ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 11 (92)
ноябрь 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



К святыням Эллады

По благословению Владыки Корнилия клирик собора Александра Невского протоиерей Иувеналий недавно посетил Грецию. Ниже излагаем его рассказ об этой поездке

Монастырь отца Паиса.

Мы отправились в Грецию по приглашению нашей прихожанки Марии, которая вот уже несколько лет учится в Афинском университете на греческой филологии и так хорошо овладела языком, что местные жители принимают ее за гречанку. В дальнейшем она была нашей путеводительницей, мы полностью вверили себя в ее руки, поскольку она хорошо знала, куда надо ехать.

В путь вместе со мной отправились моя матушка и старший сын. Мы прилетели в Афины ночью и были устроены на ночлег в комплексе, принадлежащем Всегреческому Союзу Православия, духовным руководителем которого является архимандрит Маркос Манолис — отец Марк. Там мы жили несколько дней и ночей. Отец Марк и его сестры Анна и Мария явили нам такое евангельское гостеприимство, любезность и милость, что мы были просто поражены. Вообще, греки — очень гостеприимный народ, для гостей здесь даже держатся особые запасы продуктов, самых лучших, чтобы оказать милость пришедшему под твой кров. Гость в доме — это Ангел Божий, так это у них понимается. Мы это почувствовали на себе.

В первый день мы осматривали Афины, заходили в церкви в старом городе, в частности — в церковь архиепископа Элладского, где хранятся мощи святых Филофея и Григория Пятого, патриарха Константинопольского. Осмотрели также и здание Парламента. Что там особенно впечатлило — так это выдержка часовых: стоит солдат в старинном костюме с большими помпонами на туфлях, смотрит в одну точку и даже не моргает. Слезинка течет из глаза, но он не моргнет — такой самоконтроль.

На второй день мы отправились в сторону Фессалоник. Первая остановка была в монастыре, посвященном Преображению Господню. Он очень большой, но живут в нем всего несколько монахинь. Одна из главных его святынь — келья старца Порфирия, очень почитаемого ныне в Греции. Чтобы немножко его охарактеризовать, повторю слова о нем, сказанные старцем Паисием, который у нас больше известен благодаря его книгам, изданным на русском языке. Указывая на превосходство духовных даров старца Порфирия, он сказал: «У него цветной телевизор, а у меня только черно-белый». Действительно, Порфирий был прозорливцем, он видел то, что есть в человеке, и многих приводил к покаянию.

Церковь митрополита Нектариуса в монастыре.



Зайдя в этот монастырь, мы были поражены: весь его двор покрыт как бы паркетом из довольно больших листов мрамора, и когда входишь, то надо вытереть ноги, чтобы после идти, как по квартире, по этим мытым, чистым камням. Нас провели в келью старца Порфирия, где мы видели его большой живописный портрет, епитрахиль и другие его вещи, а также попугая в клетке, который раньше принадлежал старцу. И он научил этого попугая говорить молитву: «Господи, помилуй». И попугай эту молитву повторял. Но мы сами, к сожалению, этого не слышали. Мы только видели того попугая, но при нас он молчал.

Оттуда мы поехали на остров Евбея, в село Прокопион, в котором находится храм с мощами Иоанна Русского. Отправляясь в Грецию, я прежде всего хотел посетить именно это место и этого святого, ставшего мне особенно близким благодаря небольшой книге о нем, которую я часто давал читать тяжело болящим — и являюсь свидетелем удивительных последствий. Например, одна молодая девушка была уже при смерти, и трудно было поверить, что она вернется к жизни — от нее остались буквально кожа да кости. Но все же она смогла прочитать эту книжку, неоднократно причастилась, получила помазание маслом, которое добрые люди привезли мне от мощей Иоанна Русского — и полностью исцелилась, ныне здравствует, слава Богу. Поэтому Иоанн Русский уже стал для нас родным святым, и посещение его мощей вызывало в душе особую радость и благоговение.

