ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№8 (77)
август 2004

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
"Балтика"
Международный журнал русских литераторов
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Слепота духовная, слепота телесная...

Проповедь настоятеля храма Казанской иконы Божией Матери с. Пучково прот. Владислава Свешникова, произнесенная им на воскресной Литургии 3 августа 2003 г. (Неделя 7-я по Пятидесятнице. Мф. 9, 27-35.)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Среди многих евангельских рассказов об исцелениях, включая и исцеление слепых, этот краткий евангельский рассказ отличается некоторыми обстоятельствами, на которые не всегда обращают внимание. Прежде всего, как кажется, сам по себе незначительный факт, что слепцов было двое. Это дает нам право предположить, что действие, совершаемое далее Иисусом, имеет не просто личный характер, т.е. обращенный к личности, а, если угодно, к Церкви; потому что Иисус говорит: «Где двое или трое собраны во Имя Мое, там и Я посреде них». (Мф. 18, 20.) А то, что они собраны именно во имя Иисусово, свидетельствуется тем, как они просили: «Помилуй нас, Господи, Сыне Давидов». Это был характер обращенности не просто к чудотворцу, который имеет возможность совершить нечастое чудо — исцеление от слепоты; но это обращенность к Иисусу и как к личности величайшего ранга; причем, раз они оба вопияли одинаковым образом, это как раз и говорит о том, что они собраны во имя Иисуса Сына Давидова. Это и есть, собственно, признак Церкви, когда есть некоторое число людей, осознающих над собой реальное действие высшей личности. Таким образом, определяющими факторами бытия Церкви и оказываются, во-первых, собранность некоторого числа лиц; во-вторых, возглавление их личностью Божественной и, в-третьих, вера в то, что эта могущественная Божественная личность не просто где-то в некой отдаленности, непонятной и абстрактной, пребывает, а может оказаться здесь и сейчас. Разумеется, эти двое просителей у Иисуса представляли собой не более, чем образ грядущей Церкви, ведь еще и сама Церковь Новозаветная не была создана; к тому же они не были учениками Христовыми, а Церковь наша христианская состоит вся из учеников Христовых, и если кто-нибудь не считает себя таковым, то непонятно, по какому праву он считает себя верующим. И, наконец, это единство двоих в данном случае есть единство по их личной нужде. Поэтому можно сказать, что они собраны отчасти во имя Иисусово, а отчасти во имя свое — каждый во имя своей необходимости.

К сожалению, проходят века новозаветной Церкви, и нередко этот же тип духовного переживания сохраняется, когда, с одной стороны, как кажется, есть ощущение у людей, что они собраны во имя Иисусово, но часто бывает так, что вообще никакого ощущения собранности нет. Живут в одном месте, идти больше некуда — вот и оказываются все в одном храме, а не по внутреннему расположению к единению во имя Божие. И это, конечно, болезнь, болезнь духовная, одна из главных, которая есть у верующих людей. Не у всех, безусловно, потому что, слава Богу, многие собираются в единство духовное ради того, чтобы быть в этом единстве, возглавляемом подлинным Богом, Богочеловеком Иисусом Христом и Духом Святым, и Отцом Небесным. Потому что где Сын, там и Дух Святой, там и Отец. И это единство есть главная цель стремлений — единство с Богом и с теми, кто стремится быть в Боге. Но болезнь существует, и следствием ощущения болезни оказывается то, что люди приходят к Таинству покаяния. И хорошо, когда в покаянном переживании есть понимание того, что прежде всего нужно просить у Господа освобождения от своей слепоты. А это может быть только тогда, когда есть ощущение слепоты. Кто не понимает, что он слеп, тот, конечно, не будет просить освобождения. Когда речь идет о слепоте телесной, тут не спутаешь (хотя можно себе представить такую фантастическую картину, когда вдруг весь мир состоял бы из слепорожденных, и тогда даже никто бы и не знал, что бывает не слепота). Слепота узнается по сравнению со зрячестью. Что же касается слепоты духовной и душевной слепоты — непонимания самого себя, непонимания человеческих отношений, в том числе и прежде всего отношений между ближними, слепоты в отношении родителей к собственным детям, детей к собственным родителям — это виды слепоты самые заурядные и чаще всего вообще не ощущаются в своем личном переживании как слепота, потому что там, где есть ощущение того, что ты прав, нет понимания, что ты слеп.

Но главным образом эта слепота имеет место в отношении к Богу. В таком случае надо сказать, что подавляющее большинство не то что всего человечества, а, скажем конкретней, нашего народа — слепы. Не будем так наивны, чтобы полагать, что все, кто приносят крестить своих детей, уже тем самым и верующие. Если их потом ни разу не увидишь — никакие они не верующие и крестят ради каких-то магических ощущений или обычаев национальных или транснациональных, и больше ничего.

Да, мы каемся, но хорошо бы еще научиться каяться в том, в чем нужно каяться, видеть по-настоящему то, что нужно видеть, чтобы видеть безобразие своей психологии, всяких депрессий или наоборот — слишком большого ощущения «живчика» в себе до 70 лет, или чрезвычайной гневливости, злобности, или просто равнодушия, равнодушия к тем, кто рядом с тобой в церкви — это тоже вид слепоты, потому что к кому равнодушен, того не видишь. И вот когда это зрение хоть сколько-то открывается, — значит, исцеление возможно, но в том случае, когда будет стремление ко всему тому, что действительно нужно. Отметим хотя бы одно, потому что нас на это сегодня благословляет св. ап. Павел: «Тем же приемлите друг друга, якоже и Христос прият вас во славу Божию». (Рим. 15.7.) Если это приятие совершится, — конечно, не будет никакой ругани и недовольства, никаких претензий друг ко другу не будет, отношение к ближним будет как к чадам Божиим и живущим во славу Божию, потому что принимать ближнего надо не только психологическим ощущением, а «якоже Христос прият вас во славу Божию». Если такая установка хотя бы будет поставлена каждым перед собой, это и будет признак начала освобождения милостью Божией от ветхой, нечистой слепоты. Нужно быть только очень недовольным своей безобразной слепотой, своим нежеланием выстраивать свою жизнь с ближними в приятии их, как Христос принял нас в славу Божию. Дай Бог не то, чтобы ослепнуть (а иной раз не худо нам и подослепнуть, чтобы, по крайней мере, увидеть, что подослепли), дай Бог увидеть нам всем, что мы не очень зрячие; научиться нам просить, как просили эти два слепца: «Помилуй нас, Господи, Сыне Давидов». Милость Божия тогда в том и будет состоять, что исцеление от слепоты заставит нас видеть себя, мир и ближних, как подобает, а подобает «якоже Христос прият нас во славу Божию», по-настоящему любя Бога и от этой любви принимая источник любви ко всем. Аминь.

> В начало страницы <


>