ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
9 (90)
сентябрь
2005


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Сотворившая чудо

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. XV, 13)


«Сотворившая чудо» — именно так называется спектакль, который идет на сцене Российского Академического Молодежного театра по одноименной пьесе Уильяма Гибсона. Этот спектакль сам по себе чудо — столько доброты передается со сцены зрителю. Этот спектакль учит сострадать и думать. И смеяться, даже если очень хочется заплакать.

Глава семьи, солидный господин мистер Келлер, имеющий сына от первого брака, овдовев, женится еще раз на молодой красивой женщине. Вскоре у них рождается дочка. Но счастье родителей длится недолго. Совсем крошкой после тяжелой болезни их маленькая дочурка теряет способность видеть и слышать. Единственное слово, которое малютка произнесла в своей жизни, — это «ва-ва», то есть «вода». Девочка любила звук журчащей воды. Больше она никогда не сможет говорить — такой страшный приговор вынесли врачи. Родители не жалеют ни сил, ни денег, чтобы спасти ребенка; употреблены все новейшие медицинские средства — все тщетно.

Девочка как маленький испуганный зверек мечется по дому и саду, только на ощупь различая предметы и людей, которые ее окружают. Иногда она падает на землю и бьется в истерике, и никто не может понять, чего она хочет, а она не может объяснить.

Наконец, когда все средства исчерпаны, миссис Келлер решает пригласить для дочки няню. В семью Келлер приезжает мисс Анни. Эта тучная, неловкая, порой просто нелепая особа обещает вылечить девочку. Джеймс, старший сын мистера Келлера, понимает, что девочка очень больна, но ревнует своего отца, который все внимание отдает только второму ребенку и новой жене, и кричит, что эта девчонка отравила жизнь всем в доме и что ее необходимо сдать в приют.

«В приют? — переспрашивает мисс Анни. — Знаете ли вы, что такое приют?» Выясняется, что мисс Анни сама была воспитана в приюте вместе с братиком, который умер, не выдержав тяжелых условий, холода, голода, от которых умирали даже жившие в комнатах детей крысы. Она была слепой, но ей сделали операцию, и она смогла видеть хоть что-то. Не в силах забыть весь ад, которым было ее детство, она решила посвятить жизнь тому, чтобы спасти хоть одного ребенка от такой же ужасной участи.
Несмотря на то, что в спектакле поднимается сложная и очень горестная тема, в нем много оптимизма и юмора. Сказать о страшной болезни с юмором, но без обидной и оскорбительной насмешки — великое мастерство.

Когда одна дверь счастья закрывается, открывается другая; но мы часто не замечаем ее, уставившись взглядом в закрытую дверь.

Когда мисс знакомится с воспитанницей, она заявляет, что девочка очень избалована, и начинает почти издеваться над ней, отнимая за непослушание любимые игрушки, не давая есть, пока девочка не сядет за стол как положено, а не как ей захочется. Родители в шоке от такой жестокости. Они все время старались окупить муки и так оделенного судьбой ребенка нежностью, заботой и исполнением всех прихотей девочки. Но мисс Анни заявляет, что это портит маленького человека, что в жалости много презрения, обидного снисхождения, желания отделаться, а не старания действительно помочь ребенку.

Воспитательница учит девочку правильно себя вести, чтобы адекватно выглядеть в обществе других людей, чтобы другие люди воспринимали девочку не диким запуганным зверьком, а человеком, пусть с ограниченными возможностями, но именно человеком. Борьба с замкнутым в своем мире больным ребенком требовала невероятных, героических усилий, настойчивости, терпения, мужества.

Только сокровища ума и духа имеют действительную ценность. Ими можно делиться, ничего не теряя. Они даже умножаются, когда ими делятся.

И при всем этом главной целью мисс Анни было обучить Хеллен языку глухо-слепо-немых. Это язык прикосновений, при котором каждая буква — это особое пожатие руки. Многие люди, которые потеряли зрение, слух и способность говорить в сознательном возрасте, с легкостью усваивают этот язык. Но сложность в случае с Хеллен заключалась в том, что девочка никогда не умела говорить. В ее сознании отсутствовала связь между вещью и словом, которое эту вещь называет. Девочка с легкостью повторяла жесты, но не могла осознать, что этим жестом можно о чем-то попросить, что этот жест — имя ее куклы, название стула.

Обычно, когда пишут о фильме или спектакле, конец не рассказывают. Но я понимаю, что многие читатели «Путеводной звезды» не смогут в ближайшее время посмотреть этот восхитительный спектакль, поэтому я решила рассказать, каков финал этой почти фантастической истории.

Многие люди просят у Бога спокойной и обеспеченной жизни, но такая жизнь не поднимает человека духовно, а тянет его вниз. Просите у Бога не труда, равного вашим силам, а просите силы, соответствующей вашему труду.

В тот момент, когда мисс Анни уже отчаялась научить чему-то еще свою воспитанницу, когда не верившие своим глазам, благодарные за уже достигнутый невероятный успех родители девочки выдали мисс Анни жалованье и она собралась уезжать, чтобы постараться помочь еще какому-нибудь ребенку, Хеллен, дотронувшись рукой до струйки воды, лившейся из крана, вдруг сказала «ва-ва». В этот момент в ее прежде потерянном для окружающих сознании вспыхнула искорка, которая осветила дорогу к пониманию других людей. Спектакль заканчивается на том, что «сотворившая чудо» мисс Анни обнимает Хеллен и обещает никогда от нее не уезжать.

