ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№7 (40)
июль 2001


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Презумпция невинности

Очень важно знать общепринятые среди цивилизованных народов принципы, которые должны быть положены в основу регистрации религиозных Обществ. Можно, прежде всего, сказать о том, что во всех странах развитой демократии существует сама процедура обязательной регистрации религиозных Обществ; уже сам этот факт говорит о том, что религиозное Общество, как правило, «ничего не должно» (как можно, может быть, выразиться) государству, но современное государство должно находить в себе достаточно сил, чтобы уважать религиозные Общества.

Это, несомненно, касается, прежде всего, Обществ традиционно существующих, каким, например, является наша Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата. Это призывание к корректности в отношении религиозных Обществ может быть выражено в идее несомненной презумпции невинности религиозного Общества. Этим принципом, несомненно, прежде всего и пренебрегли чиновники нашего государства с самого начала возникновения (восемь лет назад) самой проблемы регистрации нашей Церкви. Эта невиновность должна быть очевидной для цивилизованного чиновника уже в сфере административного права и, конечно, ни в каком случае не должна подвергаться сомнению в сфере уголовного внутреннего законодательства, а тем более международного права. Наши чиновники, однако, восемь лет назад смело положили в основу своих воззрений на нашу Церковь идею Ее виновности не только с точки зрения административного внутреннего Законодательства, но с точки зрения пленившей их сознание идеи о том, что наша Церковь является «оккупационной» структурой. В этом своем порыве чиновники «махнули» по максимуму.

Корректность в отношении к традиционным религиозным Обществам должна выражаться, другими словами, в том, что процедура регистрации таких обществ ни в каком случае не должна стать инструментом контроля над такими Обществами, но должна стать средством, способствующим их полнокровной жизни; это значит, в частности, что сами такие Общества должны чувствовать себя в этом процессе вполне комфортно (чего никак не можем засвидетельствовать сегодня и в течение всех минувших восьми лет в Эстонии мы, принадлежащие к нашей Церкви – чего стоят одни только многочисленные угрозы в адрес нашей Церкви, которых мы слышали много с самого начала всей этой истории).

Эти немногие и очевидные принципы цивилизованной жизни ясно говорят о том, что никакой «процедуры регистрации» длиною в восемь лет, когда правопреемным собственником имущества нашей Церкви уже давно признано иное зарегистрированное Общество, не должно было состояться. Отговорка чиновников о том, что идет «просто процедура регистрации» – не выдерживает, с точки зрения этих принципов, никакой критики.

Государство с самого начала относилось к нашей Церкви как к виновной «оккупационной структуре»; как свидетельствует один из правительственных годовых Отчетов, наша Церковь является «клиентом» эстонской политической полиции. Обо всем этом мне пришлось говорить на Семинаре ОБСЕ в Гааге, состоявшемся 26 июня сего года.

Наши чиновники, признавшие, скорее всего, только после «импульсов из Страсбурга» необходимость критически подойти к своему религиозному законотворчеству, все же остаются только в начале пути к положительному решению проблемы нашей Церкви. Нигде, кроме Эстонии, чиновники не берутся сами написать Устав для традиционного религиозного Общества, наши, однако, чиновники уже перед лицом всего мира пишут таковой Устав для нашей Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата.

Когда на семинаре в Гааге обсуждался вопрос о том, что в отношении некоторых государств необходимо искать какие-то новые механизмы в решении возникающих проблем, я выразил мнение о том, что Эстония – одно из таких государств. Ведь даже введение должности омбудсмена по вопросам религиозных организаций (о чем велась, в частности, речь) в условиях, например, столицы Эстонии, где среди горожан не менее трети неграждан, представляется весьма проблематичным, ведь имеется в виду омбудсмен как представитель народа, то есть один из парламентариев. А ведь в Эстонии значительное число неграждан и значительное число иностранцев.

К сожалению, и средства массовой информации в Эстонии не смогли сыграть той положительной роли, какую предполагали участники семинара. Эстоноязычная пресса во все эти восемь лет по большей части только создавала из нашей Церкви «образ врага», прибегая к самым невероятным некорректностям…

Обо всем этом делегация нашей Церкви говорила и на состоявшейся с 14 по 17 июня на острове Готланд конференции Церквей Балтийского моря. Но характерно, что наши «оппоненты» не приехали ни на этот межцерковный форум, ни на семинар в Гааге, где было более двухсот представителей различных правительственных и неправительственных организаций региона ОБСЕ. На заключительном заседании дипломаты обратили внимание на то, что представители тех государственных структур, к которым у участников семинара есть обоснованные претензии, почему-то отсутствуют. Я с грустью смотрел при этом на пустующее рабочее место, обозначенное надписью – Estonia…

Протоиерей Леонтий Морозкин.


> В начало страницы <


>