ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№9 (162)
сентябрь 2011

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 


НАРОДНАЯ МУДРОСТЬ
Порок и добродетель

Свет веры Христовой, озарив тёмные-туманные дебри народной Руси, внёс в её жизнь новые понятия о пороке и добродетели. Христианское мировоззрение нашло много родственного в русском народе и быстро приросло к его стихийной душе, мало-помалу заслоняя от взора просветлённых очей обожествлявшего видимую природу язычника. Долгие века христианской жизни сделали своё дело: оно совершенно утратило всю тлетворность непосредственного влияния на жаждущую света любвеобильную крещёную Русь православную, труждающуюся с Божией помощью на освященных вековым трудом пращуров родимых полях.


Святая Русь. Художник Михаил Васильевич Нестеров, 1901 - 1906

Добро, по народному определению, является Божьим делом, зло — служением дьяволу, врагу рода человеческого. Добродетель — лестница на небеса; порок — лестница в «преисподняя земли». «Добро делай — никого не бойся, — гласит устами старых людей простонародная мудрость. — Зло творить станешь — на каждом шагу по всем сторонам оглядывайся!», «Доброму человеку — весь мир свой дом, злому-порочному и своя хата — чужая», «Добродетель — перед Богом на страшном суде — твой свидетель, порок — лихой ворог», «Грехом заживёшь — и деньги наживёшь, да никуда, кроме ада, не придёшь; добрыми делами жить - и с сумою ходить, да в раю быть», «Добром жизнь украшается — что степь цветами; от греховной жизни цвет души вянет» и так далее. «От добра худа не бывает», «От худа — и добра убывает», - говорят в народе, но тут же себя оговорить готовы на иной лад сложившеюся пословицей, смахивающею на прибауток: «Нет худа без добра, как и нет добра без худа». Эта пословица — измышление податливой совести, если относить её «худо» ко греху-пороку, а не к беде-напасти. В одинаковой степени изречение «За добро злом не платят» является словом простодушной недальновидности, смотрящей на жизнь глазами младенца малого, которому всё представляется в более светлом виде, чем это есть на самом деле.

С добродетелью не всегда по соседству удача живёт, но в ней — по мнению русского народа-сказителя — ближайший путь к покою душевному; а покой — родной брат счастью. «Час в добродетели проведёшь, всё горе забудешь!» - говорит благочестивая старина, говоря — приговаривает: «Добро добро ведёт», «Кто добро творит, тому Бог отплатит», «За добродетель Бог плательщик — не берегись отпускать в долг», «Сей добро, посыпай добром, жни добро, оделяй добром!»… В русском пахаре всегда сидит хозяйственная сметка, хотя бы он и был из краснословов краснословом. Добродетель, в его представлении, куда выгоднее порока, хотя — на недальнозоркий взгляд — последнему и сопутствует красное житьё-бытьё богатое. Так, из уст краснослова-пахаря, векующего свой век обок с трудовой бедностью, вылетели на светлорусский простор живучие слова, окрылённые истинно христианской мыслью: «Кинь добро назад, очутится впереди!», «Лихо помнится, а добро — вовек не забудется», «За добро на небесах добром платят сторицею», «Добрый человек проживёт долгий век», «Где добра нет - там не ищи правды, где нет правды — ложь всю душу вытянет», «Во зле проживать — себе добра не желать», «При солнце и зимой светло, при добродетели и в холоду тепло», «У добра ноги сами на прямой путь ведут; грех окольными путями пробирается, о каждую кочку спотыкается».

Что ни век, что ни год — всё большую силу забирает над миром грех; всё крепче опутывает слабеющую волею жизнь порок своими тенетами-сетями, всё труднее перейти поле жизни, не сбившись на торную тропу, быстро ведущую к нравственной погибели. Это — общий голос старых людей, добром поминающих минувшие времена. Но они же сами не прочь повторять и просветляющие сумрак их взгляда на современность изречения — вроде таких, как например: «Свет без добрых людей не стоит», «Добродетелью каждый день живёт!», «Как ни худы времена, а всё не вымерли люди праведные» и так далее. Добрая молва-слава, по стародавнему народному слову, дороже богатства: «В богатстве сыто брюхо, голодна — душа», «Доброе дело питает и душу, и тело», «Добродетель и в воде не утонет, и в огне не сгорит, и под землей не сгноится», «Худая слава небо коптит, доброе словцо — солнечный луч», «Злом всю жизнь пройдёшь, да назад не воротишься». Таковыми словами продолжает развивать словоохотливый народ-сказитель своё яркое определение добра и зла, порока и добродетели.

Против потворствующих греху-пороку наречений в один голос восстают такие слова более сильных духом сказителей, как: «С людьми мирись, а с грехами бранись!», «Чей грех — того и беда», «Грех — душе пагуба», «От греха беги к спасению!», «Грехи вопиют к небу», «Грех человека в ад тянет», «Грехи любезны, да доводят до бездны», «От греха ко греху пойдёшь, ничего, кроме погибели, не найдёшь», «Не бойся кнута, бойся греха». Раскаяние всегда было сродни душе русского человека. Потому-то и самые закоренелые злодеи зачастую облегчали покаянием бремя отягченной преступлениями души. В нём видит народная Русь единственный путь к исходу из заколдованного круга нравственной смерти, которая для истинно русского человека не в пример страшнее телесной. «Правда светлее солнца», говорят добрые люди православные. Ложь, по народному представлению, темнее ночи, правда — мать добродетели, ложь — прародительница пороков, дьявол — отец лжи, сеющий по людям грехи, низводящие человечество с горних высот надежды в мрачную бездну отчаяния. На этих крепких-незыблемых устоях держится народная нравственность, несмотря на то, что вокруг неё бушует бурливое море соблазнов, что ни год становящихся ярче-цветистее да назойливей-неотвязнее. «Проехал было мимо, да завернул по дыму», «На алый цветок летит и мотылёк», «Мёд — сладко, мухе падко», «Адамовы детки на грех падки», - обмолвился русский народ о привлекающем глаз соблазне-искушении, но в то же самое время изрекает свой приговор над поддающимися обаянию последнего: «Порок — лихая болесть», «Порочный человек — калека», «Испорочил душу — сгнил заживо».

Но не с лёгким сердцем готов осудить опутанного тенетами пороков грешника человек, ведущий более близкую к добродетели жизнь. Скажет он сгоряча иногда и такое жёстокое слово, как: «Худая трава - из поля вон!» или «Туда ему и дорога!», «Повадился кувшин по воду ходить, там ему и голову сломить», «Одна паршивая овца всё стадо портит» и тому подобное. Но пройдёт первый пыл, одумается обмолвившийся таким словом и совсем на иной лад заговорит: слишком сросся-сроднился с его широкой-глубокою душой евангельский великий завет: «Не судите, да не судимы будете». По его прямодушному слову: «Осудить легко, да понапрасну обидеть легче», «Зря осудишь — душу погубишь». Народная Русь всегда широко открывает свои двери покаянию: сердцем слышит простая душа — искренне ли, лживо ли оно, и только в самых редких случаях ошибается в этом определении его прозорливый взгляд. Как отец древней притчи, готов русский люд «заколоть тельца» для вернувшегося на путь правый блудного сына, являющегося плотью от плоти, костью от кости его.

Апполон Коринфский.
Народная Русь


От редакции:
Не эта ли народная мудрость имевшая (умевшая) различать порок от добродетели дала тысячи мучеников за веру пострадавших при господстве богоборческой власти в России...

 


> В начало страницы <