В тот момент, когда мы приехали, в храме было всего несколько человек, поэтому я мог надолго уединиться у мощей и сосредоточиться. Я старался вспоминать всех тех, которые просили за себя помолиться, всех болящих, с которыми имею знакомство тут, в Эстонии. Была очень благодатная атмосфера, очень сильное и утешительное чувство святыни. Человек, который следит за этим храмом и продает свечи, щедро одарил нас и маслицем от мощей, и различными открытками, то есть тоже явил нам свою милость и гостеприимство. Когда мы уезжали из этого места, то мне казалось, что я уже познал ту полноту благодати, ради которой ехал в Грецию, так что уже вроде бы и не стоит никуда спешить.

Но все же мы продолжали свой путь, направляясь в монастырь преподобного Давида, где находятся мощи старца Иакова Цаликиса. Преподобный Давид основал этот монастырь в XVI веке, и в храме находится его честная глава, к которой мы прикладывались. А старец Иаков был здесь настоятелем с 1975 по 1991 год. Храм небольшой, в нем, как и положено, идет монастырская служба, и мы тоже могли помолиться вместе с монахами за вечерней.

Ночь там была особенно благодатной. Я раньше никогда не жил в монастыре, расположенном так высоко в горах... А там почти все монастыри находятся в горах, и это уже создает особое настроение — как мы говорим за Литургией: «Горе имеим сердца». А там и сердца, и телеса людей поднимаются в горы, чтобы быть ближе к Богу. И, несомненно, это имеет не только символическое значение, но и чисто внешнее, дает благоприятную обстановку, чтобы человеку было легче сосредоточиться в молитве: тишина, чистота воздуха, особое высокогорное настроение... Спать ночью совсем не хотелось, я встал и немножко прошелся по монастырю — там есть наверху галерея, где можно гулять. Оттуда открылся удивительный вид на ясное небо, в котором было столько звезд, сколько я никогда не видел ранее. И в небе, и тут, внизу — полная тишина, все монахи спят, все люди спят, и глубокая тьма, какой тоже не бывает у нас на севере. И сверху видна могила старца Иакова, у которой горит в тишине лампадочка. Благодарю Бога, что довелось испытать такую тишину и помолиться над могилой святого старца. Здесь всегда леность одолевает, ночью с трудом встаешь на молитву, а там это давалось прямо как Божья милость.

На следующее утро служба начиналась рано, мы пошли в храм. Я просто присутствовал на Литургии, а по ее окончании нам давали небольшой завтрак. Тут тоже соблюдается очень естественное правило гостеприимства: всем, кто участвовал в Литургии, предлагают кофе, чай или иное маленькое угощение. После этого нам удалось познакомиться с настоятелем монастыря отцом Кириллом. Он нам немножко рассказал о святом старце Иакове, чьи мощи там почивают. Удивительным был его рассказ, очень-очень простой — он говорил примерно так: «Отец Иаков был святой человек, уже с детства он полюбил Бога, уже в детстве он творил чудеса и продолжает творить их поныне...» Так выглядело краткое житие святого старца. Это было сказано не формально, а очень тепло — просто человек привык говорить мало, не многословит и вообще очень скромный. Я показал ему буклет о нашем храме Александра Невского, и он с интересом изучал фотографии, с большим знанием дела задавал вопросы. В нем чувствовался одновременно и глубокий опытный старец, и маленький ребенок. Общение с ним было очень приятно. Здесь, как и везде, я передал приветственные слова нашего архиерея, Митрополита Корнилия, и просьбу молиться за нашу Церковь. Это всегда принималось с большой теплотой.

Потом один из монахов провел нас по всему монастырю. У них есть свои сады, где растут виноград и разные фрукты, которых мы тут даже и не видали. Есть и ягодки, тоже нам неведомые — кругленькие, красные, типа земляники, но растут на деревьях. Мы, разумеется, это все перепробовали. Наш провожатый подвел нас к святому источнику, который появился по молитвам старца Иакова, и к небольшому пруду, в котором монахи выращивают рыбку. Они же ее и кушают, когда это им положено. Есть и коровник, и даже место, где содержатся страусы. Вокруг бегали очень дружелюбные собачки, и в целом было ощущение рая, где всякая тварь живет в присутствии Божием. Уезжали мы с большими благодатными впечатлениями, получив благословение отца Кирилла.

