ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№4 (85)
апрель 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Слово в Великую Пятницу

Слово священника В.Щукина, произнесенное 20 апреля (3 мая) 1918 г. в Нижегородской Успенской церкви бывшим священником Рижского кафедрального собора, восприявшим мученический венец от неверных 27 ноября 1919 г.

«И была надпись вины Его:
Иисус Назорей, Царь Иудейский»

(Марк. 15 гл. 25 ст. Иоан. 19, гл. 19 ст.)

Какой роковой, неопределимой силой Сам Божий Сын, Сам Бог повержен ныне в тесный гроб замученным, окровавленным, бездыханным?! Что низвело Его из глубины небес, блаженных, лучезарных, на нашу землю, злополучную и грешную? Зачем Ему угодно было жить в ничтожном и презренном Назарете? К чему Им приняты тягчайшие мучения, к чему позорный этот Крест?.. Какая тяжкая вина, какое преступление были причиной Христовых мук, распятия и смерти?

Вина распятого Христа была троякая. Она была написана и вывешена на кресте над бедной, склоненною головой распятого Страдальца. Ее читали все присутствующие на Голгофе, все мимо ходящие и окружающие крест. Ее читали и читаем мы: «Иисус, Назорей, Царь Иудейский!» Так вот кто Он, избитый и распятый на Голгофе! Так вот что за преступник и злодей, изображенный здесь на нашей плащанице замученным и бездыханным! Но что же это за недоразумение!? «Иисус, Назорей, Царь Иудейский!?» Да ведь это самое сладчайшее для нас имя, самый драгоценный и славный титул нашего Спасителя и Господа!.. И тем не менее в этом титуле и названии вся та вина, та неопределимая причина, благодаря которой Христос Спаситель наш подвергся самой унизительной и нестерпимой голгофской казни. Он был Спасителем людей и в этом смысле наименован Иисусом; Он был смиреннейшим жителем презреннейшего Назарета, ничтожнейшего городка ничтожной Галилеи, и наречен поэтому Назарянином или Назореем. Он был духовным царем «не от мира сего», но рожденным среди родного иудейского народа, вследствие чего и назван Царем Иудейским. Итак, Божественный Спаситель, смиренный Назорей, духовный Царь — вот кто распятый на кресте преступник! Скажите, где же здесь виновность, где преступность!? Ведь тут полная противоположность наименованиям действительных преступников! Спаситель ведь совсем не то, что душегубец! Смиренный Назорей иное нечто, чем надменный возмутитель черни! Царь Иудейский (мирный и духовный) — не узурпатор внешней власти, не угнетатель — кесарь римский!

Увы, преступный, некогда проклятый Богом мир наш способен на такое извращение, что не только теряет иногда всякую способность различать добро от зла, ложь от правды, злодеяние от подвига, но и ставить одно на место другого. Так именно случилось в Иудее при Христе Спасителе.

Праведник-Спаситель был причтен к злодеям, а злодей Варавва отпущен и принят с восторгом забывшейся и обезумевшей толпой. Смиренный Назорей, всех поражавший добродетелью, учением и чудесами, отринут благодетельствованным Им народом, а злые честолюбцы и разорители народа — книжники и фарисеи — единосущно признаны народными в гнусном преступлении, в богоубийстве. Обетованный Богом и пророками, с тоской всеми ожидавшийся Мессия отвергнут и убит, а римский ненавистный кесарь признан единственным царем!

Настолько ад возобладал над землею, настолько дьявол затемнил человеческие умы, настолько сами люди нравственно извратились — что и Божье любвеобильное спасение, и кроткое человеческое смирение, и царственность духовная — все это было поставлено в тягчайшую вину Мессии богочеловеку, за все это осудили Его на крест и муки.

Понтий Пилат все это ясно понял и заметил, и не столько с возмущением, сколько с презрением отметил в своей надкрестной надписи: «Иисус, Назорей, Царь Иудейский». Напрасно книжники и фарисеи, почуявшие в этой надписи упрек и осмеяние себе, просили изменить ее. «Еже писах, писах!» (Иоанн. 19 гл. 22 ст.) — ответил им Пилат. — Что я написал, то написал, а написал то, что видел сам и что было в действительности. Было же не что иное, как требование осудить и распять Иисуса Христа за смирение, за духовную царственность.

