ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№4 (85)
апрель 2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



О МОЛИТВЕ ИИСУСОВОЙ

Из книги Сергея Большакова «На высотах духа. Делатели молитвы Иисусовой в монастырях и в миру (личные воспоминания и встречи)». Издательство «Жизнь с Богом», 1971 г. Мы печатаем воспоминания автора о трех делателях Иисусовой молитвы, жизнь которых связана с дорогим для православия в Эстонии Псково-Печерским монастырем.

Ред. «МП»

(Продолжение, начало в № 3(84) март 2005 г.)

Я встретился с доктором Розовым в Псково-Печерском монастыре в 1926 году. Он был участковым врачом и одновременно лечил братию, за что ему полагалась квартира в первом этаже архиерейского дома. Евгению Николаевичу было за пятьдесят лет и был он вдовцом. Его сын, тихий и умный мальчик, учился в печерской гимназии. Жили они очень просто. Доктор Розов происходил из духовной семьи, учился в семинарии, но в священство не пошел, а стал врачом, блестяще кончив Томский университет в Сибири по медицинскому факультету.

Евгений Николаевич был не только благочестив и богословски образован, но еще и духовен. Были в нем глубокое смирение и великая любовь к ближнему. Никому и никогда он ни в чем не отказывал. Просили его ехать далеко к больному — он ехал безвозмездно, просили совета — он давал, просили в дом — не отказывал. И никогда ни в чем не нуждался.

Раз я сидел у него вечером. В открытые окна лился запах сирени и жасминов из архиерейского сада. Древние монастырские церкви, розовые, светло-желтые, белые с синими куполами, усыпанными золотыми звездами, выступали отчетливо на зелени садов в прозрачном сумраке белой ночи севера. Стояла глубокая, торжественная тишина. В небольшой комнате, перед старинной иконой, теплилась неугасимая лампада. Евгений Николаевич сидел в кресле, в белой русской рубашке, подпоясанной белым же пояском. Со своей седеющей уже бородкой он очень напоминал деревенского священника у себя на погосте.

— Скажите, Евгений Николаевич, как это Вы устраиваетесь, всегда благодушны и никогда не беспокоитесь о деньгах и чем жить, так мне передавали. Как это?

— Люди всего наговорят, Сергей Николаевич, а я только одно скажу, по-евангельски, ищите прежде всего Царствия Божия и правды его — и все остальное приложится Вам. Как вы знаете, я — сын протоиерея, кончил семинарию, в детстве и юности часто бывал с родителями то в Троицко-Сергиевской Лавре, то в Оптиной, то в Сарове, то на Валааме и т.д. Вот раз такую я слышал историю от гостиника в Оптиной Пустыни. Приехал раз туда на богомолье богатейший московский купец, и пришлось ему из-за распутицы задержаться на три дня больше, чем думал. Был он с сыном. Уезжая, он говорит гостинику: «Сколько тут за меня и сына Вам приходится, отец?» А тот и отвечает: «Сколько положите». — «А если я ничего не положу?» — «Воля Ваша». — «Да ведь так-то у Вас из ста богомольцев, может, один только и заплатит?» — «Бывает, но зато сотый за всех прочих девяносто девять заплатит». — «Ну, сынок, — говорит купец сыну, — раскошеливайся, с нас обоих по сто за каждого приходится». И охотно заплатил, и был доволен. Вот благословил Господь покормить нищую братию. Да вот и покойный родитель мой, протоиерей Николай Розов, всегда мне говорил: «Станешь, Евгений, врачом, и придут к тебе бедняки, и заплатить им нечем, так ты и не взыскивай, да еще и лекарства купи. Господь тебя не оставит, проживешь, и душа твоя будет всегда покойна, и совесть зазирать тебя не будет». Я так и делаю — и вот живу. Кто может заплатить, спасибо, кто не может — для Бога стараюсь. Ведь говорится, что кто малым чем послужил — Богу послужил. Вот видите, там кто-то чудесные банки с вареньем принес, даже не знаю, кто. И все несут, и деньгами, и вещами. Не только для меня с сыном довольно, но и другим раздаю. Помните, у апостола Павла: «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем, а желающие обогащаться впадают в искушение». В Евангелии — помните, что сказано: «Не можете служить Богу и маммоне», а сребролюбивые фарисеи смеялись. Но смеется тот, кто смеется последний. Так вот и Вы: старайтесь о едином на потребу, а остальное приложится.

— Как же это, Евгений Николаевич?

— Вот и видно, что Вы еще малоцерковный человек. Запомните раз навсегда, что самое важное — стяжать мир на душе, а когда стяжите, ни в чем у Вас не будет недостатка, ибо сказано: стяжи мир духовный — и тысячи спасутся вокруг тебя. Вот эти-то тысячи так много всего нанесут, что не будешь знать, куда и девать все это. Беспокоиться об этом совершенно незачем. Вот неверующим, тем надо и очень. Они все себе хотят присвоить, у другого стянуть — живешь ведь один раз. Ну, для них долг платежом красен.

Вот Вы, Сергей Николаевич, едете на чужбину, сначала в Бельгию и Францию, к католикам, и потом, может быть, и к протестантам, туда, сюда. Ничего не случается без воли Божьей. Значит, надо ехать, если все само собой устраивается. Но Вы начинаете что-то новое, неслыханное, какое-то общение с католиками. Многим оно кажется подозрительным, а Вы — человеком, желающим пристроиться. Но они ошибаются, Сергей Николаевич. Я — старый врач и много видел людей. Вы человек простой и бесхитростный, не из числа «устраивающихся». И посему придется Вам испытать немало скорбей, бедности крайней, непонимания, презрения. Но Вы не отчаивайтесь, а терпите благодушно, живите просто, просто — и смиренно. И в свое время придет то, что Вы и помыслить сейчас не можете, я говорю об успехах в Вашем дерзании. И тогда Вы поймете, что значит получить во сто крат. Но сначала много надо пострадать, дабы достичь покоя, отрешенности в мире, вот как я стараюсь. Так и Вы ни к чему преходящему не привязывайтесь, а идите своим путем. Вы Добротолюбие-то читали?

— Читал, Евгений Николаевич, но, сказать честно, мало там понимаю.

— В свое время опытно поймете, вот когда моих лет достигнете. Ну вот, там есть немало о блюдении помыслов, да еще о молитве Иисусовой. Она вот много Вам поможет.

— А можно ли живущим в миру, да еще молодым, как я, дерзать на такую молитву?

— Можно. Вон Странник в Откровенных рассказах — в Ваших годах был. Да еще вот орловский купец Немытов. Тот вот и миллионером был, а так высоко взошел, что сам старец Макарий Оптинский удивился. Впрочем, этот Немытов в конце жизни от всего отстранился, да и меня тянет, только вот сына надо сначала правильно поставить. А в молитве, как и во всем, идите умеренно. Все придет с годами, только стараться надо. Когда старца Амвросия просили, чтобы он за кого-либо из братии походатайствовал о «продвижении», то старец отвечал: «Со временем все дадут, и мантию, и иеромонашество, только вот Царствия Небесного никто не даст, самому стараться надо». Вот и старайтесь о молитве сердечной, ибо «Царствие Божие внутри вас есть и употребляющие усилия достигают его».

(Окончание в следующем номере).

> В начало страницы <

 


 
>