ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№6 (51)
июнь 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Богослужебные книги

В жизни каждого из нас наступает момент, когда мы пересекаем порог школы – начинается долгий и многотрудный процесс образования. Учителя, уроки, учебники, экзамены – все это или было или еще только ждет нас, в зависимости от нашего возраста. Но независимо от него, есть в жизни христианина еще одна школа – школа духа, школа спасения: Церковь Христова. Мы делаемся ее учениками через Таинство св. Крещения, покидаем же пределы Церкви воинствующей, земной, в момент смерти – отправляемся на самый строгий экзамен: на Суд Божий. Есть в ней свои учителя – богоустановленная иерархия: епископы, священники, диакона, которым дано право учить церковный народ правилам богоугождения и спасения. Есть уроки – богослужения, когда мы слышим Слово Божие, поучаемся из жизни святых Отцов, почерпаем жемчуга мудрости из проповедей. Есть домашние задания – непрестанная борьба с грехом, борьба, не знающая ни мгновения отдыха, не различающая ни дня, ни ночи. Есть и свои учебники – Священное Писание, творения св. Отцов и богослужебные книги. Священное Писание содержит истины Божественного Откровения, в творениях св. Отцов мы находим их изъяснение, раскрытие. А чему нас учат богослужебные книги? Условно, их содержание можно разделить на три части: учение Таинств, учение веры, учение нравственности.

Что такое учение Таинств? Это исторически сложившиеся молитвенные традиции совершения богоустановленных Таинств. Непостижимое существо Таинств можно уподобить огню – они дают нам свет спасения и теплоту Св. Духа, но как и огонь, нуждаются в охранении. Оберегают их молитвенные чины, каждое слово которых, слово, зачастую восходящее к самим апостолам, является гарантом неповрежденности Духа и действенности Таинства.

Что такое учение веры? Это непреложные и незыблемые истины веры – божественные догматы. Тексты богослужебных книг предлагают их нашему вниманию постоянно и многообразно, чтобы, независимо от нашего образовательного уровня, наших способностей самое существенное в истинах веры, то без чего нет спасения (догмат о Боге, Едином по существу, по природе, но троичном в Лицах, о двух природах во Христе, Божественной и человеческой, и образе их соединения, об искупительном значении крестного подвига Христова), постоянно было бы в нашем разуме, в памяти и в сердце.

Что такое учение нравственности? Все мы знаем о Божественных заповедях – нравственных законах человеческого бытия, но часто не знаем, как они должны проявляться в нашей повседневной жизни или в какие-либо исключительные моменты. В этом нам помогают богослужебные книги – предлагая нам в примерах и образах жизнь святых угодников Божиих, они показывают нам образец евангельской, спасительной жизни.

* * *

Каково происхождение богослужебныг книг? Ведь известно, что никаких особенных сборников или руководств в апостольские времена не было? Это так, но чтобы ответить на этот вопрос, проследим историю возникновения и развития богослужебной литературы в соответствии с историей развития богослужения. На начальном этапе, во время апостолов и их непосредственных преемников – «мужей апостольских», богослужение совершалось харизматически – в Духе Святом: каждый апостол, епископ или пресвитер совершал службу теми словами и внешними знаками, которые в данный момент вкладывал ему в сердце и уста Святой Дух. Даже в одной и той же общине богослужения могли день ото дня разниться в количестве ветхозаветных псалмов (воспринятых от иудеев) и новозаветных песнопений, в продолжительности и насыщенности молитв (за исключением, конечно, установительных слов Таинства Евхаристии, сказанных Самим Господом и сохраненных в неизменности даже и до сего дня). Все зависело от духовного горения самих молящихся. Мы знаем, что огонь молитвы может быть и обжигающим, и едва ощутимым.

В непродолжительное время выяснилось, что начинающееся преобладание внутренних форм духовной жизни, уход Духа в сокровенность сердца и упорядочивание Его внешних проявлений плохо влияют на богослужение, наступило осознание необходимости установления определенных молитвенных текстов, к которым христиане могли бы обратиться даже в «оскудении» духа. Так начался второй этап – установления текстов. Каждая община, каждая поместная Церковь стала фиксировать наиболее удачные и вдохновенные молитвы для того, чтобы использовать их в дальнейшем. (Надо помнить о том, что это была не сухая канцелярская работа, систематически осуществляемая церковной администрацией, а вдохновенный труд всей церковной полноты, осуществлявшийся повсеместно по велению Святого Духа – как это происходило в каждом конкретном случае, неизвестно, мы знаем только плоды этих трудов). Богослужебных книг тогда еще не было – записывались отдельные гимны и молитвы, но цельных сборников не составлялось: все необходимое заучивалось наизусть. Почему? Дело в том, что первые два этапа в развитии богослужения пришлись на эпоху гонений, а гонители достаточно часто ставили своей целью уничтожение и христианских книг – учитывая большие размеры кодексов (древних книг) и свитков, в случае необходимости их трудно было бы спрятать, а попасть в руки гонителей, которые могли надругаться над Таинствами и обрядами, тексты были не должны. (По мнению некоторых ученых, слова из достаточно древней молитвы перед Причастием «... не бо врагом Твоим тайну повем...», есть торжественное клятвенное обещание не выдавать посторонним суть и внешнюю обрядность Таинств и особенно Евхаристии.)

