ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№3 (84)
март 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



«Блаженны алчущие и жаждущие правды,
ибо они насытятся» (Мф. 5; 6)

(Продолжение. Начало в предыдущем номере)

Волю Божию и ее свойство — Правду — нельзя рассматривать вне контекста любви Божией. «Правда Божия, — пишет С.М.Зарин, — в сущности — та же любовь, только проявляющая себя в отношении к каждому из разумно-свободных существ не одинаковым, а различным образом, применительно к индивидуальным особенностям тех личностей, на которых простирается ее воздействие. Следовательно, «спасающая правда» — это именно благость, бесконечная любовь Божия, но рассматриваемая не сама в себе и по себе, а собственно в конкретных, индивидуальных условиях ее действительного проявления, реального обнаружения, в бесконечно разнообразных способах ее премудрого водительства людей ко спасению».

Профессор Зарин категорически настаивает, что Правду Божию нельзя мыслить как деятельность юридического характера, ибо это — правда любви, а потому ее уместно было бы назвать «праведной любовью».

Праведная любовь Божия уважает человеческую свободу воли, не вторгаясь в душу человека, но лишь «стуча в двери» его сердца (Откр. 3; 20). Закон Правды Божией в том, что она сохраняет в неприкосновенности область человеческой свободы и воспринимает все творение в изначальном замысле. Человек же — образ Божий, и Правда Божия в том, чтобы этот образ восстановить, чтобы человек следовал своему призванию — свободному уподоблению Богу. Поэтому входит Господь во внутреннюю область духовной жизни личности только в ответ на свободное обращение человека, принявшего помыслы, всеваемые в его душу Богом. Любовь Божия обращена ко всем, но, не вторгаясь в души тех, кто запирается от нее, проходит как бы поверх: «Званым и призванным надлежит считать того, кто, услышав глас зовущий, пошел вслед его, а не того, кто слышал только его: ибо такой, услышав, может презреть его и идти своею дорогою. <...> Любовь Отчая позвала к Господу, позванный пошел к Господу, через Господа пришел к Зовущему и сочетался с Ним. В таковых любовь Отчая почивает и насыщается ими; в отношении же к непокорным любовь простирается поверх всех их, не входя внутрь, ибо они заперты в себе» (св. Феофан Затворник).

Но Правда Божия не просто проходит поверх, как бы равнодушно отстраняясь от не принимающих зова благодати Божией. Отвергающий Бога отвергает и блага духовные, оказываясь вне богообщения, подпадая праведному суду Божию, который есть не что иное как обличение свободно избранного богопротивного состояния. Но важно иметь в виду, что попущение Божие, выражающееся в страданиях, бедствиях, лишениях, болезнях, претерпеваемых грешником, и даже смерти (которые связаны неразрывно с сущностью греха, удаляющего от Подателя всех благ) — не месть Божия и не столько следствие удаления от Бога, но в первую очередь средство спасения как самих бедствующих, так и тех, кто призван вразумиться их страданиями. Правда Божия — не только судящая правда, сколько правда спасающая.

«Как лекарства истребляют нечистоту худых соков в теле, так и жестокость скорбей очищает сердце от лукавых страстей, — пишет прп. Исаак Сирин. — <...> Как предаваемым в руки судей для наказания за злодеяние, если они, как скоро приближаются к пыткам, смирятся и немедленно сознаются в неправде своей, наказание уменьшается, и вскоре по малых скорбях освобождаются они; если же какие преступники бывают упорны и не сознаются, то подвергают их новым пыткам, и хотя напоследок, после многих истязаний, когда тело их покрыто бывает ранами, и сознаются они невольно, но не получают от того никакой пользы, так и мы, когда за прегрешения наши, неосмотрительно нами сделанные, милосердие (Божие. — Свящ. И.П.) предает нас в руки праведного всех Судии и повелевает распростереть нас под жезл искушений, чтобы облегчить тамошнее наказание наше, если, как скоро приближается к нам жезл Судии, смиримся, вспомним свои неправды и принесем в них исповедание пред Отмстителем по кратковременных искушениях вскоре избавимся; а если ожесточимся в скорбях своих и не исповедуем, что мы повинны им и достойны потерпеть еще и большие сих (скорби), но станем обвинять людей, а иногда бесов, в иное же время и Божию Правду, и утверждать, что мы не заслуживаем таких дел, и это будем помышлять и говорить, а не помыслим, что Бог лучше нас самих знает и ведает нас, что суды Его по всей земле и без Его повеления не наказывается человек, — то все случающееся с нами будет причинять нам непрестанную печаль, скорби наши увеличатся, и одна после другой будут они, подобно веревке, связывать нас, пока не познаем себя, не смиримся и не почувствуем беззаконий своих (ибо, не почувствовав их, невозможно нам дойти до исправления); и напоследок, томимые множеством скорбей, без пользы для себя будем приносить исповедание, когда, обыкновенно, уже не бывает утешения. Но сие — восчувствовать грехи свои — есть Божие дарование, входящее в нашу мысль, когда Бог видит, что утомлены мы многообразными искушениями, чтобы при всех несчастьях и скорбях наших не отойти нам из мира сего, не получив никакой пользы. И то, что не уразумеваем искушений, бывает не по трудности, но от неразумия. Нередко иные, находясь в подобных обстоятельствах, отходят от мира сего виновными и не исповедующимися в своих грехах, но отрицающимися от них и обвиняющими; милосердный же Бог ожидал, не смирятся ли они как-нибудь, чтобы простить их и сотворить им избавление; и не только сотворил бы избавление их от искушений, но простил бы им и прегрешения, умилостившись и малым сердечным исповеданием».

Праведное воздаяние за грех — не назначение свыше «меры пресечения», а вытекающее из сущности греха следствие, выражающее собою лишь одну грань богоустановленного закона духовной жизни — Правды Божией.

Соответственно этому закону каждый в себе самом носит вместе с грехом и возмездие, вместе с добродетелью и награду. Прп. Марк Подвижник учит о необходимости хранить в своем сердце, как рай, слово Божие, не слушая пресмыкающегося внутри змия: «Ибо в каждом (человеке) действует слово Божие по мере (его произволения) и сообразно (с его деланием). Кто сколько владеет, столько и овладевается, кто сколько хранит, столько и храним бывает. <...> ...Оставив свою правду и взыскав Правды Божией, они (святые. — Свящ. И.П.) постепенно обрели и любовь, в оной по естеству внутрь сокровенную.

И Господь, дав многие заповеди о любви, повелел искать Правды Божией, зная, что она матерь любви».

Священник Игорь Прекуп

(Окончание в следующем номере)

> В начало страницы <

>