ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№11 (56)
ноябрь 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



«Стихии мира»
или Несколько слов об астрологии

У апостола Павла в Послании к Колоссянам есть такие слова: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу». Что это за «стихии мира» и что вообще понимается под «миром»?

«Миром» в Новом Завете принято называть не только сотворенный Богом мир, за который Отец отдал Сына Своего, но и «мир» как совокупность страстей, царящих в этом прекрасном, но пребывающем в падении мире. И совсем уж иное значение имеет слово «мир» в смысле мира как состояния, противоположного раздору. И одно дело мир, достигаемый человеческой мудростью, другое же – мир, который подает Бог.

Кого мы называем «стихийным» человеком? Того, в ком пребывает мир, дарованный Христом? Не сочетаются стихийность и мир Христов, потому что мир – это состояние глубокое и сильное, устойчивое в своей свободе, а стихийность как раз свидетельствует об ограниченности свободы своенравием или чужими нравами – тут уж кто чем увлекается. Само слово «увлекается» как звучит? Человека увлекает, в смысле охватывает, тянет, уносит какая-то сила, и он в этом потоке «влечется». В зависимости от темперамента человек может плыть по течению флегматично, как бы не подавая признаков жизни, или, наоборот, он может как бы рассекать волны, барахтаться: одного плавно, другого бурно несет, но и тот, и другой пассивны! Это и есть природа страсти – пафос по-гречески «страсть». Но, возможно, кто-то удивится: пафос – это бурное проявление эмоций, это – страсть, при чем тут пассивность?

Самое прямое отношение имеет пассивность к страстному состоянию, ибо как бы ни размахивал человек руками – он во власти страсти, он в отношении страсти, которая им владеет, – пассивен, безволен. Тогда как человек, преисполненный мира Христова, – воистину свободен, его никакая стихия не подхватит и не понесет как скорлупку.

Стихиями принято называть природные явления, но стихиями являются и настроения, бытующие среди людей. Они тоже, как потоки, охватывают и несут людей в направлении, ведомом лишь Богу да самой стихии... вернее, не стихии, а тем, кто стихиями пытается править.

С тех пор, как люди отступили от Бога, весь тварный мир пронизан, пропитан силою духов злобы. «Князем мира сего» называют сатану, который пытается властвовать в мире, и у него это получается среди тех, кто Закону Божиему предпочитает закон стихии.

Кроме того, что люди большей частью руководствуются по жизни не совестью и не заповедями Божиими, а бытующими настроениями, понятиями, вкусами и т.д., живя как бы в какой-то водной стихии, наподобие рыб и моллюсков (не случайно этот мир называется «морем житейским»), они пытаются подстроиться и под стихии космические.

Все в мире взаимосвязано. Фазы луны влияют на приливы и отливы, магнитные бури – на наши настроения и т.д. Природные процессы изучены даже и на сей день весьма слабо, но испокон веков человек стремился изучать влияние природных сил на его состояния, на его настроения и, как следствие, на его действия и взаимодействия с окружающими его людьми. Наблюдения обобщались и формировали собою комплексы знаний, в русле которых и по сей день люди пытаются просчитать свою судьбу на основании разработанных гороскопов.

Дело даже не в самой достоверности этих наблюдений и связанных с ними вычислений. Нравственный вопрос не в том, сбывается ли предсказание астролога. В чем же?

А в том, что внутренне решает человек для себя, когда интересуется рекомендациями гороскопа. Если исходить из того, что гороскоп фокусирует в себе познания о закономерностях воздействия на человека стихий мира сего (которые проникнуты темной силой), то стремление подстроиться под законы мира сего означает недоверие Промыслу Божию и как следствие – нравственное принятие испытываемого влияния стихий мира сего как нормы, вместо благодати Духа Святого, которая одна и должна руководить человеком во всех его помыслах и поступках.

Любопытно, что астрологи сами замечают: чем человек более внимательной духовной жизнью живет, стараясь глубже вникать в суть веры Христовой, тем труднее делать ему гороскоп – очень мало сходится. И наоборот, чем человек более стихийный, чем отвлеченней он относится к вопросам веры, тем точнее сделанные ему гороскопы.

Получается, что человек своим отношением к астрологии определяется в отношении к Промыслу Божию – доверяет ли он Богу или предпочитает подстраховаться со стороны стихийной? Стремится ли он обрести свободу во Христе или принимает как должное то, что мало-помалу лишает его этой свободы? Закон Божий или закон мира сего?

Вот это уже вопросы нравственного порядка. И каждый решает эту проблему для себя лично, наедине со своей совестью.

Священник Игорь Прекуп.


 
>