Дальше наш путь лежал в основном по берегу моря. Длинная дорога в сторону Фессалоник, очень красивые виды вокруг, погода солнечная, совсем как наше лето, хотя там это уже осень. Заехали в небольшое село Лаккия. Там нас принимал очень гостеприимно отец Николай Галалайос, настоятель храма и детский зубной врач, очень удивительная личность. Он учился зубоврачебному мастерству в Греции и в Америке, стал очень большим специалистом. Когда местный епископ предложил ему стать священником, то он согласился не сразу, но потом понял, что в этом есть воля Божия.

Человек очень деятельный, он своими руками построил себе дом и организовал строительство хорошего нового храма, который был возведен за три года на том месте, где раньше был храм маленький и уже ветхий. Он сумел собрать и людей, и пожертвования. В общем, получился большой, хорошо устроенный храм. Отец Николай каждое утро служит там заутреню, даже если в храме никого нет. Он звонит в колокольчик храма, и люди по этому звону могут проверять свои часы. Они знают, что это происходит всегда в одно и то же время, точно в половине восьмого.

Два утра я мог служить вместе с ним за утреней — он предложил мне епитрахиль, и я участвовал в этом богослужении. Вся служба поется, он сам пел канон. После показал нам и храм, и все вспомогательные помещения. Удивительно, насколько мудро там все организовано. Большая трапезная для принятия гостей — по его словам, в праздники собирается множество народа, до пятисот человек, и бедные люди могут получить здесь пропитание и утешение. Каждый день он принимает детей, лечит их зубы. Часы приема у него приходятся на вторую половину дня. Когда подходит время вечернего богослужения, он делает перерыв, а после службы возвращается в свой кабинет и продолжает прием до позднего вечера. Около храма устроена детская площадка, и сам отец Николай может иногда поиграть там с детьми.

Его супруга родом из Америки — люди двух национальностей соединились и создали очень гармоничную православную семью. У них трое уже взрослых детей. Человек он удивительно простой, открытый, энергичный. За алтарем уже выкопал для себя могилу, хотя он еще не стар, примерно мой ровесник. Правда, он болеет диабетом, но говорит, что благодарен Богу за эту болезнь, которая побуждает его следить за своим питанием, ибо раньше он слишком любил сладкое.

Он показывал мне, как около жертвенника устроены места для просфор и вина, он может все это легко и быстро достать: здесь дверца, тут шкатулка... Показывал и говорил скромно: «Стараюсь быть организованным». Это все очень впечатляло и вдохновляло: сразу чувствовались собственная немощь, неорганизованность, хотелось это в себе изменить.

При этом у него есть желание — уехать служить в другое место. Он говорил мне: «Я построил этот храм, теперь ты приходи сюда служить, а я поеду в Африку. Там есть православные, которые не имеют священника...» И показал фотографию — какая-то убогая церквушка где-то в Кении. «Имею сильное намерение туда попасть, там очень нужны священники». И даже местный епископ там, в Африке, очень его ждет, но пока его не отпускают из Греции. Ну, значит, воля Божия. Но он очень туда стремится.

Еще я поднимался с ним на гору, и он показывал мне небольшой храм на этой горе, построенный им с помощниками за девять месяцев. Вообще, там строительство храмов — дело удивительное: многие люди, имея какую-то милость от Бога, в благодарность Ему строят храм. И бывает так, что в нем нечасто служат, но стоит хороший храм, благочестивые люди построили его в благодарность Богу... Мы видели множество свидетельств того, насколько греческий народ пропитан православием. Действительно, на каждом шагу чувствуешь, что здесь живет народ верующий. По дороге едешь, смотришь — то здесь часовенка, то там церквушка. Много очень стоит небольших часовен на местах гибели людей в автомобильных авариях. И всегда там горит лампадка, стоят иконочки и фотография человека, который погиб. Каждый день кто-то приходит, доливает маслице, зажигает лампаду, чтобы она постоянно горела. Это и поучительно, и служит напоминанием другим водителям, что здесь опасное место, что надо сбавить скорость. Призывает к страху Божьему и осторожности на дороге. И, конечно, умножает молитвы за погибшего. Дороги в Греции очень хорошие, скоростные, можно ехать быстро. Очень четко все организовано — указатели и так далее. Конечно, в этом чувствуется и влияние недавно прошедшей там Олимпиады.

