ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№9 (78)
сентябрь 2004


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Мученик Владимир Анатольевич Правдолюбов

Продолжаем публикацию жития новомучеников Российских из потомственной священнической семьи Правдолюбовых.

15 лет.

Владимир Анатольевич Правдолюбов родился 22 июня (ст. ст.) 1888 года в городе Касимове. Его родители — протоиерей Анатолий Авдеевич и Клавдия Андреевна Правдолюбовы. Детство его прошло в Касимове, где он сначала получил домашнее образование, а в десятилетнем возрасте поступил в Касимовское духовное училище, где преподавал его отец — протоиерей Анатолий.

В 1903 году, в год окончания духовного училища, когда Владимиру Анатольевичу было всего пятнадцать лет, он совершил путешествие из города Касимова в Саров. Еще до наступления выпускных экзаменов, когда Владимир узнал, что в июле будет совершено прославление преподобного Серафима Саровского, он твердо решил отправиться в Саров, чтобы участвовать в этом всенародном торжестве. Он говорил об этом со своими товарищами и звал их с собой, но никто не поехал. Тогда Владимир отправился в Саров один.

Путешествие было нелегким: где-то пешком, где-то на пароходе, а где и на тряской телеге, но Владимир добрался до Сарова вовремя — к 18 июля (ст. ст.) 1903 года, когда только начались торжества прославления преподобного Серафима Саровского.

Владимир Анатольевич оставил свои путевые заметки, которые он делал во время путешествия. Эти заметки — свидетельство того, каким было у пятнадцатилетнего мальчика молитвенное настроение, какое благоговейное отношение к преподобному Серафиму. Он пишет, что когда подошел уже к Сарову, то почувствовал себя плохо и вспомнил, что давно уже не вкушал никакой пищи. В это время Владимир входил в лес и увидел много малины. Он начал ее есть. «Вдруг у меня появилась мысль, — пишет он, — что сам Серафим Саровский угощает меня такой сладкой малиной. Эта мысль так укоренилась во мне, что я уже не сомневался в том, что я пришел в гости и он меня угощает. Мною овладело такое сладостное чувство, что я перекрестился...»

С этих торжеств Владимир Анатольевич привез маленький образок преподобного Серафима Саровского, который до сих пор хранится у потомков.

Сразу же по возвращении из Сарова Владимир Анатольевич уезжает в Рязань и поступает в Духовную семинарию. Учится он успешно и заканчивает ее по первому разряду в 1909 году.

20-е годы.

В те годы Духовная семинария давала весьма солидное образование. Сохранился подлинный аттестат Владимира Анатольевича, в котором он аттестован по двадцати семи предметам. Наряду с церковными в семинарии изучались такие предметы, как: теория словесности, история русской литературы, физика, математика, логика, психология, философия, дидактика, а также ряд иностранных языков: греческий, латинский, французский, немецкий и еврейский. Курс обучения в духовной семинарии составлял шесть лет.

Но Владимир Анатольевич продолжил свое образование — в том же году он поступил в Киевскую духовную академию и окончил ее в 1913 году со степенью кандидата богословия. Темой кандидатской работы Владимира Анатольевича было: «Неразрывная связь любви к Богу и ближнему в жизни и нравственности христианина».

Перед Владимиром Анатольевичем открылся путь церковного служения, но он не был к тому времени женат, а принимать монашеский постриг не стал, не чувствуя к тому призвания. Он стал заниматься наукой, в основном психологией и педагогикой. Владимира Анатольевича пригласили в Житомир преподавать русский язык, словесность, а также логику и психологию в Учительской семинарии и женской гимназии имени святой Анастасии. Уже в августе 1913 года он приступил к своим новым обязанностям.

В 1914 году Владимир Анатольевич стал директором житомирской Учительской семинарии, а в 1915 и 1918 годах выезжал в Галицию как преподаватель на специальные педагогические курсы, организованные правительством для подготовки учителей народных училищ. Министерство народного просвещения отметило Владимира Анатольевича тем, что выразило ему благодарность «за энергичный, умелый и добросовестный лекторский труд» на этих курсах. Такую же благодарность выразил ему и генерал-губернатор Галиции. В 1916 году Владимир Анатольевич был награжден орденом святого Станислава III степени за общественную деятельность.

В 1917 году, с приходом новой власти, очень многое изменилось. Владимир Анатольевич впервые был арестован, но вскоре освобожден. В Житомире власть постоянно менялась: то устанавливалась советская власть, то приходили петлюровцы. Граница Украины с Россией была закрыта, поэтому выехать из Житомира, находящегося на территории Украины, было невозможно. Когда к власти приходили петлюровцы, в городе начинались погромы. Владимир Анатольевич несколько раз спасал от погромов тех, кому угрожала опасность. В одном случае несколько семейств укрылись на чердаке Учительской семинарии и благополучно переждали там погромы. В другом случае он вместе со своим другом, учителем семинарии, в одной небольшой комнате укрыл семейство из семи человек. Жилище этих людей было полностью разгромлено, но сами они остались живы. Такие погромы, по свидетельству Владимира Анатольевича, устраивали петлюровцы.

