ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 12 (93)
декабрь 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Холодное сердце

В ДК «Зодчие» на западе Москвы прошел благотворительный рождественский спектакль по сказке Вильгельма Гауфа «Холодное сердце». На спектакль, организованный Православным культурным центром при Новоспасском монастыре, пришли не только московские школьники, но и воспитанники детских домов.

Зеленая лесная поляна. Из-за деревьев выбегают юноша и девушка и, взявшись за руки, со смехом начинают кружиться на поляне. «Лизабет! — восклицает юноша. — Как бы мы были счастливы, если бы у нас было много денег! Я бы купил тебе самое красивое платье!»

Они спорят. Девушка убеждает юношу, что вовсе не деньги приносят людям счастье, но он настолько захвачен мыслями о богатстве, что совершенно ее не слышит. Похоже, ради своей мечты он готов пойти на все.

Так на сцене разворачивается действие спектакля «Холодное сердце». И хотя многих детей, присутствующих в зале, вряд ли можно отнести даже к среднему школьному возрасту, эта сказка-притча, как кажется, обращена к нам, взрослым.

«Да, постановка наша довольно серьезна, — говорит режиссер спектакля Сергей Харлов. — Честно говоря, мы ориентировались на детей несколько более старшего возраста, чем те, которые пришли сегодня. Аудитория нашей сказки о холодном сердце — это подростки, то есть люди самого трудного возраста, когда предстоит делать первый в жизни выбор. И если наша пьеса ляжет им на сердце, дай Бог, они сделают его правильно».

Главному герою, угольщику Петеру Мунку, действительно предстоит нелегкий выбор. Коварный искуситель Михель-Голландец обещает юноше сказочные богатства, а взамен просит всего лишь... живое и отзывчивое сердце Петера. А иначе — сидеть бедному парню возле угольной ямы до конца дней своих. И юноша соглашается продать свое горячее сердце за пригоршню золотых монет.

Разбогатев, Петер женится на Лизабет и каждый день слышит, как стучит клюкой у ворот старуха-мать, прося у сына подаяния. Богатство мужа не приносит счастья и молодой женщине, ведь Петер уже не тот беззаботный весельчак, которого она знала раньше. Однажды Петер жестоко наказывает Лизабет за то, что она вынесла кружку вина остановившемуся у порога нищему, и тут его посещает раскаяние. Он решает вернуть себе горячее сердце. И, к радости юных зрителей, в конце концов возвращает его.

Театр, работающий сегодня в православной культуре (а это одно из направлений деятельности Православного культурного центра), — явление довольно необычное. Не секрет, что по силе воздействия на зрителя театральное искусство практически не имеет себе равных. И как любое сильное средство, оно приносит вред или пользу в зависимости от того, в чьих руках находится. Режиссер Сергей Харлов считает, что степень ответственности актера перед зрителем велика настолько, как если бы он, выходя на сцену, каждый раз играл перед царем. «Мы должны добиваться не животного смеха у людей, — говорит он, — а ощущения внутренней радости. Нужно, чтобы зритель радовался за тех или иных героев, их поступки, за их внутреннюю победу над соблазном и грехом. Театр, который ставит перед собой такую задачу, обязательно должен быть на службе у Православной Церкви».

Самые большие трудности у православного театра сегодня возникают с подбором творческого коллектива. Так как в русской драматургии евангельских тем, по большому счету, не присутствует, репертуар приходится создавать на основе европейской христианской литературы. Актеры — и это обязательное условие — тоже должны быть людьми воцерковленными.

«Валентин Клементьев, например, — рассказывает Сергей Харлов, — играющий Михеля-Голландца, который покупает чужие сердца, учится сейчас на Знаменских богословских курсах при Заиконоспасском монастыре. Можете себе представить, как трудно ему было сыграть именно этого персонажа. Главный секрет в том, чтобы играть с ощущением: зло не останется в этом мире безнаказанным, над всеми есть Господь. Знаете, актеры Малого театра времен Щепкина были очень набожными людьми. Они знали, насколько опасно их искусство и как легко впасть в смакование страстей. Чтобы этого не случилось, душа актера должна быть кристально чистой».

После спектакля «Холодное сердце» начинаешь верить, что профессия актера — в чем-то даже более христианская, чем любая другая. Не так просто понять, принять, не осудить каждого нового героя и тем более трудно плакать вместе с ним. Ведь, если вдуматься, актер, выходящий на сцену, каждый раз совершает подвиг ради того, чтобы людям, сидящим в зале, открылась истина человеческих поступков.

«Главное, — говорит Сергей Харлов, — это играть глубоко и всерьез. Тогда на спектакль придут не только православные, но и все истосковавшиеся по глубине и серьезности современные зрители».

Валентина Рыбкина
(«Купина» №1, 2005 г.)

 

> В начало страницы <

>