Итак, чудо произошло. «Но, — скажете вы, — конечно, в театре возможно все. Любые чудеса происходят на сцене, в то время как в жизни такой девочке остались бы горькие дни одиночества, а ее отчаявшиеся родственники сдали бы ее в приют». На это я отвечу вам, дорогие читатели, что история Хеллен Келлер — не выдумка писателя или сценариста.

Американка Хеллен Адамс Келлер (1880-1968) родилась нормальным здоровым ребенком в городе Таксамбия, штат Алабама, в прекрасной старинной семье. В возрасте 19 месяцев после острого воспаления мозга и желудка Хеллен лишилась зрения и слуха, что для такого маленького ребенка означало и немоту. Талантливая учительница Анна Сулливан научила Хеллен писать, читать и даже говорить. Анна Сулливан учила Хеллен так, как обучается речи обычный малыш — подражанием.

Воля Божия в том, чтобы мы жили счастьем друг друга, а не несчастьем. Люди помогают друг другу своей радостью, а не горем.

Она «говорила» ей в руку целые фразы, дополняя смысл сказанного изобретенными Хеллен жестами. Эти находки и методы, которые применяла Анна при обучении слепо-глухой девочки, находят свое объяснение и подтверждение в новейших исследованиях психологов и лингвистов, изучающих детскую речь. Впоследствии Хеллен Келлер научилась читать пальцами «осязательные» книги для слепых и сама начала писать такие тексты, создаваемые проколами в бумаге. Хеллен Келлер получила высшее образование и стала талантливой писательницей. У этой мужественной, героической женщины оригинальный литературный стиль, она прекрасно формулировала глубокие мысли, дошла до интереснейших философских обобщений.

Некоторые из ее книг, такие как «Моя религия» и «История моей жизни», переведены на многие языки. В «Истории моей жизни» Хеллен Келлер повествует о том дочеловеческом состоянии, в котором пребывала ее душа до овладения «осязательным» языком.

Употребляйте свои глаза так, как будто завтра вы окажетесь слепыми... Слушайте музыку голосов, пение птичек, могучие звуки органа, слушайте так, как будто завтра вы станете глухими. Вдыхайте ароматы цветов, ешьте каждый кусочек пищи так, как будто завтра вы уже не сможете ни вдыхать ароматы цветов, ни вкушать пищу.

Когда слепо-глухую Келлер спросили, что бы она выбрала, если бы был выбор — слепоту или глухоту, — она сказала: слепоту. Потому что слепота отделяет от вещей, а глухота отделяет от людей. Долгая творческая жизнь Хеллен Келлер — достойный пример для всех потерявших веру в себя, отчаявшихся и заблудших.

Много лет спустя Марк Твен имел основания сказать: в XIX веке было два по-настоящему великих человека — Наполеон и Елена Келлер. (Мы привели в этой статье отрывки и мудрые мысли из книг этой необыкновенной женщины.)

Мисс Келлер вспоминает, как однажды учительница собралась вести ее на прогулку: «Она принесла мне шляпу, и я поняла, что иду на улицу, на солнечное тепло. Эта мысль, если можно назвать мыслью бессловесное ощущение, заставила меня прыгать и скакать от удовольствия.

Мы спустились по дорожке к колодцу, привлеченные благоуханием жимолости, в тени которой он стоял. Кто-то доставал воду, и учительница подставила мою руку под желоб.

Человек увеличивает свое счастье в такой мере, в какой он доставляет его другим. Не тот силен, кто поддается гневу, а тот, кто обладает кротостью и мягкостью.

Когда мои пальцы оказались в холодной струе, она просигналила в другую мою руку слово «вода», сначала медленно, потом быстро. Я стояла, боясь шелохнуться, сосредоточив все внимание на движении ее пальцев. Внезапно я почувствовала смутное ощущение чего-то забытого — трепетное волнение от забрезжившей в сознании мысли, и вдруг мне открылась тайна языка. Я поняла, что «вода» означает то изумительное, прохладное нечто, что текло по моей руке. Это живое слово пробудило мою душу, дало ей свет, надежду, радость, освободило ее! Конечно, оставались еще преграды, но их уже можно было преодолеть. Я покидала колодец с горячим желанием учиться.

Оказывается, у всего есть свое имя, и каждое имя будило новую жизнь. Когда мы вернулись домой, любая вещь, до которой я дотрагивалась, казалось, дышала жизнью. Это происходило оттого, что теперь я видела все с открывшейся мне новой неожиданной стороны».

Примечательно, что у нас в России была своя Елена Келлер — Ольга Скороходова. С ней занимался основатель обучения слепо-глухих — Иван Соколянский. Перед Отечественной войной в Харькове работала его школа-клиника. Ее закрыли в 1938 году, а педагогов обвинили во вредительстве. Три года спустя гитлеровцы, оккупировав Украину, сожгли всех оставшихся детей: «Зачем таким жить? Это же недолюди...». Соколянский спасся, переехал в Москву. Он умер в начале 60-х, завещав свое дело ученику — Александру Мещерякову.

Полина Ртищева.
«Путеводная звезда», №3, 2005 г.

 

> В начало страницы <

 


 
>