С окончанием гонений начался третий этап – запись и унификация (т.е. приведение к единому образцу) богослужебных текстов. В это время, совпавшее с началом великих догматических споров и Вселенских Соборов, стало ясно, что надежным барьером на пути еретиков являются единообразные и принятые всей Церковью богослужебные тексты, содержащие неповрежденное учение веры и Таинств. К этому периоду можно отнести такие хорошо известные литургические памятники, как Литургии Василия Великого и Иоанна Златоуста, т.е. то, чем Православная Церковь жива и поныне. Вслед за созданием текстов и строгим упорядоченьем богослужения стали создаваться сборники, в которых тексты располагались в соответствии порядку богослужения, в соответствии с его особенностями – так получили свое начало богослужебные книги. Постоянно изменялось, «оттачивалось» богослужение – совершенствовались и книги. Так, с течением столетий, в Православной Церкви сложился определенный круг богослужений и богослужебных книг, главнейшими из которых являются Служебник, Псалтирь, Часослов, Октоих, Минея месячная, Требник и две Триоди – Постная и Цветная. Эти книги полностью охватывают суточный, годовой и пасхальный круг богослужений, содержат их последовательность и необходимые молитвы – как изменяемые (т.е. зависящие от богослужебных особенностей дня), так и неизменяемые (присутствующие в составе богослужения постоянно).

* * *

Кто был автором богослужебных книг? Без преувеличения можно сказать, что это сама Церковь, однако история сохранила для нас и конкретные имена. Имена блистательных богословов и подвижников – Иоанна Златоуста, Василия Великого, прп. Иоанна Дамаскина, прп. Андрея Критского и многих других. Можно сказать, что богослужебные книги – часть святоотеческого наследия, ведь и через них к нам обращаются из глубин столетий эти светильники Церкви Христовой. Со страниц богослужебных книг нам передают свои знания, свой опыт, свою веру люди разного возраста, разных эпох и культур, разного пола – среди авторов некоторых текстов есть и женщины, например, инокиня Кассия, создавшая несколько проникновенных стихир Триоди.

На каком языке были написаны богослужебные книги? Первоначально – на греческом, а впоследствии каждая поместная Церковь, при необходимости, переводила их на общепринятый среди ее паствы язык. Так, например, в Грузинской Православной Церкви богослужение совершается на старо-грузинском языке, в Румынии – по-румынски, в Американской Православной Церкви – на английском, а в нашей Русской Православной Церкви и в некоторых других – на церковнославянском.

Сейчас очень модной темой является перевод богослужения на современный русский язык – «для лучшего понимания», но мы, православные христиане, должны помнить: для этого нет ни разумных оснований, ни необходимости, а все разговоры об этом являются политической игрой, направленной на завоевание авторитета в той или иной части верующих.

Церковнославянский язык имеет несколько важных преимуществ, которые с лихвой перекрывают его мнимые «недостатки»:

  • он доступен для всех владеющих русским языком, независимо от национальности, а также для всех людей славянского происхождения;
  • он строго фиксирован и не подвержен тлетворному духу времени – исключает двусмысленности и ненужные ассоциации, неизбежные при употреблении повседневного языка;
  • он легок в изучении. Церковнославянский язык не труден, это нам трудно его выучить по лености и несклонности к богоугождению.

Достаточно регулярно посещать храм Божий и принимать сердечное участие в молитве, выполнять домашнее молитвенное правило, и все быстро станет понятным и доступным – суть слов и выражений будет схватываться «на лету». А если ты в храм приходишь раз в год, на Пасху, а придя, думаешь о сне и колбасе – какое уж тут понимание!

Каково назначение отдельных богослужебных книг? Чтобы лучше понять его, вспомним ...мед. Почти всем нам приходилось в своей жизни встречать мед на сотах: и сейчас он бывает в продаже, а пчеловоды имеют счастье наслаждаться им в избытке – он удобен в употреблении и как-то особенно вкусен, естественен, своеобразное сочетание приятного с полезным. Так и богослужение – в нем должны гармонично сочетаться и сладость Святого Духа, и несуетливая практичность. Соответственно с этим, одни богослужебные книги мы можем уподобить сотам, а другие – меду, их наполняющему.

