Сайт издательства TARBEINFO – РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
Ежемесячная газета "Мир Православия" №5 2005
> в документ <  вернуться  > в меню <

«Отцы и матери, чада, и братия,
и сестры единородные и купнородные...»

Обыкновенные заупокойные молитвы, образцом которых является заупокойная служба мясопустной субботы (за неделю до начала Великого Поста), возносятся за «в вере почивших» и «верою скончавшихся».

А в замечательных коленопреклоненных молитвах праздника Святой Троицы, почитаемого «всесовершенным и спасительным», Господь сподобляет нас молиться даже и за «во аде держимых», считающихся наказанными до Второго Пришествия. Но церковная традиция поддерживает наш порыв помолиться об упокоении «всех и вся» — за наших усопших родных и близких, а также и за тех, кого славянский язык называет «купнородными», т.е. людей одного народа.

Ю.П.Мальцев в своей статье рассказывает о местах и истории русских погребений в Эстонии: об одной грани прошлого многих поколений наших «купнородных» в Эстонии.

Русские могилы в Эстонии

Географическое соседство Эстонии с Россией неизбежно обусловило многовековую взаимосвязь их истории, а также многочисленные и разнообразные контакты населения. Оно способствовало также все возраставшей взаимной миграции людей между Эстонией и Россией, в том числе переселению на постоянное жительство, особенно заметному с конца XVIII века. При этом относительная интенсивность такой миграции русских в Эстонию в среднем оказывается меньшей, чем эстонцев в Россию. В результате число эстонцев, постоянно живших в России в начале ХХ века, составляло около 190 тысяч человек, а число русских, постоянно живших тогда в Эстонии, составляло не более нескольких десятков тысяч человек. Это число заметно возросло только после революции вследствие эмиграции и особенно вследствие внутренних миграций в СССР 1945-1980 гг. Считается, что к концу ХХ века оно составило около 400 тысяч человек — количество, вполне сопоставимое с суммарной исторической миграцией эстонцев в Россию. (Этнограф Е.Рихтер оценивала ее ориентировочно в 300 тысяч человек.) И это несмотря на примерно стократное различие численностей населения Эстонии и России и почти вековой интервал, вместивший революцию и три большие войны, вызвавшие крупные миграционные потоки.

Как социокультурное следствие русской миграции почти на всех из приблизительно 500 кладбищ Эстонии имеются русские захоронения (под русскими здесь и далее понимаются люди, принадлежащие к русской культуре, среди которых, как известно, подавляющее большинство составляют этнические русские).

Попробуем оценить виды, вероятную численность и территориальное распределение русских захоронений на современной территории Эстонии. Пока захоронения на всей территории Эстонии еще далеко не изучены (на это нужны многие годы), конечно, все оценки являются предварительными и имеют приблизительный характер.

Могилы оседло живших русских жителей Эстонии находятся на православных и смешанных (лютеранско-православных) кладбищах, хотя единичные можно встретить и на кладбищах лютеранских приходов. Наиболее велико число русских могил в местах исторически более давней и наибольшей концентрации русского населения — крупных городах и иных промышленных центрах Эстонии, а также в граничащей с Россией ее восточной части (в Принаровье, Причудье, сетуском крае). Русских могил XVIII в. сохранилось во всей Эстонии, вероятно, только несколько десятков, как правило, они принадлежат культурно (но тогда еще редко — религиозно) в той или иной степени обрусевшим прибалтийским немцам и находятся в лютеранских храмах или, часто безымянные и трудно датируемые, встречаются на наиболее старых кладбищах. Могил XIX в. в Эстонии сохранилось, видимо, несколько сотен, они находятся в основном на старых городских кладбищах, некоторые — на сельских и мызных. Могил ХХ в. до 1940 г. сохранилось, вероятно, более десяти тысяч, могил более поздних — возможно, более ста тысяч (оценка требует специального анализа).

