ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№11 (56)
ноябрь 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



РЕДАКЦИЯ ОТВЕЧАЕТ НА ПИСЬМА

В редакцию «Мира Православия» поступило письмо, в котором в основном ставилось два вопроса: о происхождении традиции крестить с крестными родителями и о качестве проповеди.

Сами вопросы были так сформулированы, что даже как бы содержали ответы: обычай крестить с крестными объявлялся «никчемным и вредным», а проповеди в православных церквях «оставляющими желать лучшего». Нелегко отвечать, когда человек заранее для себя решил, что правильно, что нет. Однако, по всей вероятности, эти вопросы интересуют многих, которые охотно выслушают объяснение, прежде чем вынесут окончательное суждение.

Итак, что касается крестных родителей, или, как их еще по-другому называют, восприемников. Обычай этот древний, восходящий к тем временам, когда Церковь была закрытым обществом. Точнее сказать, когда она была закрытым обществом в буквальном смысле этого слова – посторонних не впускали, даже оглашенные (готовившиеся к принятию крещения) допускались только до определенного момента Литургии. Следует иметь в виду, что праздношатающиеся и галдящие туристы в храме (в том числе и во время богослужения) – это хотя, к сожалению, привычная, но все же патология, а не норма. Так вот, в древности все было иначе. Церковь была гонима, богослужения совершались тайно, и просто так человек не попадал с улицы в этот круг. Кто-то его вводил. Само знакомство язычника с христианами происходило вне храма, вне богослужения, но даже если крестили его вне храма, все же, как правило, кто-то брал на себя заботу о нем и ответственность за него перед общиной, выступая в качестве поручителя и своего рода опекуна. Не случайно восприемников стали со временем называть крестными родителями. Когда миновала эпоха гонений, особой необходимости в поручителях за взрослых не стало. Поэтому взрослый человек может креститься без восприемников.

Что касается младенцев, то крещение младенцев (что бы ни утверждали протестанты) практиковалось еще с самых первых времен существования Церкви. У многих святых отцов, например, у свт. Григория Богослова, мы встречаем советы крестить с младенчества, дабы духовное развитие не отставало бы от развития чувственного. Но как крестить младенца? Ведь он не может еще веровать и сознательно участвовать в таинстве. Вот для этого-то и существуют восприемники: по их вере младенец принимает крещение. Когда восприемники отсутствуют, священник сам становится восприемником тому младенцу, которого крестит.

Восприемники изначально были одного пола с крещаемыми, потом только (по аналогии с родителями плотскими) появился обычай брать в восприемники мужчину и женщину. В других поместных церквях даже встречается обычай брать не двоих крестных, а больше.

Долг восприемников перед Богом, крестниками и их родителями велик. Их обязанность заботиться о своих чадах во Христе больше, чем о детях по плоти. На их совести – духовно-нравственное воспитание крестников, от которого плотские родители хотя и не освобождаются, но все же существенная роль именно в религиозном отношении должна принадлежать крестным родителям. На деле мы видим иную картину: вся забота восприемников о своих чадах (если хоть какая есть) сводится к подаркам на дни рождения и именины. Ни о совместном участии в богослужениях, ни (тем более) о наставлении в вере не идет даже речи, потому что крестные зачастую сами в лучшем случае «веруют в душе». Между тем во многих городах России потихоньку начинают предъявляться к крестным кое-какие требования при крещении. Например, на двери Казанского собора в Санкт-Петербурге в объявлении о времени совершения крестин сказано, что взрослые крещаемые и крестные родители должны наизусть знать Символ веры... Есть о чем подумать и нам.

Что касается проповеди, тут вопрос посложнее. Каноны обязывают пастыря проповедовать. И, как правило, я не встречал священников, уклоняющихся от проповеди. Один случай знаю, когда батюшке в силу индивидуальных особенностей трудно было говорить с амвона. Умом и знаниями он был не хуже других, но вот не мог и все! Что же его, от служения отстранять? Если говорить о качестве проповеди, о злободневности, это уже личное дело проповедника: будет ли он всякий раз, как выразилась автор письма, «мостик перекидывать от древности к современности» или нет. Ведь порой пастырь говорит прямо от сердца, изнутри, а сердцу ведь не прикажешь... Каждый слушающий его сам в состоянии «перекинуть мостик» (в первую очередь на себя), если уж священник не делает этого явно. Важно само содержание проповеди и внутреннее состояние проповедника.

Священник Игорь Прекуп.


 
>