В Житомире Владимир Анатольевич трудился как преподаватель до 1921 года. В 1922 году он переехал в Москву, где продолжил свою педагогическую деятельность. Однако вместе с тем он стал заниматься серьезной научной работой.

В 1923 году Владимир Анатольевич стал доцентом Второго Московского государственного университета, читал лекции в Психотехнической лаборатории и Институте методов школьной работы. Областью его научных исследований были педагогика и психология.

В те годы среди ученых, занимающихся психологией, возникла идея создания нового направления в этой науке — специальной науки о ребенке: его воспитании, образовании и формировании как личности. При Втором Московском университете сформировался целый коллектив известных и талантливых ученых, которые активно разрабатывали это новое направление в психологии. Они публиковали свои работы отдельными изданиями, помещали статьи в известном в то время журнале «Психология, неврология и психиатрия». Вместе с ними работал Владимир Анатольевич, и деятельность его как ученого и педагога в эти годы успешно развивалась. Менее чем за семь лет, с 1922 по 1929 год, он издал три книги: «История письма» (Москва, Государственное издательство «Красная новь», 1924 год), «Работоспособность учащихся» (Издательство «Работник просвещения», Москва, 1926 год) и очень важный для педагогики труд — «Кино и наша молодежь». В центральной газете «Известия» в 1928 году были напечатаны две его статьи — «О юном кинозрителе» и «Учащиеся и кино», а в журнале «На путях к новой школе» в 1926 году были опубликованы статьи о его работе с родителями учащихся.

Особенно интересна его книга «История письма», которая вышла из печати со множеством иллюстраций.

Вместе с тем Владимира Анатольевича приглашали как специалиста в различные учреждения. В Военной академии он принимал участие в работе ее психологической лаборатории, где изучался новый для того времени метод тестирования, получивший теперь самое широкое распространение. В 1923 году он был участником Первого Всероссийского съезда по психоневрологии, на котором прочитал доклад «К вопросу об экспериментально-психологическом исследовании стенографов».

Однако проблемы воспитания молодых людей волновали Владимира Анатольевича не менее, чем наука. И знал он об этих проблемах из своего личного педагогического опыта. Владимир Анатольевич всегда занимался воспитанием детей и подростков — как в Житомире, так и в Москве он постоянно был с молодежью. В 1922 году, когда он приехал в Москву, он сразу же стал преподавателем. В те же годы он организовал приют для беспризорных детей и сирот. В этом приюте Владимир Анатольевич сам вел педагогическую работу и считал необходимым общение детей с природой, с миром искусства, с известными людьми.

Интересны работы Владимира Анатольевича о воздействии на психику ребенка кинофильмов. Уже в то время, в начале двадцатых годов, для него была понятна вся сложность нового явления. Теперь не только специалистам, но, наверное, всем, у кого есть дети, стала понятна вся пагубность воздействия на здоровье ребенка видеофильмов и компьютерных игр, а Владимир Анатольевич уже тогда предупреждал, что вместе с пользой даже простое кино может нанести психике ребенка серьезный вред. Он писал: «Если мы хотим, чтобы кино не принесло вреда нашим детям, не принесло вреда их психическому и физическому здоровью, не искалечило бы их, то мы должны остановить укоренившийся у нас взгляд на кино как на безобидное и невинное для наших детей развлечение. При условии правильной постановки дела кино может дать прекрасные, положительные результаты, и, напротив, оно может дать только отрицательные результаты и принести ряд существенных и серьезных неприятностей ребенку. Если десятилетний ребенок в день отдыха проведет в кино 20-30 минут и тем более час, то это будет значить, что этот день отдыха как таковой для него уже потерян, что в данном случае он лишился своего законного и необходимого отдыха». Если современная психиатрическая наука дает довольно расплывчатые рекомендации по данному вопросу, Владимир Анатольевич говорил конкретно и решительно: «Для детей до восьми лет, а лучше до девятилетнего возраста двери кинотеатров должны быть абсолютно закрыты. Мы должны внимательно следить за ребенком и за его поведением, за его настроением и отношением к кино, предупреждать признаки всевозможных ненормальностей — чрезмерного увлечения кино, податливостью внушению кинообразов, стремлении ко всякого рода «киногрезам». Во всех таких случаях мы должны принимать соответствующие меры: переключать внимание ребенка на другие предметы, направляя его активную деятельность по другому руслу».