Могилы временно находившихся. На территории Эстонии находятся также захоронения добровольно или недобровольно по разным причинам временно бывших здесь русских людей (проезжих, курортников, беженцев, ссыльных, бывших по службе etc.). Точных мест таких могил XVIII в сохранилось, видимо, единицы (известны — таможенного досмотрщика в г. Палдиски, курортницы (?) в д. Мерекюла, ссыльных в Таллине и т.д.). Могил ХХ в., вероятно, сохранились много сотен (сюда может быть отнесена почти вся русская эмиграция в Эстонии!), но большинство их сейчас уже трудно отделимо от захоронений постоянных жителей...

Русские воинские захоронения мирного времени. Сохранилось, вероятно, несколько десятков могил XVIII в. русских офицеров из обрусевших прибалтийских немцев в большинстве лютеранских церквей и в (как правило, разоренных) склепах на мызных кладбищах. Сохранились многие десятки подобных нередко поврежденных офицерских могил XIX в. на мызных и прицерковных кладбищах и около 50, в большинстве солдатских, могил на уцелевшем (хотя и запущенном) русском гарнизонном кладбище в Нарве, а также единичные солдатские могилы на аналогичном кладбище в Таллине. На последнем и на ряде других городских и сельских кладбищ сохранилось, вероятно, суммарно более ста могил советских военнослужащих ХХ в., погибших в мирное время (от болезней, случайностей и — при выполнении служебных обязанностей). Наконец, в Эстонии находится, вероятно, более тысячи могил отставных офицеров армии СССР, по своему составу также в основном русской.

Русские воинские захоронения военного времени. Приблизительно известно несколько мест старинных русских воинских захоронений периода Ливонской войны (одно из них у г.Пайде) и периода Северной войны (у Нарвы и в юго-восточной Эстонии), однако расположение большинства из этих захоронений требует уточнения, а численность захороненных может быть пока условно оценена только по косвенным данным в десятки-сотни (для захоронений Ливонской войны) и в сотни тысяч человек (для захоронений Северной войны).

Известны также единичные русские (индивидуальные и братские) воинские захоронения периода Первой мировой войны (в основном на островах Сааремаа и Хийумаа) с общим числом захороненных около 150.

Выявлены более 100 индивидуальных и около 20 братских русских захоронений периода гражданской войны (почти исключительно воинов Северо-западной армии, но и отдельных красноармейцев) с общим числом погребенных порядка 5000-7000 человек.

Печальную эстафету продолжают более 400 индивидуальных и около 270 братских (!) захоронений воинов армии СССР периода Второй мировой войны, по национальному составу воевавших частей также в основном русской (хотя в боях рядом с русскими в начале войны участвовали и части в основном эстонских истребительных батальонов, а в конце войны — части Эстонского стрелкового корпуса, поэтому среди погибших значительное число составляют воины-эстонцы). Общее число погребенных в Эстонии воинов этой войны также известно приблизительно, на основании данных советского времени оно может быть оценено в 40-80 тысяч человек.

Наиболее плотно расположены крупные братские захоронения (по 400-600 погибших в 1944 г.), видимо, на острове Сааремаа, где, по словам местных жителей, до сих пор имеется немало и забытых временных могил военного времени. Наибольшее число совместно захороненных убитых в боевых действиях (1944 г.) советских воинов покоится на северо-востоке Эстонии, под г.Нарвой в районе п.Синимяэ (до нескольких тысяч человек в одном котловане-могиле), причем в лесных и заболоченных местах там до сих пор встречаются и временные могилы, и незахороненные на поле боя останки. Около десяти очень крупных братских могил (по 500-800 погибших в 1944 г.) находится также на юге Эстонии, в основном в Валгаском уезде. Могил погибших в 1941 г. известно мало.

Самые большие известные захоронения погибших советских военнослужащих расположены на местах лагерей военнопленных — у г.Тапа (по данным 1960-х гг. — около 10 000 человек) и на юге Эстонии: под г.Вильянди и под г.Валга (согласно данным советского времени — соответственно 16 000 и 29 000 человек в котлованах с насыпными холмами). В разных частях Эстонии известно также несколько мест расстрела групп пленных воинов советской армии (у д.Раамату, гавани Рохукюла и т.д.).

