ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№12 (81)
декабрь 2004


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Блаженны кроткие

«Блаженны кроткие;
ибо они наследуют землю» (Мф. 5; 5)

«Почему кроткие ублажаются тотчас после плачущих? — спрашивает отец Иоанн Кронштадтский. — Потому что кротость есть плод и следствие сокрушения и плача о грехах и немощах наших; скорбь о грехах делает человека кротким и незлобивым, наподобие агнца; а где кротость и незлобие, там всегдашнее спокойствие и блаженство, ибо что дороже и блаженнее душевного спокойствия?»

Относительно того, что понимать под наследуемой землею, в толкованиях свт. Григория Нисского и свт. Иоанна Златоуста мы обнаруживаем взаимодополняющее разномыслие. «...Если слово должно было следовать естеству вещей, — говорит свт. Григорий Нисский, — то последовательнее было бы прежде неба упомянуть о земле, так как с нее будет и наше восхождение на небо. Но если окрылимся несколько словом и станем на самом хребте небесного свода, то найдем там небесную землю, уготованную в наследие жившим добродетельно; так что не окажется погрешности в порядке последования блаженств, по которому в Божиих обетованиях предложены нам сперва небо и потом земля». Но свт. Иоанн Златоуст рассматривает вопрос строго в духе антиохийской богословской школы: «Скажи мне, какую наследят землю? Некоторые говорят, что наследят землю духовную. Но это несправедливо. В Писании нигде не упоминается о земле духовной. <...> Христос разумеет здесь чувственную награду... <...> Так как кроткий человек может подумать, что он теряет все свое имущество, то Христос обещает противное, говоря, что он-то безопасно и владеет своим имуществом: он ни дерзок, ни тщеславен; кто же напротив будет таковым, тот может лишиться и наследственного имения, и даже погубит самую душу».

«...Научитесь от Меня, — говорит Господь, — ибо Я кроток и смирен сердцем; и найдете покой душам вашим» (Мф. 11; 29). Авва Евагрий говорит, что «ни одна из добродетелей не является столь страшной для бесов, как кротость», ибо она противостоит яростному началу души. А.Сидоров упоминает замечание Г.Бунге, что для аввы Евагрия кротость — «аристократическая добродетель».

Кроткий — по-гречески праuс. Это слово еще переводится как ласковый, милостивый, тихий, спокойный, ручной (в отношении животных). Свт. Григорий не считает, что кротость (если под этим понимать медленность, тихость) во всех случаях является добродетелью. Стремительность в борьбе с грехом, усердие, сравниваемое апостолом Павлом с соревнованием бегунов (1 Кор. 9; 24), лишь обременяется подобным образом истолковываемой кротостью. Поэтому свт. Григорий делает вывод, что речь идет о противодействии порочной стремительности естества: «...Как и тяжелые тела, хотя совершенно недвижимы вверх, но, если толкнуть их по покатости с какой-нибудь высокой вершины, с такой стремительностью несутся вниз, увеличивая стремление собственной тяжестью, что скорость превосходит меру. Итак, поелику быстрота в стремлении к пороку вредна, то, без сомнения, достойно будет ублажения представляемое по противоположности. А это есть тихость — навык быть медлительным и неподвижным в таковых порывах естества. <...> ...Так как в естестве нашем избыточествует поспешность к худому, то прекрасно ублажается тихость в делах худых. Ибо недеятельность в этом служит свидетельством движения к горнему.

<...> Итак, поелику жизнь человеческая вещественна, а страсти из-за веществ, всякая же страсть имеет быстрый и неудержимый порыв к исполнению желания (потому что вещество тяжело и стремится вниз), то Господь не тех посему ублажает, которые живут вне действия на них страстей (в жизни вещественной невозможно всецело преуспеть в житии невещественном и бесстрастном), но возможным пределом добродетели в жизни человеческой называет кротость и говорит, что быть кротким достаточно для блаженства. <...> Посему блаженны не предающиеся вдруг страстным движениям души, но сдерживаемые разумом — те, у кого помысел, подобно какой-то узде, останавливает порывы, не дозволяет душе вдаваться в бесчиние».

Эта добродетель требует великого мужества — малодушный боится быть кротким из страха, что его сочтут слабым и начнут обманывать, оскорблять, всячески оттеснять на обочину жизни, сильный духом боится, как бы не прослыть трусом — самое страшное для героической личности. Бывает и обратное, когда малодушный, трусливый человек свою порочность выдает за добродетель. И чтобы отличить одно от другого, необходимо усердное, старательное внимание: «Когда мы, видя других оскорбленными, не защищаем их, а молчим, это — малодушие, — учит свт. Иоанн Златоуст, — когда же, сами получая оскорбления, терпим, это — кротость. Что такое дерзновение? Опять то же самое, т.е. когда мы ратоборствуем за других. А что дерзость? Когда мы стараемся мстить за самих себя. <...> Кротость есть признак великой силы; чтобы быть кротким, для этого нужно иметь благородную, мужественную и весьма высокую душу». «Раб Христов более познается по кротости своего нрава, нежели по имени, которое дали ему родители. <...> Кроткий есть отец сирот, защитник вдовиц, покровитель бедности, помощник притесняемых, всегда защищающий справедливое».

Самое емкое определение кротости мы встречаем у прп. Иоанна Лествичника: «Кротость есть недвижимое устроение души, в бесчестии и в чести пребывающее одинаковым». Кроткий человек как бы сосредоточен на хранении душевного равновесия, не уклоняясь ни под влиянием оскорблений, уязвляющих самолюбие, ни под влиянием похвал, надмевающих его гордость. Он бережет сердце от непроизвольных движений как в ту, так и в другую сторону, опасаясь как бы не отогнать благодать Духа Святого принятием чуждых, страстных помыслов.

Прп. Ефрем Сирин пишет, что «кроткий украшен всяким добрым делом. Кроткий, если и обижен, радуется; если и скорбен, благодарит; гневных укрощает любовью; принимая на себя удары, остается тверд; во время ссоры спокоен, в подчинении веселится, не уязвляется гордынею, в унижениях радуется, заслугами не превозносится, не кичится, со всеми живет в тишине; всякому начальству покорен, на всякое дело готов, во всем заслуживает одобрение, все его хвалят. Он прочь от лукавства, далек от лицемерия. Он не служит пронырству, не покоряется зависти, отвращается злоречия, не терпит наушничества...».

Священник Игорь Прекуп.

> В начало страницы <

 


 
>