Соты – это книги, задающие неизменную последовательность богослужения или молитвенного чина: таковы Служебник, Часослов и Требник. Мед – книги, которые содержат молитвы, изменяющиеся в зависимости от времени суток и церковного календаря: таковы Октоих, Минея, Псалтирь и Триодь. В их правильном (уставном) сочетании являются красота и проникновенность православного богослужения.

* * *

Что же нам следует помнить о богослужебных книгах?

Богослужебные книги представляют собой историческое наследие Православной Церкви неизмеримой духовной ценности, как творение вдохновенных Богом мужей и святых Отцов. Можно сказать, что слова, звучащие с их страниц, есть учительный голос самой Церкви, непогрешимо наставляющей нас «на путь праведных» (Пс. 1,6).

Это означает, что мы должны внимательно вникать в богослужение: не замыкаться на действиях и символах, а стремиться проникнуть в учительный и практический смысл того, что слышим и видим. То, что поется и читается в храме Божием, не является просто фоном действий священнослужителей, не является своего рода шаманским «говорением», «волшебной» последовательностью звуков и слов, из которой нельзя опустить даже слово (иначе «будет плохо» или «не будет благодати», грубо говоря, «не сработает» – к сожалению, именно таковы, зачастую, побуждения к исполнению устава!). То, что поется и читается в храме – это глас Божий, обращенный к сердцу каждого из нас. Глас, обращенный ко всем вместе и к каждому по отдельности – каждый услышит нечто свое, но будет ли польза без понимания?

Мы должны помнить: не механическое произнесение молитв, не тупой буквализм доставляют нам благодать Святого Духа, а искреннее сердечное и осмысленное соучастие в богослужении, что не бывает без понимания слышимого и читаемого.

Здесь нам полезно вспомнить слова прп. Марка Подвижника: «Несовершенна молитва без мысленного призывания (т.е. не от сердца, без понимания читаемого или слышимого). Безмолвно же вопиющего мысль услышит Господь!».

Мы должны помнить, что не умильностью и продолжительностью определяется правильность, уставность богослужения, а его понятностью, учительностью и соответствием практически исполнимым в данных условиях правилам. Не всегда и все можно исполнить, не все возможно прочесть – в разных приходах разные условия, – но, если в удобоисполнимую малость мы сложим всю душу, то обрящем велкую благодать и милость!

Из этого сделаем вывод: не во всяких руках полезна богослужебная книга, а в руках знающего ее назначение и смысл, умеющего ее правильно использовать и грамотно сочетать с другими книгами так, чтобы в результате получилось цельное и осмысленное богослужение. А то как часто бывает: научился человек красиво читать, помнит кое-что наизусть – вот тебе и псаломщик. Умеет с серьезным видом раскрыть нужную книгу – вот тебе и уставщик, а то, что страница не та – ничего, главное, чтоб умилительно было!

Мы должны помнить: уроки, предлагаемые богослужебными книгами, подчиняются строгому правилу – мы сочетаем не тексты, не слова и фразы, которые и по отдельности хороши, мы сочетаем смыслы – сочетаем так, чтобы они представляли собой единый связный урок: несколько учительных истин превращаем в цельное законченное произведение. Сочетаем в единую цепь, соединяя, превращаем в лестницу, ведущую к Небу – ступени ее должны быть ровными, размеренными и точно сопряженными, иначе приведет она нас не в Царствие небесное, а в кучу обломков нашей самодеятельной духовности. Есть известная поговорка, история которой восходит ко времени св. Отцов: «Не говори мне как ты веруешь – покажи как ты молишься и я скажу: православен ты или нет».

Часто бывает, что человек не то что другому показать, но и сам себе объяснить не может, на каких принципах строит свою молитвенную жизнь, как видит свое участие в богослужении, почему он совершает это так, а не иначе, какой практический или духовный смысл в том или ином действии – «так везде делают», «так было в нашей деревне», «а, по-моему, так хорошо». Вот и все – все доводы, показывающие, что для тебя богослужение лишь вековая данность, непонятная и неизбежная. Ты смирился с этим – хорошо ли это? Отнюдь, ведь Святой Дух говорит: «Пойте Богу нашему, пойте. Пойте разумно» (Пс. 46, 7-8), а само богослужение предлагает тебе троякое научение – разумение Таинств, познание веры и добрый пример спасения.

Священник Алексий Колосов.

> В начало страницы <

 

 
>