ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№12 (81)
декабрь 2004


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



«Жертва вечерняя»

С самых древних времен человек чувствует необходимость воззвать к Вечному среди изменчивого бытия. Еще на заре человеческого существования, до Потопа и после него, среди верных и язычников во всей Вселенной эта тяга облекалась в формы молитвенного поклонения в определенное время. Внимательное отношение к окружающему бытию, к своей собственной жизни, поражающее величие дивных дел Божиих, являемых при свете утренней зари, и тихая красота заката помогали человеку, отрешившись от забот дневных, прикоснуться к Абсолютному, чья премудрость и благость познаваемы через творение. Недаром Господь, давший в Ветхозаветном Откровении руководство к совершению древнего богослужения, отметил особенно утреннюю и вечернюю жертвы. Недаром множество псалмов св. царя и пророка Давида являются утренними и вечерними поэтическими молитвами. Эта традиция была воспринята и в Завете Новом — с самых первых дней существования Христовой Церкви стало традицией приносить Господу молитвы и моления в утреннее и вечернее время, освящая тем самым обращение круга времен, напоминая себе о любви Божией, открывая пред Ним свои нужды, прося помощи и принося покаяние в содеянных «злых». В чем же заключается суть этих молитвословий, например, молитв вечерних?

«Вечерняя наша молитвы приими, святый Господи, и подаждь нам оставление грехов, яко всесилен» (стихира на «Господи воззвах», 1 гл.) — такими словами за вечерней взывает род христианский ко Всевышнему и такими словами можно выразить суть нашего вечернего правила. Благодаря Творцу мы прожили еще один день: как провели мы его? Стремились ли к богоугождению? Были ли милосердны? Ревновали ли о чистоте души? Не забывали ли о Боге и Его всеблагом законе? Нелицемерный ответ на эти вопросы самому себе рождает трогательную молитву-тропарь: «Помилуй нас, Господи, помилуй нас!» — не находя себе никакого оправдания мы, грешные, приносим покаяние перед Небесным Владыкой, призывая в помощь Пресвятую Богородицу. В том же духе сокрушения мы читаем и другие молитвы: «... прости мне грехи, которые я совершил в минувший день словом, делом и помышлением. Дай мне, Господи, эту ночь спать спокойно, чтобы, встав со своего низменного ложа, я во все дни жизни моей делал угодное Тебе... и избавь меня от оскверняющих суетных мыслей и дурных желаний». При этом мы сознаем, кто именно является инициатором этой суетной скверны в нашем сердце — сознаем, что источник и отец всякой греховной скверны это диавол и аггелы его. Сознаем — потому просим: «Иисусе Христе! Не покидай меня, раба твоего, но всегда во мне пребывай! ...не предай меня крамольному змию, не оставь на волю сатаны, ибо во мне есть семя погибели!» — тот самый «иной закон», который, согласно божественному Павлу-апостолу, «противовоюет закону ума» (Рим. 7, 23). Взываем и к Духу Святому, который наставляет нас на всякую истину. В чем заключается эта истина и что требует от нас Божий Закон, нам напоминает молитва св. Иоанна Златоуста, состоящая из двадцати четырех воззваний (по числу часов дня и ночи). Их многообразие напоминает нам о цели нашей жизни — достижении небесных вечных благ в богообщении, о препятствии вечной жизни — грехе, и о способе его преодоления — покаянии: «Господи, не лиши меня Твоих небесных благ! Господи, избави меня вечных мук! Господи, в покаянии приими мя! ...Господи, напиши меня к Твоей Книге Жизни! ...Да будет воля Твоя на мне грешном!» Так мы, прося даже лучшего — спасения души, — не требуем от Бога ничего, но полагаемся на Его святую волю, которой наша жизнь благоустраивается ко спасению паче, нежели нашим разумом и хотением. Далее, сознавая нашу глубокую немощь, мы призываем в молитвенники и предстатели о нас Пресвятую Богородицу («Благая Мать Благого Царя — пролей на мою порабощенную страстями душу милость твоего Сына!») и Ангела-хранителя — покровителя души и тела.

Вооруженные их молитвенным ходатайством, мы вновь и вновь прибегаем к Господу с молением — «да не станет нам гробом наша постель, да не приидет на нас внезапно час смертный, но да увидим свет нового дня и послужим Господу с новыми силами».

По традиции и зову сердца, мы молимся и за других людей, особенно о «ненавидящих и обидящих нас» — да простит им Господь, а нас сподобит сна в чистоте безгневия. Просим также и о всех нуждающихся в Божьем милосердии: «Братьям и родным нашим исполни их прошения в том, что ведет к спасению, посети немощных, находящихся в море, управь и путешествующим сопутствуй. ...Помяни и тех, кто заповедал нам молиться о них ...помяни и тружеников Святой Твоей Церкви». После этого вновь обращаемся к Господу с прошением помиловать нас грешных — исповедуем перед Ним свои грехи, — и, осенив себя и свою постель знамением честного и животворящего Креста, ложимся спать, памятуя о Страшном суде и помышляя о том, что сон наш есть образ смерти, неизбежно ожидающей каждого человека.

С таким душевным расположением мы совершаем свое вечернее правило. У кого-то оно больше, у кого-то меньше, по силам и по благословению духовного отца, но суть этой «вечерней жертвы» у всех нас одинакова — вспоминая своя «тяжкая и лютая», мы просим у Бога прощения и помощи, милости нам и окружающим нас. Просим также встречи нового дня, чего мы по нашим грехам совершенно не заслуживаем, но по милосердию Творца чаем получить!

Священник Алексий Колосов.


 
>