ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 11 (92)
ноябрь 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Культуросообразное преподавание религиоведческих дисциплин как актуальная проблема

На всем постсоветском пространстве сейчас идет дискуссия о преподавании религиоведческих дисциплин — о целесообразности их преподавания вообще, о месте в учебном плане, о принципах преподавания и т.д.

В Эстонии с самого начала 90-х гг., когда в правительственных кругах только еще начал подниматься вопрос о введении религиоведения в школьную программу, Православная Церковь выступала за конфессиональное преподавание этого предмета. Нас вежливо выслушивали, но на политике в области образования это никак не отражалось.

Проблема разных ментальностей внутри христианского мира слишком существенна, чтобы от нее отмахнуться, поэтому мы со своей стороны всегда настаивали на целесообразности конфессионального преподавания религиоведения. Но поскольку Совет Церквей Эстонии в период нашего вынужденного неучастия в его работе (как не имевших одно время государственной регистрации) уже принял общую платформу преподавания религиоведения, в которой утвержден принцип неконфессионального и экуменического преподавания, а со стороны СЦЭ и энтузиастов религиозного просвещения в этом направлении за 15 лет проделана огромная работа как на уровне налаживания отношений с государственными инстанциями, так и по части разработки программы, то мы приняли это как данность в надежде на возможность в дальнейшем приспособить преподавание этого предмета к специфике русской школы.

В поиске компромиссного решения возник вопрос: а так ли уж непримиримы позиции неконфессионального и конфессионального преподавания? На наш взгляд, острота противоречий несколько искусственна и все недоразумение — в несогласованности понятий или в их ложном понимании.

Оба принципиальных положения платформы — неконфессиональность и экуменичность преподавания — своего рода «генетически модифицированные продукты христианства», если изъять традиционную составляющую, потому что невозможно представить себе абсолютного дистиллированно-неконфессионального и синтетично-экуменичного преподавания религиоведения. Изложение материала неизбежно будет конфессионально окрашено, потому что христианство — конфессионально: христианства вне Церкви нет, и если оставить в стороне дискуссию о границах Церкви, можем сказать, что не существует эклектичного христианства, есть христианство разных конфессий, которые ведут экуменический диалог, но нет христианства экуменического.

Под адекватным экуменичным преподаванием следует понимать принципиальный подход к составлению программы религиоведения, методических разработок, подготовке кадров и собственно процессу преподавания, который отражал бы позиции всех четырех блоков всемирного (экуменического) христианства: православия, католицизма, протестантизма и нехалкидонских церквей.

Что мы понимаем под неконфессиональным преподаванием? Поскольку для понимания любого слова с отрицательной частицей «не» надо определиться с пониманием корневого слова, то и для понимания смысла неконфессионального преподавания надо сначала понять, что такое преподавание конфессиональное, а для этого уместно будет привести отрывок из статьи директора Российского института государственно-конфессиональных отношений и права, доктора юридических наук И.В.Понкина «О терминологии в правовом регулировании преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях»1. Статья рассматривает, в частности, вопрос отличия обучения религии от ее изучения. Под обучением религии автор понимает несветскую (конфессиональную) форму религиозного образования, «осуществление под управлением или контролем определенной религиозной организации узкопрофессиональной подготовки служителей культа, а также катехизации и воцерковления либо аналогичных процессов в нехристианских религиозных объединениях, направленных на привлечение обучаемого в религиозное объединение»2.

Иное дело — неконфессиональное изучение религии. Один из вариантов этого подхода, религиозно-культурологическое образование, является светским по целям и форме реализации, а по содержанию тем — религиозным. Оно не предполагает религиозной практики и не ориентировано на привлечение ученика в религиозное объединение. Это «целенаправленный процесс обучения и воспитания, осуществляемый на основе определенного религиозного мировоззрения (курсив мой. — Свящ. И.П.) в интересах личности и общества, сопровождающийся приобретением обучаемым знаний о религиозном вероучении, культуре и традиционном укладе жизни в религии (и представляющем ее религиозном объединении), которую учащийся выбрал для изучения»3.

Таким образом, понятие конфессионального преподавания определяется строгой направленностью на обучение религии, будь то предварительная катехизация, воцерковление или подготовка кадров священно- и церковнослужителей. В процессе конфессионального обучения оценивается не только знание материала, но и соответствие ему взглядов учащегося.

В отсутствие этого признака наличие одного только определенного религиозного мировоззрения как основы преподавания еще не позволяет считать преподавание конфессиональным, поскольку требования к обучению не распространяются далее приобретения знаний.

И вот мы стоим перед проблемой: как нам квалифицировать конфессиональность преподавания? Или ни о какой конфессиональности вообще не может быть речи, если это не внутрицерковное обучение религии? Пожалуй, это будет слишком неоправданное сужение понятия. Все же, говоря о конфессиональном преподавании, следует отличать:

1) конфессиональность как курирование конфессией преподавания религиоведческих дисциплин, 2) конфессиональность как преподавание, основывающееся на конкретной религиозной традиции, 3) конфессиональность как обучение религии (т.е. сочетание первого и второго вариантов и ориентацию на воцерковление учащихся).

Мы предлагаем понимать под конфессиональным преподаванием религиоведения только последний аспект. Даже курирование конфессией преподавания религиоведения в светской школе еще не позволяет считать преподавание конфессиональным в строгом смысле, если конфессия не направляет педагогов в конкретные школы, но только утверждает или выдает соответствующий сертификат и систематически контролирует их деятельность. Если школа только лишена права принимать на работу преподавателя религиоведения без письменной рекомендации какой-либо конфессии, но последняя не заключает со школой договора о сотрудничестве, предусматривающем допустимость совершения в процессе обучения религиозных действий (общих молитв, например, участия в богослужениях и т.д.), то говорить о конфессиональном преподавании вряд ли уместно.

Таким образом, если мы приходим к консенсусу, что неконфессиональное преподавание не исключает наличия традиционно-конфессиональной культурологической основы, инцидент можно считать исчерпанным.

(Окончание в следующем номере.)

Священник Игорь Прекуп.

1 См.: Понкин И.В. О терминологии в правовом регулировании преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях // Религия и школа в современной России: документы, материалы, выступления. Составление и редакция: д-р социологических наук М.Н.Белогубова, кандидат педагогических наук И.В.Метлик, канд. философских наук А.В.Ситников. — М.: Планета 2000, 2003. С. 125-133.
2 Там же, с. 129.
3 Там же, с 131.

 

> В начало страницы <

 


 
>