Доехав до Фессалоник, мы первым делом зашли в собор св. вмч. Димитрия Солунского — это место очень благодатное, много чудес случается на его мощах, нам об этом рассказывали. Посетили мы также место страданий св. Димитрия — подвальную баню, бывшую раньше грязным местом. Туда его заключили, и туда же к нему тайно приходил Нестор за благословением на бой с Лием, который, угождая императору, уничтожал христиан во время кровавых гладиаторских зрелищ. На месте мученичества св. Димитрия открылся источник, выход которого был позже переведен наверх, в храм, где из краника любой человек может получить воду этого источника. От нее также бывают исцеления. Храм очень большой, впечатляет своей красотой, как и вообще все храмы в Греции — поражает, что обычно они расписаны буквально с пола до потолка, вся внутренняя поверхность храма покрыта иконами. Это характерно для греческих церквей.

Побывали мы также у мощей свт. Григория Паламы, посетили другие византийские церкви, а на вечернюю службу отправились в небольшое село Суроти, где имеется женский монастырь в честь апостола Иоанна Богослова. В этом монастыре подвизался старец Паисий — по его благословению и был создан монастырь. И там же находится его могила. В этом храме мы отстояли вечернюю службу, которая совершалась без священника, одни только монахини пели, а старшая из них даже совершала каждение с такой удивительной кадильницей, которая щелкает, как некий маятник, причем в ритме пения. После службы все бывшие в храме приложились к святыням и вышли на могилу старца Паисия, многим у нас известного. Постояли там, не спеша помолились, вспомнили святого старца.

Монастырь этот — с очень строгим уставом, так желал старец Паисий. Живут строго, мало говорят, много трудятся. Всех посетителей угощают лукумом — это традиционная греческая сладость, которую делают из виноградного сока. Его можно есть с кофе или запивая святой водой. Кто сколько желает, берет свободно. Старец Паисий всегда угощал своих гостей лукумом.

В Греции второй половины ХХ века были три великих старца: отец Паисий, отец Порфирий и отец Иаков, и наша дорога сложилась таким образом, что мы побывали в их монастырях и помолились у святынь каждого из них. Ночевали опять у отца Николая, а на следующий день утром должны были попрощаться с ним, потому что знали, что уже не попадем к нему в Лаккию. Он предложил нам подняться на довольно высокую гору, в монастырь св. великомученицы Анастасии, которую называют Узорешительницей, поскольку она исцеляет и души, и тела. Тут находится часть ее святых мощей. Мы видели ее череп, который расколот, потому что ее убили ударом топора по голове. Есть много свидетельств о чудесных исцелениях в этом месте. У греков существует традиция: если исцелилась нога, то делают из меди маленькую ножку, если рука — то ручку, если глаз, то как бы небольшую медную чеканку с изображением глаза и т.д. — и приносят в дар святому, совершившему исцеление. И мы часто видели у икон множество таких приношений на специальных проволочках. У св. Иоанна Русского, например. Там еще были палочки, с которыми хромые люди приходили к его мощам, а уходили уже исцеленными. Палочку оставляли в дар и в свидетельство случившегося чуда. У св. Анастасии мы также видели много таких свидетельств. Считается, что она особенно помогает людям, пострадавшим от колдовства. Монастырь большой, но живут в нем только три монаха. Место благодатное, но жизнь у них нелегкая, многотрудная.