Все это Владимир Анатольевич говорил, основываясь на своем личном педагогическом опыте и научных исследованиях. Государственное издательство в Ленинграде в марте 1929 года заключило с Владимиром Анатольевичем договор об издании его книги «Кино и наша молодежь».

Вместе с тем Владимир Анатольевич всегда был близок к Церкви и ее деятелям. Его отец, протоиерей Анатолий Авдеевич Правдолюбов, служил в эти годы в городе Касимове Рязанской области. Там же служили два его брата — протоиерей Сергий и иерей Николай. Сам Владимир Анатольевич лично знал святейшего Патриарха Тихона. Во многом благодаря этому знакомству произошла встреча протоиерея Анатолия Авдеевича и протоиерея Сергия Анатольевича со святейшим Патриархом Тихоном в 1924 году, на которой Святейший Патриарх поддержал «касимовских протоиереев» и подтвердил каноническое с ними общение, а Владимра Анатольевича, также принимавшего участие в этой встрече, деликатно убеждал принять монашеский постриг. Однако как и в юные свои годы, так и сейчас Владимир Анатольевич не чувствовал себя готовым к этому нелегкому подвигу, несмотря на то, что не был еще женат.

Возможно, по причине активной общественной деятельности Владимир Анатольевич до сих пор не мог устроить свою личную жизнь. Только в 1925 году, когда ему было уже 37 лет, он женился. Но брак этот нельзя назвать счастливым: детей у них не было, а в 1932 году, когда Владимир Анатольевич вернулся из заключения и ссылки, жена от него ушла.

Год 1928-й был последним относительно спокойным годом для Владимира Анатольевича. В 1929 году, четвертого июня, Владимира Анатольевича арестовали и заключили в Бутырскую следственную тюрьму. Более двух месяцев он находился под следствием. За это время ему предъявляли самые различные обвинения, доказать которые сами обвинители не могли. Например, на обвинение в восстании в городе Касимове в 1918 году Владимир Анатольевич отвечал тем, что с 1917 по 1922 год не выезжал из Житомира по причине закрытия границы между Украиной и Россией. На обвинение участия в погромах в городе Житомире в 1918 году он возражал, что, напротив, укрывал в те годы очень многих, кому грозили эти погромы, что могут подтвердить участники этих событий. Тем не менее, 8 августа 1929 года Владимира Анатольевича отправили в тюремное заключение на Соловки. Здесь он провел два года, после чего его отправили в ссылку — в город Вельск Северного края.

Когда в 1932 году Владимир Анатольевич вернулся в Москву, оказалось, что он лишен теперь возможности заниматься педагогической и научной деятельностью — ему запрещено было где бы то ни было работать. Более того, он даже жить в Москве теперь не имел права. Тогда Владимир Анатольевич уехал в свой родной город Касимов, который находится от Москвы в трехстах километрах. Здесь он стал преподавателем в местном Индустриальном техникуме.

В годы гонений на Православную Церковь в первой половине ХХ века за Христа пострадало множество верующих людей — это архиереи, священники, миряне. Все они исповедовали свою веру во Христа и не устрашились страданий, гонений и даже самой смерти. И поэтому являются для нас примером того, каким должен быть последователь Христа. Мученик Владимир — один из многих чад Церкви Христовой, кто претерпел и мучения, и изгнание, но остался верным Христу и сподобился от Бога мученического венца.

В 1933 году вместе со своим братом, иереем Николаем Анатольевичем Правдолюбовым, Владимир Анатольевич составил жизнеописание местночтимых подвижников благочестия — блаженной матроны Анемнясевской, царевича Иакова и отшельника Петра. Однако в следующем году ему пришлось уезжать еще далее от Москвы — в город Сергач Нижегородской области. Он и здесь трудился преподавателем.

Интересен рассказ одного очевидца, как уже в Сергаче один из студентов преподнес на Пасху Владимиру Анатольевичу яйцо и сказал: «Христос Воскресе!» Владимир Анатольевич при всей аудитории ответил: «Воистину Воскресе!» В те годы это было мужественным исповеданием веры.

В 1935 году Владимира Анатольевича снова арестовали за составление жизнеописания подвижников благочестия Касимовской земли и за его открытое исповедание веры Христовой. Это был уже путь к мученическому венцу. Два года он томился в тюремном заключении в карагандинских лагерях, а 21 сентября (ст. ст.) 1937 года принял мученическую кончину — Владимир Анатольевич Правдолюбов был расстрелян.

Решением Архиерейского Юбилейного Собора Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 года Владимир Анатольевич Правдолюбов причислен к лику святых как мученик. На канонизацию он был представлен Алма-Атинской епархией.

Протоиерей
Михаил Анатольевич Правдолюбов.
(Москва, июнь 2004 г.)
специально для «МП».


 
>