ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№6 (51)
июнь 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 




ИЗ РОССИЙСКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ ГАЗЕТ

Православная газета для простых людей
«И сотворил Бог мужчину и женщину»

Комментарии к социальной концепции русской Православной Церкви (из книги протоиерея Николая БАЛАШОВА)

-Как относиться к своеобразной моде – молодоженам непременно венчаться, если они крещеные, пусть даже нецерковные люди? Такая языческая мода: крестить для того, чтоб здоровым был, а венчаться, чтобы лучше жили. Верующие родители нередко даже ставят условие: венчаться непременно. Да и некоторые священники толкают прихожан на такое принуждение: как, мол, это у тебя молодожены невенчанные! Как расценить такое скоропалительное, без веры венчание?

– Никогда не надо торопиться. «Все, что не по вере, грех», – так в Слове Божием сказано (Рим. 14. 23). Надо, чтобы в церковный брак люди вступали по вере. И конечно, по вере не в «магическую» силу произнесенных слов, а в то, что Бог – хранитель их семейного союза. Когда люди, сознавая свои немощи и даже свойственное им, быть может, непостоянство, предают свою совместную жизнь в руки Божии, сознавая, что они слабы, но Бог силен защитить и сохранить навечно целостность их союза, – вот тогда брак будет крепкий. При совершении иноческого пострига новоначальный отвечает на вопрос о готовности к монашескому подвигу: «Ей, Богу содействующу». Он этим выражает свое «да» – и вместе с тем сознание своей немощи. Только если Господь поможет, инок исполнит свой обет. Точно то же относится и к брачным обетам.

Венчание без веры приносит намного больше вреда, чем пользы.

Во-первых, если в церковном Таинстве, как у нас иногда случается, участвуют фактически неверующие люди – это не что иное, как профанация Таинства.

Во-вторых, никакой гарантией от развода церковный брак в таком случае не становится. Если веры нет, если нет желания жертвовать собой, но следовать Божьим заповедям, то никакая внешняя сила этот брак не сохранит. Нам совершенно чуждо это полумагическое учение о неизбежной действенности Таинств в силу правильно совершенного обряда. Таинство обладает преображающей силой в результате встречи веры человека и воли всемогущего Бога. Когда такая встреча происходит, тогда и рождаются дивные плоды.

А когда этого нет, когда лишь формальная, внешняя сторона обряда совершена, никаких нет гарантий, что этот брак действительно будет прочным. И мы видим, что масса таких браков сейчас распадается. От этого только разрушается вера в людях. Они говорят: «Вот это да! Они и повенчались, а все равно развелись!» Не те или иные правильные слова, произнесенные людьми, становятся залогом целостности супружеской жизни, а только вера и любовь друг ко другу, а также вера и любовь, с которой они вместе устремляются к Богу.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл в одном выступлении свидетельствовал на основании опыта: непрочными оказываются союзы людей, которые венчаются или из моды, чтобы не отстать от других, или из желания устроить свадьбу «поромантичнее», либо по настоянию родителей. Мы не язычники, – сказал владыка, – чтобы считать Таинство чем-то вроде талисмана. Благодать Божия не спасает сама по себе, без наших усилий. Если жизнь молодоженов будет далека от христианской, если они будут строить семью на эгоизме, а не на заповедях Божиих, то как может венчание сделать такие отношения прочными?

– Насколько оправданно с точки зрения Православия зачатие детей «в пробирке»? Ведь при этом ради той жизни, которая затем имплантируется матери, убивают порой около десяти «запасных» эмбрионов...

– Именно эта причина делает употребляемые сегодня методы экстракорпорального оплодотворения неприемлемыми для Церкви. Потому что человек не вправе выбрать одно из уже зачавшихся человеческих существ, одну из оплодотворенных яйцеклеток для того, чтобы именно ей дать жизнь, а остальные уничтожить. При этом обычно производится своего рода селекция – подбирают те эмбрионы, которые кажутся более перспективными, здоровыми, целостными. Но кто дал нам право распоряжаться человеческой жизнью, на каком бы раннем уровне она в этот момент ни находилась?

Теоретически говоря, возможно оплодотворение одной – единственной яйцеклетки и ее последующая имплантация в материнскую утробу. Но в случае неудачи и этот единственный плод погибает. Кроме того, практически врачи избегают пользоваться таким методом, потому что вероятность успеха слишком невелика. А процедура извлечения яйцеклетки является травмирующей для матери.

Вместе с тем, гормональная гиперстимуляция, которую применяют для одновременного получения нескольких яйцеклеток, также опасна для организма женщины. В этом все больше убеждаются врачи.

В соборном документе сказано: «Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются... все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью» (Основы Социальной концепции Русской Православной Церкви. XII. 4).

> В начало страницы <

 

>