В этот же день мы приехали в Метеоры — ни с чем не сравнимое по красоте место: громадные скалы, похожие на каменные столбы с отвесными стенами, на вершинах которых устроены монастыри. Огромная высота и бездна под ногами. Подвизаться там — это, конечно, подвиг самоотречения. На эти высоты монахи поднимают друг друга на веревках, в корзинах, устроили лестницы из веревок и сделали себе кельи в пещерах. Монастыри соединены между собой своеобразными фуникулерами — не такими, конечно, которые строят иногда для туристов. Все очень скромно: простой ящик двигается по тросу над бездной... Пользуются этим удобством одни монахи. Теперь, впрочем, построены и разные лестницы, так что паломники могут добраться до этих монастырей. И туристов там бывает, конечно, очень много, что даже побуждает некоторых монахов переселяться оттуда на Афон. Нас потрясла окружающая эти монастыри природа, смотреть с этих высот — голова закружится, и душа благоговеет в страхе Божием, поскольку видишь собственными глазами, насколько велико и сильно Божье творение.

Оттуда мы поехали в небольшое село Киссово в области Ларисса и там посетили монастырь Иоанна Крестителя, в котором подвизается двенадцать сестер, и одна из них — эстонка, недавняя жительница Таллина. Живет она там около года, а зовут ее сестра Теофилия. В этом монастыре нет своего священника, он приезжает, когда надо совершать Литургию. Как раз в этот день приехал иеромонах, и я сподобился вместе с ним отслужить свою первую в Греции Литургию.

Отец иеромонах благословил мне сказать некоторые ектении и возгласы, и я сказал их по-эстонски, а некоторые и по-славянски. Монахиням, происходящим из разных национальностей, было очень интересно услышать эстонский язык, а эстонка, которая там подвизается, была особенно обрадована тем, что впервые в этих стенах состоялось богослужение частично и на ее родном языке. Над монастырем висят флаги всех двенадцати государств, из которых явились туда его насельницы. Говорят они между собой на английском. Характерным для этого монастыря является то, что сестры сами делают всю мужскую работу. Например, послушание нашей землячки — работы по дереву, она учится делать резьбу и показала нам свою мастерскую и свои первые успехи.

Вечером мы вернулись в Афины и поехали на службу в Вифлеемский (Рождества Христова) монастырь в митрополии Месогейя и Лавреотики, где служил местный митрополит Николаос Хатзиниколау. Это очень известный в Греции архиерей. Хотя я имел с собой письмо, которое дает мне разрешение участвовать в богослужениях, но он не захотел его смотреть и просто благословил идти в алтарь. Слушать его проповеди собирается много людей. После службы все подходили к нему под благословение, народу было много, и в течение двух часов он стоял, благословляя каждого, и с каждым имел короткую беседу. А все остальные очень терпеливо ждали своей очереди. Многие из них были его духовными чадами еще с тех пор, когда он не был епископом, — и каждому он говорил несколько ласковых слов, выслушивал какие-то вопросы. Было очень умилительно видеть, как епископ служит народу церковному, весь посвящен служению Церкви, не жалея здоровья и невзирая на усталость. После службы также было небольшое угощение и теплое общение прихожан. Вообще, было заметно, что люди не просто приходят на службу, но объединены христианским общением, и трапезы любви играют в этом большую роль.

Следующее утро было воскресным, и мы участвовали в Литургии в церкви св. Георгия недалеко от Афин. Там служил тот же отец Марк, у которого мы останавливались в самом начале. Хотелось бы сказать несколько слов о личности этого священнослужителя. Он человек особого, подвижнического духа. Уже немолодой, 67 лет, согбенный, скромненький очень, но всегда спокойный, умеренный, с легкой улыбкой, никогда не дает возможности вывести себя из этого настроения. Он очень деятельный, руководит работой типографии, которую с Божией милостью они смогли устроить в Афинах, издает православную литературу, разные календари, апологетические произведения. Люди церковные там вообще обладают подвижническим, миссионерским духом, много трудятся. Нередко приходилось слышать от них: «Мы должны тут крепко стоять за православие, мы стараемся сохранить православие...» Они ощущают себя буквально на передней линии борьбы за веру Христову, это чувствуется во всем. Отец Марк, например, отдыхает в среднем часа по три за ночь, он очень выносливый, почти каждый день служит, а кроме того посещает больницы, тюрьмы, по многу часов подряд принимает исповеди. В греческой Церкви исповедь и причастие не так тесно связаны, как у нас, люди могут решать по своей совести, когда они причащаются и как к этому готовятся, но в то же время они регулярно исповедуются у своего духовника.

