрение, но и на психику. Недаром японцы — а они выпускают лучшие в мире телевизоры — уже давно заметили, что дети, проводящие много времени у телевизора, начинают хуже воспринимать природные краски. К этому можно добавить, что телезритель видит мир не собственными глазами, а глазами оператора и режиссера. Это хорошо при восприятии талантливо сделанного художественного фильма, но не реальных событий окружающего нас мира. Короче говоря, телевизор делает зрителя пассивным или, если говорить более откровенно, воспитывает раба. Обычный аргумент православных людей в защиту телевидения звучит так: «Но ведь там показывают не только плохое, но и хорошее, например, пасхальное или рождественское богослужение». Конечно, для человека больного, который не в силах дойти до церкви, такой показ может быть большим утешением. Но тем, кто в состоянии посещать храм, трансляция Литургии не нужна. Вспомним, что телекамера не стоит на месте, как подобает верующему во время службы. Она носится по храму туда-сюда, вверх-вниз, показывает то иконостас, то священника, то росписи на потолке, а то вдруг лицо какой-нибудь красивой девушки крупным планом — словом, иногда превращает богослужение в зрелищное мероприятие.

Современный театр, особенно после массового распространения цветного кино и телевидения, все более удаляется от натуралистичности и широко использует условности и символику, хотя бы в силу одного того, что на театральной сцене невозможно точно воспроизвести реальную действительность. Это свойство театра положительно действует на детей, развивает их восприятие и фантазию. Таким образом, зритель в детском театре не остается пассивным созерцателем, которому нужно все разжевать и в рот положить, как это делается в телевидении, а становится активным соучастником того, что происходит на сцене. Символика и условность игры ему близки и понятны. Он не удивится, если воду, например, в театре будут изображать с помощью колеблемой голубой материи, а огонь — с помощью красной.

Еще большую пользу для творческого развития ребенка может принести его участие в театральном кружке или студии. Оно развивает различные стороны его души и тела — учит его думать, переживать, легко и свободно двигаться. В то время как широко распространяемые ныне компьютерные игры, являясь по существу подобием телевидения. постепенно заменяют все другие виды игр и развивают больше всего одну-единственную способность — быстро управлять движущимися предметами. Привыкание к этим играм, подобное привыканию к алкоголю или наркотикам, особенно в младшем школьном возрасте, может сделать ребенка умственным и нравственным калекой. На это уже не раз указывали специалисты. Интернет — следующий парадокс театра: будучи полон условностей и символики, иными словами, искусственности, он, тем не менее, воспринимается естественнее, чем «натуралистическое» телевидение.

Недавно прошедший Шестой фестиваль школьных театров «Русская драма» показал, что младшие дети держатся на сцене более естественно, когда исполняемые ими роли подходят к их возрасту. В детской психологии даже существует такое понятие — «ролевые игры». Таким образом вхождение в театр является для них более легким, чем для детей старшего возраста. В зависимости от содержания драматургического материала их игра может быть проникнута добрыми чувствами или, наоборот, злыми, иметь воспитательное или, наоборот, разрушительное значение. Через игру — этот самый короткий путь к уму и сердцу ребенка — легко внедрить в его сознание идеалы добра и красоты.

Но следует помнить, что одними разговорами о вреде телевизора и запрещениями его смотреть делу не поможешь. Нужно, чтобы он сам увидел, что есть на свете не менее интересные вещи, такие, как театр, военно-спортивные игры, различные кружки и студии. При этом родители должны выбрать то, что более соответствует характеру их ребенка, его склонностям, и ни в коем случае не давить на него. Иногда не мешает даже прибегнуть к некоторым хитростям или уловкам, чтобы переключить внимание детей на желаемый объект.

Русская классика является незаменимым оружием в борьбе против духовного геноцида. Взятая в качестве материала для школьных театров, уже испытанного в годы советской власти как противоядие атеистической идеологии, она приучает детей не только понимать настоящее искусство, но и не поддаваться пропаганде вседозволенности, насилия, жестокости и распущенности, которую обрушивают на них сеятели зла, щедро вознаграждаемые из-за границы. И если кто-то усомнится, что горстка наших честных деятелей искусства в силах противостоять этому, казалось бы, всесокрушающему потоку грязи, то мы ответим ему, что с Божьей помощью малое добро может победить большое зло. Христос говорит нам: «Зерно горчичное, которое, когда сеется в землю, есть меньше всех семян на земле, а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков и пускает большие ветви, так что под сенью его могут укрываться птицы небесные» (Мк. 4, 31-32).

А.Залесский. «Православная Москва»,
№5, 2005 г.

 

> В начало страницы <

 


 
>