В самом деле, ведь Пилат трижды раздельно подчеркивал народу эти дивные, достойные почтения Христовы качества. Еще в самом начале суда он спросил у народа: «Кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву (разбойника и душегуба) или Иисуса (Спасителя), называемого Христом?» (Мф. 27 гл. 17 ст.). Со стороны безумного народа был ответ: Варавву, т.е. душегуба (21 ст.), а Иисус (Спаситель) да будет распят! (23 ст.). Спустя некоторое время, испробовав некоторые средства, между прочим, бичевание как тяжкое и унизительное наказание, Пилат снова появился с избитым и поруганным Спасителем перед буйной толпой. Теперь, подчеркивая бесконечно жалкий и смиренный вид избитого Спасителя, он сказал народу: «Се — человек!» (Иоанн. 19 гл. 5 ст.) — смотрите, против кого вы вооружаетесь (внушал Пилат этими выразительными словами): ведь это само смирение, сама безобидность. Ведь нужно же пожалеть его! Напрасная попытка! В ответ было одно: «Распни, распни Его!» (6 ст.).

И, наконец, перед самым окончанием суда римский правитель Пилат сделал еще одно усилие обратить народное внимание на царственное спокойствие и величие царственного духа необыкновенного Страдальца. Сам Пилат поразился этой духовной царственностью. Еще раз он вывел Господа к народу и с одушевлением сказал: «Се — царь ваш!» (Иоанн. 19 гл. 14 ст.) — оцените же, наконец, вы это благородство духа, эту царственную силу невозмутимости, терпения и мужества! Ведь это благородное и царственное мужество при личной опасности одно уже достойно того, чтобы обладателя его назвать царем!

Но бесполезны были все усилия Пилата. И самое царственно-благородное величие Христа осатаневшим народом было поставлено Ему в вину. Еще неистовее загремели: «Возьми, возьми, распни Его!» (15 ст.).

Вот до какого ужаса, до какого ослепления и полного душевного развала могло дойти погрязшее в пороках человечество. Но то было древнее, безблагодатное, жестокое и проклятое Богом ветхозаветное время! То было до искупления и исправления человечества! То было среди народа, обрекшего себя на страшное отвержение Богом. То было в момент последнего господства торжествовавшего в мире ада!..

А теперь!? Боже!! А теперь снова творится то же самое! В христианской стране, среди православного русского народа снова совершается гнусное восстание против Спасителя и спасения! Снова смирение и все христианские добродетели в преследовании и ненависти! Снова сила царственного духа принимается за преступление и возбуждает против себя бешенство толпы и жажду кровавой расправы!

Боже! До чего мы дожили!? До нового богоубийства, до нового христоненавистничества! Ведь явись сейчас среди нас Сын Божий в образе смиренного и царственно-великого духом Иисуса и начни открыто проповедовать о злых неправдах текущей нашей жизни, о ложности ее социалистических стремлений, о беззаконности демократических захватов и насилий — и Его не замедлят схватить! Над Ним не замедлят учинить расправу... Его убьют даже без суда Пилата, растерзают даже без Голгофы и креста!

Христос снова стал ненавистен миру. Увы! Миру, называющемуся христианским! Современный мир кишит снова массой открытых Христовых врагов, готовых снова кричать: «Распни, распни Его!» Мир и особенно Россия снова залиты кровью, усеяны голгофами и крестами, омрачаются всевозможными видами богоборчества и богоубийства! Снова нельзя быть спасителем братьев, жизни, веры и всего вообще доброго! Снова нельзя быть истинно смиренным и звать всех к действительному смирению! Снова нельзя выделяться царственным величием души! Снова прямой смысл крестной надписи: «Иисус, Назорей, Царь Иудейский» означает прямую вину и преступление!.. До такого извращения, безумия и последней степени нравственного падения дошли современные люди, утратившие и отвергшие небесные идеалы христианства и помешавшиеся на безбожно-материалистическом учении социализма!

Что же делать теперь нам, окружающим образ Христа, невинно распятого и погребенного?! Чего же ожидать в нынешнее христоборческое и христоненавистническое время все еще верным последователям Христовым? Ничего, кроме Христовой крестной участи! Каждый из нас, верных христиан, должен каждую минуту быть готовым идти на страдания и смерть, идти по стопам Христовым и по крестному пути Его.

Горько и ужасно это сознавать, но не будем чрезмерно поражаться! Сам Спаситель наш Христос сказал: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел... Раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Иоанн. 15 гл. 18 и 20 ст.).

Но идя Христовым путем, нужно иметь и Христово настроение. Умирая с Христом, нужно умирать невинно или, иначе сказать, с виною невинного. Нужно умирать, прощая убийц, этим искупая их гнусное преступление и спасая мир от нового проклятия Божия. Нужно страдать смирением и кротостью, отдавать жизнь с царственным великодушием! Такая смерть христоподобных страстотерпцев должна спасти наш потонувший в бездне греховной современный мир. Святая вина невинных должна уравновесить и изгладить преступления виновных! Новые жертвы новых голгоф должны привести к новому светлому и славному воскресению!!!

 

> В начало страницы <

>