Когда в ходе службы настает время петь «Отче наш», перед Царскими вратами собираются все дети и поют вместе. Вокруг микрофоны — там очень много ими пользуются, чтобы богослужение было слышно и на улице. В монастырях, например, служба слышна повсюду. Так вот, когда дети собрались вокруг микрофона, то пели очень усердно, это было трогательно. В греческих православных семьях много детей — семь, восемь, десять... И в храме, естественно, всегда очень много детей. Они ведут себя свободно, и никто их не ругает, не одергивает. Из-за жары многие мамы с детьми сидят во дворе, на специальной детской площадке, но они слышат службу через динамики, и когда народ в церкви отвечает священнику: «Аминь», то и дети во дворе тоже кричат «Аминь!»

На следующий день мы знакомились с достопримечательностями Афин, поднимались на Акрополь, любовались древней архитектурой. Были в Ареопаге, на том месте, где проповедовал грекам апостол Павел. В этом святом месте мы познакомились с двумя русскими священниками, один из которых оказался известной личностью — это был отец Артемий Владимиров. Узнав, что я из Эстонии, он сказал, что часто бывает в нашем Пюхтицком монастыре.

12 октября мы поднимались на гору Сагмата, где стоит монастырь Преображения Христова. В этом монастыре есть храм, посвященный нашему святому, архиепископу Луке Войно-Ясенецкому. И большой радостью было видеть, как греки, далекие от нас географически, любят святого, у нас прославленного. В этом храме есть часть мощей святителя Луки. А служат там архимандрит Нектарий Антонополос и еще два монаха. Один из них, Ефрем, показывал нам весь монастырь. Открыв шкаф в храме, он сказал: «Вот наше богатство». И мы увидели много мощей из разных стран мира. Была там и большая шкатулка с мощами оптинских старцев, к которым мы благоговейно приложились. Но особенно радостным было благодатное присутствие архиепископа Луки, про которого я читал в самом начале своего христианского пути — наш владыка Корнилий, бывший тогда священником в Нымме, давал мне его житие, выпущенное еще в самиздате. Я рассказал об этом отцу Нектарию, но не мог найти английского слова для понятия самиздат — и он, не знающий русского языка, но побывавший несколько раз в России, сам произнес это слово по-русски. Он знал, что это такое — самиздат. Кстати, сам отец Нектарий издал немало книжек о русских святых — о святителе Луке и преподобном Серафиме Вырицком, о новомучениках и исповедниках российских, о преподобном старце Досифее Киевском и другие. Вообще, в Греции почитание русских святых распространено достаточно широко — например, во многих храмах мы видели икону Серафима Саровского.

У нас было теплое, сердечное общение с архимандритом Нектарием, мы говорили о святителе Луке, и он сказал, что и по сей день этот святитель, бывший еще и прекрасным хирургом, совершает много чудес и поэтому хорошо известен в Греции. Люди с неизлечимыми болезнями обращаются к нему за помощью, и он иногда является к ним ночью и совершает операцию как бы в видении. И человек просыпается утром совершенно исцеленный, а на простыне — следы крови от совершенной операции. Около его мощей мы видели много даров, принесенных в благодарность теми, кто получил реальную помощь от святого.

Комната митрополита Нектария в монастыре.

В конце нашей беседы архимандрит Нектарий вынес нам икону святителя Луки с частицей его митры, но потом зашел еще в храм и вложил в эту икону частицу от мощей этого святого, за что мы особенно благодарим и Бога, и самого святителя, и отца архимандрита.

Храм новый, ему всего год, а сам монастырь основан в начале XII века. Раньше на этом месте было капище языческого бога Зевса, и до сих пор сохранилась колонна от того языческого храма. В отдельной комнате устроен небольшой музей, посвященный жизни свт. Луки — разные фотографии с текстами, по которым можно подробно узнать о его жизни.

