ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№4 (49)
апрель 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



«Вечная тайна» Тайной Вечери

Вечером (то есть с появлением на небе трех первых вечерних звезд) того дня, который теперь называется Церковью днем Великой Среды, начиналось празднование иудейской Пасхи. Во Иерусалиме это было, как всегда, отмечено стечением евреев со всех концов мира, собравшихся отпраздновать память о ночи рождения своей нации; это был день чрезвычайного и единственного во всякий год оживления и обновления национальных и религиозных чувств всего народа. Этот день, как всегда, был полон напоминаниями не только первого, давно минувшего и совершившегося через Моисея освобождения, но, кроме того, и второго еще ожидаемого освобождения, должного по народному убеждению совершиться через Мессию. Это был день великой радости, когда каждый иудей радовался и гордился своим народом и своим собственным иудейством.

Всюду и всюду в городе среди его жителей и многочисленных паломников до того момента, пока не завершится день Великого Четверга (по нашему теперешнему наименованию), в этот вечер совершались пасхальные праздничные священные трапезы, возглавляемые отцами семейств, или учителями всегда многочисленных кружков ревнителей духовной жизни. Эти вечери совершались в переживании мира, безопасности и покоя. Но только одна из этих священных трапез совершилась в некотором особом уединении и даже получила всемирную славу «Тайной».

Даже самое место этой вечери, избранное ее Совершителем, не было названо Им. Окруженный учениками, среди которых был и только что, очевидно, вернувшийся из Иерусалима и переполненный ненавистью предатель Иуда, Спаситель не назвал адреса дома этой Вечери, но повелел двум Своим ученикам – обладающему самым глубоким чувством любви к Нему Иоанну и самому стремительному в действиях Петру – пойти в город и по стечению определенных «примет» найти этот дом.

Такая таинственность, говорят, нужна была для того, чтобы не дать предателю достаточных возможностей для того, чтобы он мог срочно навести на это место стражу и прервать важнейшее дело Господа – дело установления Таинства Его Тела и Крови (внезапно, видимо, вставший из-за стола в самый канун священных слов Спасителя и стремительно вышедший из горницы, Иуда успел навести стражу только к тому времени, когда Спаситель уже совершил свое «моление о чаше» в Гефсиманском саду). Эта предосторожность, собственно, и сделала эту священную вечерю Тайной; ибо злоба вождей народа и предателя Иуды уже повсюду следовала за Спасителем.

Как всегда в Своем служении нашему спасению, Господь остается кротким: не враждует с предателем; но и не пытается объяснить необъяснимый еще ни для кого из людей Божественный замысел о Божественной Евхаристии. Он просто избирает одного Своего ученика как человека с глубоким чувством веры, а другого ученика как человека веры искренней, стремительной и непоколебимой, назначает место Своей Вечери; и устанавливает Таинство Церкви, ибо вкушение Тела и Крови Спасителя и совершает между нами то единение Небесного Царства, которое «не приходит приметным образом», но совершается всегда «внутри нас»...

Может быть, для того нам полезно в наше смутное время обратить внимание на то, как эта Вечеря сделалась «Тайной», чтобы понять благочестивое верующее сердце теперешнего церковного человека, которому среди слишком часто уже совершенно враждебного мира остается (подражая апостолу Петру) только лишь быть достаточно твердым и порывистым в своей надежде на спасение и (подражая апостолу Иоанну) быть человеком достаточно глубокого религиозного чувства. Если мы приобретем опыт такого чувства и такой решительности, то, наверное, сможем понять и тех многих из нас, кто в самых печальных обстоятельствах нашего времени остаются людьми веры; и, конечно, понять служителей Таинства, которые служат «вечной тайне» нашего спасения часто совсем не благодаря житейским обстоятельствам этого лежащего во зле мира, но вопреки им.

Протоиерей Леонтий Морозкин

> В начало страницы <


>