Захоронения гражданских жертв нацизма. Известные братские захоронения похороненных в Эстонии жертв нацизма — жителей, привезенных сюда из европейской России, единичны, но, как правило, крупны по числу погребенных. Это в первую очередь могила гражданских лиц (?), заключенных в концлагере у Маннимяэ в г.Вильянди (по данным советского времени, около 11 000 человек в одном насыпном холме), а также ряд захоронений в филиале Палдиского лагеря «военных беженцев» у д.Пыллкюла (суммарно около 800 человек). Известны также относительно небольшие (10-15 человек) братские могилы перемещенных лиц и захоронения казненных приезжих — например, могилы привезенных из Орловской области «эвакуированных» и место погребения расстрелянных жен офицеров армии СССР на острове Сааремаа. Кроме того, в разных частях Эстонии (у г.Выру, г.Мыйзакюла, г.Эльва, г.Таллина и т.д.) известно около десятка мест расстрела местных жителей — жертв нацизма (некоторые из погибших там, вероятно, были русскими). Захоронения гражданских жертв нацизма — цыган и евреев, среди которых было, возможно, немало людей русской культуры, здесь не рассматриваются как подробно описанные ранее в публикациях советского периода и нередко упоминаемые в прессе. (Суммарное число погибших и погребенных в Эстонии только этих жертв нацизма оценивается в 10 000 — 20 000 человек).

Захоронения жертв НКВД. Есть русские люди и среди захороненных в Эстонии жертв НКВД, хотя подавляющее большинство из сотен погибших русских, арестованных в Эстонии и сосланных из нее, смерть настигла вне Эстонии. Так, среди похороненных на таллинском кладбище Лийва арестованных, убитых НКВД при отступлении в 1941 г., есть около десяти русских. И среди похороненных на тартуском кладбище Паулусе арестованных, зверски убитых НКВД при отступлении в 1941 г., также есть несколько русских.

Старинные захоронения. Особый интерес представляют древние славянские (кривичские?) захоронения, выявленные в основном в юго-восточной Эстонии. Курганные захоронения славянского типа встречаются там в целом ряде мест, иногда группами, но, к сожалению, они пока недостаточно исследованы.

Средневековые русские захоронения в Эстонии должны находиться и у таллинского Старого города, где столетия была русская купеческая колония с православным храмом, и в Тарту, как известно, основанном как город русским князем Ярославом и имевшем две православные церкви (вероятное место расположения одной из них уже установлено раскопками). Однако средневековые русские кладбища не сохранились, и даже места их пока неизвестны.

Наиболее старых захоронений с позднесредневековыми (XIV-XVI веков) крестами русского типа на современной территории Эстонии сейчас известно около трех десятков. Они расположены на сельских кладбищах в Пыльваском и Выруском уездах, а также встречаются там у придорожных православных часовен. Аналогичный каменный могильный крест изборского типа был, например, несколько лет назад неожиданно обнаружен спрятанным между двойными стенами разбиравшейся за ветхостью часовни в окрестностях Вастселинна.

Внимания и описания заслуживают не только многовековые древности. По принятой еще в старой России дальновидной традиции, для современников и потомков издавались территориальные перечни погребенных соотечественников — «некрополи» — с указанием дат жизни и места захоронения. Кроме столичных, известны, например, «Русский провинциальный некрополь», «Зарубежный русский некрополь» и другие. Естественно и нам, русским в Эстонии, собирать сведения и выпускать свой «Эстляндский русский некрополь». Материал для первого тома по старому Александро-Невскому кладбищу Таллина в Обществе охраны памятников русской культуры и истории в Эстонии уже есть. Наше Общество — первая русская общественная организация в Эстонии, отметившая в феврале 2005 года свой 17-летний юбилей — подготовило также целый ряд работ по другим русским мемориалам в республике (но, к сожалению, не имеет пока средств для их издания).

Всего по возможной до сих пор только весьма приблизительной оценке на современной территории Эстонии находится около 200 000 — 250 000 русских захоронений разных столетий, из них подавляющее большинство — захоронения ХХ века.

Ю.П.Мальцев,
Ph.D.,
председатель Общества охраны
памятников русской культуры и истории
в Эстонии

 

> в документ <  вернуться  > в меню <