Благословясь, мы отправились далее, в монастырь блаженного Луки, местного святого, жившего в Х веке. Храм этой обители широко известен своими древними золотистыми мозаиками, покрывающими верхнюю часть стен, арки и своды. Они изображают многих святых и события из Евангелия.

В дороге мы не уставали удивляться южной природе, которая, как нам, северянам, иногда казалось, слишком щедро разбрасывает здесь свои дары. Было странно видеть мандарины, которые не лежат на прилавке, а висят на растущих вдоль дороги деревьях. Мой сын потряс одно такое дерево, и на землю упал спелый плод, мы его попробовали. Известные нам цикламены и крокусы также растут прямо в природе.

Далее мы плавали на остров Эгина. Там расположена большая святыня, храм в честь митрополита Нектария, очень почитаемого в Греции святого. Он жил в прошлом веке, был известен своей образованностью и проповедническим даром. Но по зависти к нему сослужителей он почти всегда был гоним и окончил свою жизнь в полной нищете. Когда его привезли в приемный покой для самых нищих, сестра, которая записывала его данные в журнал, не могла поверить, что это митрополит. Она сказала, что впервые в жизни видит бедного митрополита. Действительно, греческие епископы и священники живут неплохо, так как находятся на государственном обеспечении. Когда святитель Нектарий умер, вся больница исполнилась благоухания, которое не исчезало в течение недели — и людям верующим это была огромная радость и утешение, а маловерующие возмущались и даже открывали окна.

Когда приехали монахини, чтобы переодеть святителя, то они положили его свитер на соседнюю кровать, на которой лежал человек, уже много лет расслабленный и обреченный смерти. И сразу после этого он встал, совершенно здоровый. Это было первое чудо, за ним последовало множество чудес от мощей святого, которые долгое время оставались нетленными, а потом истлели и находятся в этом монастыре. Мы приложились к мощам и ко гробу, в котором раньше лежало его нетленное тело. Интересно, что когда люди прикладываются к этому пустому гробу, то они слышат внутри его постукивание, и мы сами слышали своими ушами. Явление принимается как благодатное. Одни говорят, что это стучит сердце святого, другие предпочитают не рассуждать об этом. Храм новый и поражает своим великолепием, гармонией пропорций. Он еще не закончен, идут работы.

Это было последнее место, которое мы посетили.

Теперь, когда прошло уже некоторое время после поездки, можно сказать о том общем впечатлении от греческой жизни, которое у нас осталось. Это, прежде всего, открытость, происходящая, возможно, оттого, что в горной местности мир открыт далеко во все стороны и лежит как на ладони. Эта открытость чувствуется как в людях Греции, так и в их домах с большими проемами окон. Повсюду террасы, балконы — и вся жизнь проходит на этих балконах, в двориках, на плоских крышах. Если смотреть на Афины с Акрополя, то видишь эту жизнь непосредственно — вот бегает по крыше собачка, а хозяин выходит ее покормить. Вот стоят на террасе столики, за которыми сидят люди и пьют кофе... Часть помещений как бы выносится прямо под открытое небо — теплый климат способствует этому.

Совершенно незнакомые люди проявляют удивительную готовность к общению. Если просишь указать дорогу, то объясняют очень подробно и с удовольствием. Видно, что им просто нравятся такие личные контакты — кстати, говорят, что именно поэтому в Греции не очень хорошо развивается интернет. Конечно, есть там и рестораны, и бары с шумной музыкой, и прочие признаки знакомой нам современности, но они не доминируют, не давят. В метро, в магазинах из динамиков звучит, как правило, классика, почти не слышно навязчивого рока.

Покидая эту пропитанную православием страну, мы с большой благодарностью вспоминали всех тех, кто принимал нас и делил с нами трапезу, кто давал нам крышу над головой и свой автомобиль, без которого нам не удалось бы в столь короткое время посетить так много святых мест Греции.

Протоиерей Иувеналий Каарма.

 

> В начало страницы <

 


 
>